ГоловнаЗворотній зв'язок
Главная->Різні конспекти лекцій->Содержание->Глава 5. Мировоззрение в религии денег.

Религия денег

Глава 5. Мировоззрение в религии денег.

 

 

 

Исторически сутью религии денег было иступлённое поклонение идолу золота. Сегодня её сутью является поклонение особому циклическому, цифровому идолу денег и накопление максимального количества предметов поклонения. В зависимости от того, сколько таких предметов накоплено, приверженец религии денег занимает соответствующее место в воображаемой иерархии. Это место и волшебная сила накопленного полностью признаются остальными. Смысл иерархии – в возвышении одного человека над другим.

 

Не все люди в «развитых» странах Запада и Востока полностью принадлежат к этой вере. Многие совмещают или пытаются совместить христианские[145] и новоязыческие ценности. Но естественный отбор делает своё дело. Преимущество получают те, кто быстрее и полнее переходит в царство идола. Чтобы отличить их от остальных людей, мы называем приверженцев этой веры погаными.

 

 

 

Формула прибыли как ячейка общества

 

Семья у христиан, формула прибыли в религии денег

Главная заповедь христианства – любовь к ближнему. Любовь наиболее полно является в семье. Семья – это святая ячейка христианского общества, его главный основополагающий элемент. Добрая семья – главная цель в жизни, главное удовольствие, смысл жизни и способ продолжения жизни.

 

Семья начинается с мужчины и женщины, продолжается как род человека, как его народ, его страна. В конечном счёте, все люди христианского мира – одна большая семья.

 

В религии денег, берущей своё начало от купцов и торговцев, главной заповедью является получение максимальной прибыли, то есть накопление золота, денег, или предметов, которые могут быть обменены на деньги. Ячейкой денежного общества является счётная книга, или формула прибыли.

 

Прибыль = Доход – Расход.

 

Торговец жил со счётной книгой, спал со счётной книгой; мечтал о цифрах, которые могли бы появиться в его счётной книге. Когда деньги захватили власть над миром, торговцы решили, что всё в мире может и должно быть представлено в виде сундука и в виде счётной книги.

 

Будь то отдельный человек, пара людей (пол для цифр безразличен), или группа людей (фирма), для религии денег все они представляются просто как сундук или чёрный ящик, чёрный квадрат, у которого есть один вход и один выход.

 

Чем больше всосал чёрный ящик, и чем меньше он отдал, тем выше его заслуги перед идолом. Каждому ящику-сундуку приписана цифра накопленных им предметов поклонения. Эта цифра и представляет единственный интерес для идолопоклонника.

 

Основными документами любой фирмы, любого банка, любой корпорации являются бухгалтерские книги, годовые отчёты. Их формат не произволен, он обязан соблюдаться по закону. Загляните в эти отчёты – они все построены по принципу обыкновенной примитивной счётной книги.

 

Каждый индивидуальный человек тоже должен мыслить прибылью. Он обязан смотреть на всё с точки зрения роста своего состояния, увеличения своего имущества. Только тогда он получает доступ к необходимому для жизни и к удовольствиям.

 

Христианское государство интересовал сам человек, его здоровье, его мысли. Человек регулярно ходил на исповеди, посещал церковь, обсуждал со священником проблемы бытия. Праздник рождения нового члена семьи или горе смерти были важнейшими общинными событиями.

 

Для государства религии денег важны не сами люди, но та же формула прибыли. Любой человек обязан ежегодно в налоговой декларации отчитываться государству о своих доходах и расходах. Нарушивший это правило рискует попасть в тюрьму.

 

Здоровье людей или их душевные переживания это государство не интересуют. Если один из ящиков умирает, его номер просто вычёркивается из компьютера. Но деньги – это святое, государство достаёт свою долю даже из умерших «ящиков».

 

Удовольствие от насилия как суть прибыли

Прибыль достигается путём неравного обмена одних вещей на другие. Если бы обмен был равный, то прибыль было бы просто невозможно получить[146].

 

Естественно, что в основе любой прибыли лежит обман, известная только купцу разница между ценами[147]. Купцу необходимо увеличивать прибыль. Для увеличения прибыли возможны только два пути – уменьшить расходы, то есть купить дешевле, или увеличить доходы, то есть продать дороже.

 

Поганый осуществляет обман регулярно и совершенно сознательно. Именно этот обман, эта разница между ценами, и является смыслом его существования и мерой его удовольствия. Чем больший обман он совершает, и чем чаще он его совершает, тем выше прибыль и выше удовольствие.

 

Сознательный обман в интересах обманывающего есть прямое и осознанное насилие над человеком. Чтобы обмануть человека, чтобы максимально обмануть человека, надо хотеть, надо страстно желать этого, и надо получать от этого удовольствие.

 

Не от всякого насилия люди получают удовольствие. Бывают ситуации, когда к насилию прибегают из-за обстоятельств, в критических условиях, во время войны.

 

Но богатые совершают обман не ради куска хлеба. Богатые делают прибыль ради получения больших материальных наслаждений и большей власти.

 

 

Таким образом, сутью прибыли является удовольствие от насилия.

 

 

Это прямое и диаметральное противоречие с христианством. Невозможно любить ближнего и одновременно испытывать удовольствие от насилия над ним. Поэтому мы говорим, что религия денег – это религия Антихриста. Прибыль выступает как численное выражение насилия.

 

* * *

В конкуренции преимущество получает тот, у кого выше прибыль. Соответственно, тот, кто быстрее и полнее научится получать удовольствие от насилия, тот и выиграет естественный отбор. Сатанинские секты хорошо подходят для таких тренировок.

 

В подготовку профессиональных сэйлсменов (продавцов) входит такая психологическая установка: «У клиента есть деньги, которые принадлежат тебе. Ты должен пойти и быстро отнять свои деньги у этого ублюдка».

 

Желание быть выше кого-то в поганой иерархии, желание заставлять других выполнять свою волю имеет психологические корни во всё том же удовольствии от насилия.

 

* * *

Удовольствие от насилия логически ведёт к культу насилия, к поклонению грубой физической силе, культу оружия, культу мощных машин. Все эти культы процветают в современном западном обществе.

 

Когда не удаётся получить удовольствие от насилия обманом, поганый прибегает к прямому физическому насилию, к войне и агрессии. Будь то отдельный человек, корпорация или государство.

 

Далее цепочка «обман – насилие – физическое насилие» ведёт в «садизм – половые извращения – кровососание – каннибализм».

 

Наблюдаем ли мы половые извращения на Западе и сильнейший интерес к вампирам и каннибализму в американском кино и в американской душе?

 

* * *

Какова разница между уголовником и поганым? Во-первых, поганые пытаются обойтись без физического насилия, во-вторых, они стремятся действовать долгосрочным и скрытым, а не краткосрочным и явным, как мошенники, обманом.

 

Давайте опять вспомним формулу прибыли. Представим идеальный случай прибыли. Он наступает, когда затраты = 0. Если затраты равны нулю, это значит, что товар либо подарили, либо отняли.

 

Но если товар отняли, то это уже не торговля, а грабёж. Чтобы грабёж не выглядел грабежом, надо заплатить символическую цену. В таких случаях в контрактах обычно указывается платёж, например, в 10 долларов или 0.1 цента. Этим грабёж легитимизируется и становится простым актом купли-продажи.

 

В России такой подход был использован во время приватизации. Приватизация за ваучер – это уже не уголовное преступление, это покупка. Покупка завода за 10 долларов.

 

Двойственность сознания

Чтобы максимизировать прибыль, поганый должен постоянно держать в голове два отображения одного и того же предмета, товара. (1) Цену, по которой он сам купил, и (2) цену, которую он пытается заставить заплатить клиента.

 

Поганый должен быть очень убедителен в уговорах покупателя, он должен вжиться в эту вторую цену, должен сам верить в её единственно возможность. Он должен максимально расхваливать свой товар, набивать цену себе и товару.

 

С другой стороны, в момент закупки того же самого товара он должен максимально сбивать цену, занижать значение товара, унижать поставщика и давить на него.

 

Поганый должен держать в голове и два отражения одного и того же человека. Поганый должен, с одной стороны, всячески заискивать перед клиентом, льстить ему, ублажать его, улыбаться клиенту. С другой стороны, чтобы осуществить максимальный обман и насилие, в душе поганый должен презирать и ненавидеть клиента.

 

Эта необходимость удержания в сознании двух отражений одного и того же, необходимость удержания двух прямо противоположных чувств по отношению к одному и тому же человеку, порождает отличительное свойство поганого сознания – двойственность, двуличность. И эта двуличность прямо вытекает из формулы прибыли.

 

Хотите увидеть настоящее лицо демократического Запада? Перечитайте «Портрет Дориана Грэя».

 

Или просто посмотрите американские боевики и фильмы ужасов. Кино – это душа Америки. То, что нельзя говорить вслух, чтобы не сбить цену на товар «демократии», выражается в «искусстве».

 

Весь современный корпо-язык изобилует словами с двойным смыслом. Нельзя сказать «спад»; правильно – негативный рост (negative growth). Как политически корректно называется увольнение? Обратный наём (reverse hiring). Хотите получить обратную премию (reverse bonus)? Сам термин «политически корректный» – образец понятия двойного смысла[148].

 

* * *

Там, где преобладают связи людей и материи, двойственное сознание не имеет смысла. Строить имидж перед полем или перед станком можно, но это не даст никаких результатов. Более того, большего результата добьётся не тот, кто будет разделять своё сознание на две части, а тот, кто сосредоточит все свои умственные усилия на изучении материи.

 

В обществе, где преобладают связи между людьми, особенно, если эти связи строятся на насилии и обмане, тот, кто развил двойное сознание, тот, кто научился создавать образ и скрывать свои истинные намерения, действительно получит сильное преимущество перед остальными.

 

Чем выше мастерство двуличности, тем успешнее торговец; именно такие и выживают в поганом естественном отборе.

 

Одномерный мир

Формула прибыли требует сведения всего в мире к одному измерению, к единому общему знаменателю, к выражению всего в цифре денег.

 

Возникает даже не плоский, возникает одномерный мир.

 

Многообразие сводится к одной линии, по которой отложены цифры – значения в долларах. Человек ползёт по этой линии. Поднялся – значение увеличилось. Откатился назад – уменьшилось. Шаг влево, шаг вправо невозможен. Жизнь как труба.

 

События, предметы, товары, всё в этом мире сводится к тому, добавит ли это денег в сундук или изымет из него, продвинет ли вверх или вниз.

 

Поганые располагают всех людей на одной прямой. Top (верхний), best (лучший), first (первый). Топ-менеджер, бестселлер, первая леди[149]. Или ещё проще – #1.

 

Значение человека в одномерном мире сводится к точке. К точке на линии[150].

 

Страх и жадность

В одномерном мире у человека могут остаться только два чувства – боязнь опуститься ниже и желание залезть выше.

 

Соответственно, чувства поганого сводятся к одной отрицательной эмоции – страху, и к одной положительной – жадности.

 

Жадность – это производная от удовольствия от насилия.

 

Мы ещё не раз будем вспоминать о страхе и жадности, ибо управление всей рыночной экономикой строится на управлении именно этими двумя чувствами.

 

Помимо двух чувств, у поганого сохраняются только инстинкты – естественно, животные инстинкты.

 

Остальные человеческие чувства не переживаются погаными, а просто разыгрываются ими при создании имиджа, словно актёрами на сцене[151]. Поскольку поганые никогда и не испытывали настоящие чувства, то имидж сводится к кривлянию.

 

Материализм как любовь к вещам

В религии денег люди не могут строить отношения напрямую, строить отношения между душами. Между людьми постоянно присутствуют посредники – вещи и доллары. Люди в первую очередь смотрят вверх, на идола, а уже потом на ближнего. Ближний – это просто потенциальный источник денег и языческих удовольствий.

 

Соответственно, отношения между людьми сводятся к тому, кто из них получит прибыль. В них присутствует постоянное взаимное насилие, хотя и скрытое. Такие отношения между людьми только усиливают тягу к идолу, ибо деньги ассоциируются с приятным, а другие люди – с неприятным.

 

Если в душе насилие, то в душу никто не хочет смотреть. Когда человек человеку зверь, то не остаётся иного, как любить вещи, страстно любить вещи, делать культ из вещей. Иногда ещё любят домашних животных. Их любят, поскольку ни вещи, ни животные не могут отнять у поганого деньги, наоборот, они могут быть превращены в деньги. Отсюда и знаменитый индивидуализм Западного человека.

 

Люди ищут опору в вещах, ухаживают за вещами, заботятся о вещах. Из всех вещей автомобиль имеет особое значение в религии денег.

 

* * *

Нормальный человек в первую очередь обращает внимание на личность, на свойства характера, развитость мышления, на внутренние качества людей.

 

Если прислушаться к речи среднего западного язычника, то станет заметно, насколько он смотрит на мир через вещи, и замечает только вещи. Он не видит мир людей, он видит мир вещей.

 

Он с удовольствием, в деталях, опишет одежду, предметы, украшения, которыми владеет тот или иной человек. Воспоминания язычника – где и с какими вещами он сталкивался. Впечатления о странах – это впечатления о магазинах. Измерение прогресса – это появление новых вещей.

 

При общении с человеком, язычник не понимает, что такое душа. Он обращает внимание на тело. Он оценивает кожу, волосы, форму носа, фигуру и прочие измеряемые физические параметры. Это описание будет дано с точки зрения соответствия текущему телесному стандарту.

 

Откроем журналы. Они полны описаний вещей и восторгов о вещах. Они создают культы поклонников определённых вещей. Есть целая наука, как подбирать вещи друг к другу. Она называется «стиль». Все следят за изменениями в мире вещей – одежды, моды, новых моделей автомобилей.

 

Выход на экраны нового фильма посылает магазины бегущие толпы поганых женщин в за топиком стоимостью всего в 160 долларов, который сделает их всех похожими на сексуальных богинь из этого фильма. Женщины просто не могут себе позволить не купить этот топик.

 

Поганые очень любят обсуждать, какими вещами обладают самые богатые и знаменитые из них. Поганые часто говорят о том, что мужчину «делают» ботинки, галстук или часы, или запонки. Это вызывает восторг и алчное желание заполучить такую же вещь самому, ибо это продвинет их вверх в воображаемой линии, к которой они свели мир.

 

Христиане наделяют вещи душой, человеческими свойствами. Религия денег наделяет людей свойствами вещей.

 

Здесь вещи первичны; здесь люди вторичны, они просто прилагаются к этим вещам.

 

Вывернутый человек

В религии денег возникает вывернутый человек.

 

Во-первых, человек выступает как товар для других. В этом товаре важна внешняя оболочка, упаковка[152].

 

Поганые выбирают общение по тому принципу, как это отразится на их положении в иерархии. Акты общения становятся актами обмена статусом, из которых пытаются извлечь максимальную выгоду.

 

Отсюда не важно, нравится ли человек сам себе или нет. Важно, как его оценивают другие. Важно, дают ли ему как товару хорошую цену другие люди, или не дают. Насколько эгоистичен поганый, настолько он постоянно работает не на свои желания, а на вкусы других. Важно, какими вещами он владеет; важно, подходит ли его внешность под модные стандарты. Человек вынужден всё время следить за своей упаковкой, но его содержание никого не интересует.

 

Поганый постоянно набивает себе цену, и пытается сбить «цену» других людей. Если не набивать, то его посчитают дешёвкой, унизят, затопчут. С другой стороны, из-за этого поганый заранее предполагает, что все цены завышены и их надо сбивать.

 

Всеобщее самовосхваление доводит до того, что слово «good» (хороший), уже воспринимается как негативное. Все говорят «amazing, gorgeous, fantastic» (изумительный, великолепный, фантастический).

 

Они не говорят «ощущение», они говорят «сенсация». Сенсация сидения на новом стуле нашей фирмы[153].

 

* * *

Во-вторых, человек выступает исключительно как источник прибыли, что делает его служителем вещей.

 

Формула прибыли работает только с входом и выходом. То, что внутри человека, не имеет значения. Важна его способность приносить прибыль, но не содержание чёрного ящика.

 

Можно возразить – содержанием человека является его денежное состояние. Здесь возникает парадокс.

 

С одной стороны, только люди могут владеть деньгами и собственностью. Дом или нефтяная скважина не имеют своего счёта в банке. Но с другой стороны, стоимость имеется только у дома или у нефтяной скважины, у человека стоимости нет. Владелец умрёт, стоимость вещей не изменится, вещи будут просто привязаны к новому владельцу.

 

Каждый человек в отдельности работает не для себя, а для того, чтобы стоимость принадлежащих ему, или производимых им, вещей росла в сознании других людей.

 

В этом заключён замечательный механизм коллективного идиотизма, иступлённое языческое поклонение вещам. Как будто вещи подчинили себе людей и хитрым способом заставили их работать на себя. От человека остаётся только внешняя форма, оболочка. Внутри же человека – пустота.

 

 

 

Рыбка в аквариуме стоит денег, свинья в стойле стоит денег. Человек ничего не стоит, потому что он не может быть ничьей собственностью, не может быть рабом. Даже самый богатый миллиардер ничего не стоит. Цену имеет только принадлежащая ему собственность.

 

Но иногда человек является чьей-то собственностью на определённое время, например, футболист, связанный контрактом с клубом. Тогда у него сразу появляется стоимость.

 

Но в любом случае, человек – короткоживущий товар. Любые долгосрочные и высокодоходные инвестиции по определению должны делаться в наименее изменяющиеся вещи – золото, землю, недвижимость.

 

Всё во имя инвестиций, всё во благо инвестиций. Всё во имя недвижимости, всё во благо недвижимости. Всё во имя доллара, всё во благо доллара.

 

В производстве машины имеют неоспоримое преимущество. Машине не надо платить, и её можно продать. Поэтому машины вытесняют людей.

 

Человек становится тем беднее, чем больше богатства он производит. Человек становится тем более дешевым товаром, чем больше товаров он создает. Чем больше полезных вещей, тем больше бесполезных людей. В прямом соответствии с ростом стоимости мира вещей, растет обесценение мира человеческого[154].

 

В этой системе важен идол, а не человек. Не развитие людей, но сохранение и рост стоимости вещей. Не формирование личностей и характера, но сохранение в глазах будущего значения символов религии[155]. Воспитание в религии денег сводится к воспитанию почитания символов культа.

 

Эгоизм

К понятию вывернутого человека примыкает и исключительный эгоизм поганого. Поскольку душа поганого изолирована от других людей, то у неё остаётся два пути – либо искать удовольствия в раздумьях о денежном боге, либо заняться своими эгоистическими желаниями.

 

Он восклицает: «Я хочу! Мир принадлежит мне! Важны только мои желания!»

 

А какие у него желания, помимо животных инстинктов? Естественно, что в пустоте нет и не может быть желаний. Желания опять сводятся к обладанию теми или иными вещами.

 

Поэтому управлять поганым очень просто. Надо просто подсказать ему, какими вещами он хотел бы владеть. Поганый будет считать, что это его сокровенное эгоистическое желание, и начнёт топтать всё на своём пути к этим вещам.

 

Заметим, что поганый не собирается ничего делать своими руками, он хочет взять готовое. Остаётся направить его в нужный магазин.

 

После приобретения вещи поганый сам станет расхваливать её, ибо этим расхваливанием он поднимает себя в глазах других.

 

Потребление против создания

Формула прибыли требует сокращать расходы и увеличивать доходы. Когда это становится правилом повседневной жизни, то любая работа воспринимается как расход, а удовольствия – как доход. Возникает желание работать по-минимуму, но получать удовольствия по-максимуму.

 

Созидание и труд воспринимаются как унижающие поганого, а потребление – как возвышающее. Он стремится потребить как можно больше.

 

Потребитель полностью утрачивает и способность, и желание творить. Его жизнь превращается в уклонение от работы. У него появляется свободное время, которое надо чем-то занять, развлечься. Он занят поиском всё новых развлечений, всё более ярких, но и более примитивных.

 

Шопинг становится любимым времяпровождением. Но то, что достаётся без труда, не приносит удовлетворения. Потребитель бежит за всё новыми и новыми покупками, которые успокаивают его только на очень короткое время.

 

Есть сходство между сознанием поганого и сознанием кочевника-грабителя. Как кочевник вечно бежит за добычей, так поганый – за прибылью. Как кочевник сжигает и убивает на своём пути, так корпорация уничтожает сознание людей и природу.

 

 

 

55