yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Різні конспекти лекцій->Содержание->Финансовое управление миром

Религия денег

Финансовое управление миром

 

Управление иерархией валют

 

Финансовое управление как вид религиозного управления

В первую очередь надо понимать, что любой финансовый контроль – это вид религиозного контроля. Он состоит из контроля идола – денег, контроля других предметов поклонения, а также контроля сознания идолопоклонников.

 

Подобно тому как Папа Римский управляет сознанием католиков, так верховные жрецы религии денег управляют своими верующими. Подобно тому как Папа Римский может освятить икону или мощи, жрецы религии денег наделяют особой «магической силой» долларовые бумажки или цифры в памяти компьютеров, идеальное золото, которое немедленно обретает власть над всеми товарами и всеми отношениями людей в мире.

 

При анализе финансового контроля следует помнить, что движению денег всегда соответствует движение власти и движение реальных товаров.

 

Для финансового контроля колоний необходимо наличие слоя идолопоклонников в верхнем и среднем уровне управления колониями[290]. Если у власти стоят люди, для которых национальные или, например, культурные интересы важнее, чем максимизация прибыли, то финансовый контроль ослабевает.

 

Если у власти[291] в колонии стоит иступлённый поганый, то он открыто говорит – я сосредоточил у себя всю власть, но я только тогда начну шевелиться, когда мне создадут условия для получения новой высокой прибыли. Когда создадут условия для отправления моей главной и единственной религиозной нужды – удовлетворения бесконечной жадности, когда создадут условия для получения удовольствия от насилия.

 

* * *

Давайте докажем, что вопреки всем сказкам о свободном рынке, рыночная экономика – командная экономика. Что она более командная, чем это можно себе представить.

 

Во-первых, команды исполняются беспрекословно, мгновенно и без колебаний. Во-вторых, исполняющие команды даже не осознают, что они действуют по приказу, а не по своей воле.

 

Давайте докажем, что цены на огромное число продуктов в странах третьего мира меняются не на основе законов спроса и предложения, а по прямой команде из Вашингтона, из этого Ватикана религии денег.

 

Будем исходить из того, что такая команда должна быть с одной стороны скрытой, с другой стороны – массовой и открытой, чтобы она могла мгновенно дойти до всех верующих.

 

Как её увидеть? Просто посмотрите на первую полосу любой газеты, послушайте любые программы новостей в колониях. С чего начинает свой день любой предприниматель или бизнесмен? С проверки этого сигнала. Это курс национальной валюты по отношению к доллару.

 

Согласно учебникам рыночной экономики, цена определяется на основе свободного спроса и предложения на определённый товар. Но при изменении курса валюты, физически с товарами ничего не происходит. Ни спрос, ни предложение не меняются, количество товаров в обороте не изменяется, даже количество рублей в обращении не меняется. Но цены меняются – просто по религиозному сигналу.

 

Вспомните времена лет 15-20 назад, когда Россия – Советский Союз были независимой страной. Сколько раз в день вы слышали о курсе рубля по отношению к доллару? Думали ли вы о курсе доллара, совершая покупки или планируя свою жизнь? Долдонили ли о курсе доллара каждые пять минут по радио и печатали ли его на самом видном месте газеты? Правильнее спросить, знали ли вы вообще, что такое курс доллара и зачем он нужен?

 

Посмотрите американские новости или американские газеты. Пишут ли они на первом месте о курсе доллара? Меняются ли внутренние цены в США в зависимости от колебаний курса доллара? Знает ли средний американский бизнесмен, какой сейчас курс доллара – и по отношению к чему?

 

Управление валютами через золото

Целью управления национальными валютами является создание всемирной пирамиды неравенства, установление неравных соотношений цен на рабочую силу, природные ресурсы и товары в разных странах.

 

Эти соотношения устанавливаются таким образом, чтобы метрополии могли бесконечно вывозить из колоний те товары, которые их интересуют, не отдавать особо ничего взамен и препятствовать развитию колоний.

 

Исторически первым шагом на пути к финансовому управлению миром были попытки свезти всё золото, то есть все предметы поклонения идолу в свою страну, в свой банк.

 

Тогда все помыслы идолопоклонников в других странах обращались к тому, чтобы завладеть этим золотом, и они подчинялись командам владельцев золота. Собственная воля идолопоклонников всегда парализована – они не могут действовать иначе, по другим мотивам, кроме как ради золота.

 

В соответствии с размерами накопленного золотого запаса и определялось положение стран в мире, иерархия бедных и богатых стран.

 

Почему США стали лидером «свободного мира» после Второй мировой войны? Потому что это была самая развитая страна? Почему именно после Второй мировой войны?

 

Потому что в тот момент в США находились 80 процентов мирового золота (который перекочевал туда из Европы в оплату за военные заказы двух мировых войн).

 

* * *

Когда появились бумажные деньги, они были, или, по крайней мере, должны были быть жёстко привязаны к золоту и в любой момент могли быть обменены на золото.

 

Таким образом, количество денег в обороте было жёстко ограничено размерами золотого запаса. Новые деньги появлялись только в том случае, когда добывалось новое золото или золото отвоёвывалось у других стран. Если новые деньги печатались без золотого покрытия, то рано или поздно эмиссия заканчивалось паникой и банкротствами. Таким образом, иерархия мировых валют была опять жёстко связана с золотыми запасами стран.

 

Если соотношение курсов валют привязано к золоту, то и стоимость рабочей силы в разных странах зависит просто от размера золотого запаса этих стран, а не от производительности, образованности работающих или качества труда, и даже не от количества рабочих[292].

 

Управление валютами через долг колоний

Как мы отмечали в предыдущей главе, от количества денег в обращении зависят цены на товары и рост производства. Поскольку целью производства является накопление золота, то его количество в стране напрямую влияет на развитие производства (а вовсе не количество сбережений или количество капитала как физически накопленного труда).

 

Как мы помним, главной причиной кризисов является концентрация капитала наверху иерархии и выведение денег из реальных рынков на «фиктивные» – казино, пирамиды или просто складывание в сундуки. Рыночная экономика даёт два рецепта для выхода из этой ситуации – или увеличить налоги, или взять во внутренний долг. В реальности страны Орды выходят из этого тупика выпуском новых денег и выпуском вечного долга – идеального золота.

 

Но что остаётся делать слабым развивающимся странам? Золота у этих стран нет, поскольку если оно и было, его уже давно вывезли в метрополии. Если они установят высокие налоги, никто не будет ничего производить в этих странах – потому что производить на экспорт для метрополий будет невыгодно из-за налогов, а собственного золота, собственной приманки, ради которой поганые развернут производство, у этих стран опять-таки нет. Если они выпустят свою валюту, обеспеченную очень маленькими золотыми резервами, то метрополии смогут её легко обесценить. Взять в долг внутри страны тоже нечего.

 

Слабым странам остаётся один выход – взять золото взаймы у тех стран, где оно есть (или у МВФ). Но в долг им дадут только под процент.

 

Допустим, страна взяла в долг 1 тонну золота под 7 процентов годовых. Она может отдать долг только одним способом – произвести товары на экспорт, которые будут обменены в метрополии на золото, причём надо ещё покрыть проценты. Заметим, что страна не сможет произвести товары для собственного потребления, потому что внутри бедной страны нет золота, которым можно было бы отдать внешний долг.

 

Теперь представим, что мы говорим уже не о золоте, а об идеальном золоте, которое метрополии могут вообще выпускать по собственному желанию в любых количествах. Если передача реального золота в долг колониям по крайней мере уменьшала количество золота в метрополии, то выпуск идеального золота не уменьшает запасы метрополий.

 

От метрополии зависит, сколько она даст колонии; какие товары, и по каким ценам она возьмёт у колонии в обмен на уплату долга. Таким образом, метрополии могут контролировать и экспорт, и внутреннее производство колоний, и конкуренцию между колониями за право поставок в метрополию, и курсы валют, и соотношение стоимостей рабочей силы.

 

Метрополии устанавливают более высокий курс валюты для своих союзников (например, для бывших социалистических стран Европы); для тех, кто им нужен по военным или политическим соображениям (например, для Турции). Для непокорных или для просто не представляющих никакого интереса стран устанавливается особо низкие курсы. Если метрополиям надо привлечь на свою сторону ту или иную страну, они всегда могут приманить её пряником кредита и финансовой помощи (например, Украину).

 

Сочетая финансовый контроль с описанным выше товарным контролем и с управлением сознанием, метрополии получают практически полную власть над многими странами мира даже без применения военной силы.

 

Сосредоточив в своих руках всё золото и всё идеальное золото, жрецы религии денег могут устанавливать валютные курсы по всему миру примерно с такой же эффективностью, с какой Госкомцен устанавливал розничные цены в СССР.

 

Устойчивость валюты и золотой запас

Но управления валютами через долг недостаточно для достижения полного контроля над группой стран, экспортирующих в метрополии нефть и другие жизненноважные для метрополий товары. Эти страны в меньшей степени зависят от долгов, а метрополии серьёзно зависят от импорта из них. Для этих стран необходимо организовать отток капиталов, то есть вывоз из них товаров без возвращения полученной выручки.

 

Вначале давайте рассмотрим, как движение капитала в страну и из страны влияет на курс валюты. Валютный курс устанавливается через обмен долларов[293], вырученных экспортёрами, на национальную валюту, которую импортёры хотят потратить на импорт.

 

Допустим, что страна экспортирует на 10 миллиардов долларов в год, а импортёры хотят потратить 300 миллиардов рублей на импорт. Тогда курс установится на уровне 300 / 10 = 30 рублей за доллар. Если приток рублей увеличивается, то курс рубля падает, если приток долларов увеличивается, то курс рубля растёт.

 

Для упрощения представим, что оплата за товары ведётся в золоте. Пусть у одной страны есть 100 тонн золота, и у другой – 100 тонн. Тогда их валюты (при одинаковом содержании золота) будут соотноситься как 1 : 1. Если одна страна вывезла товары стоимостью 50 тонн золота, а другая ввезла на 50 тонн, то золотые запасы не изменятся, соотношение валют сохранится.

 

Если бы все деньги, вырученные за реально произведённые товары, попадали на биржу, то курс обмена можно было бы назвать более-менее справедливым[294]. Теперь давайте представим, что экспортёр нефти из первой страны решил не возвращать полученные за нефть 50 тонн золота назад, а вложить его в чужой стране. Тогда, чтобы оплатить импорт, его страна будет вынуждена расстаться с частью своего золотого запаса.

 

Соотношение золотых запасов изменится следующим образом: 100 + 50 = 150 в первой стране, и 100 – 50 = 50 во второй стране. Теперь размеры золотых запасов будут не 1 : 1, а 150 : 50, или 3 : 1. Хотя импорт упал всего на 50 процентов, курс валют изменился в 3 раза.

 

Если мы возьмём пару метрополия – колония, например, с величинами золотых запасов в 1000 и 100 тонн, и курсом валют 10 : 1, то от невозврата 50 тонн выручки соотношение изменится на 1050 : 50 = 21 : 1, то есть произойдёт падение национальной валюты на 210 процентов по отношению к предыдущему курсу.

 

Если же дисбаланс в 50 тонн наступил между двумя метрополиями, у каждой из которых по 1000 тонн золота, то их валюты изменятся как 1050 : 950 = 1.1 : 1. Падение курса составит всего 10 процентов.

 

Таким образом, даже небольшое изменение торгового баланса между странами разного «калибра» приводит к очень существенным изменениям в курсах валют. Поэтому невозврат даже небольшой части валютной выручки в колонию критически влияет на устойчивость её валюты.

 

Устойчивость валюты и ёмкости рынков

В наши дни роль золотого запаса выполняют ёмкости рынков, обслуживаемых той или иной валютой.

 

Ёмкость рынка – это общее количество долларов или рублей находящихся в обращении, при этом привязанных к обслуживанию товаров (иными словами, обеспеченных товарами).

 

Естественно, что к товарам и рынкам относятся не только необходимые временные товары, но и накопительные – недвижимость, акции, казино и так далее. Конечно, увеличить ёмкость рынка за счёт пирамиды недвижимости или акций гораздо проще, чем за счёт выпуска новых реальных потребительских товаров.

 

* * *

Чем выше разница между размерами рынков, тем чувствительнее слабая валюта к колебаниям торгового баланса. Увеличение ёмкости рынков для национальных валют, как мы отметили, во многом зависит от их золотых и валютных резервов и регулируются через заимствования МВФ.

 

Почему на валюты с малыми ёмкостями рынков сильнее действуют колебания экспорта-импорта?

 

Представим ёмкости рынков в ослиной модели. Пусть на рынке одной страны ходит 1000 долларо-ослов, на рынке другой – 100 эквивалентных по товарной нагруженности ослов-рублей[295].

 

Если 50 рублёвых ослов подвозят товары к границе, но ничего не увозят назад, то они возвращаются пустыми на внутренний рынок, нагруженность товарами уменьшается вдвое, и рублёвые цены прыгают на 200 процентов. Если же на другом рынке из 1000 долларо-ослов тоже 50 вернутся пустыми, то цены на долларовых рынках поднимутся всего на 5 процентов.

 

При уводе денег за границу без возвращения товаров действуют те же закономерности, что и при переходе воинских частей на сторону противника. Это не просто минус с одной стороны, но плюс с другой, с резким изменением соотношения сил. Чем меньше армия, тем она чувствительнее к потере даже небольшого отряда.

 

* * *

Чем выше доля экспорта и импорта в экономике страны, тем она сильнее зависит от других стран, и тем более уязвимо её внутреннее производство и курс её валюты. Соответственно, метрополиям крайне выгодно «международное разделение труда» и несамодостаточные страны.

 

 

 

85