yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Різні конспекти лекцій->Содержание->Изъятие денег через инвестиции

Религия денег

Изъятие денег через инвестиции

Чтобы потратить финансовые инвестиции, существуют все те же три способа, что и потратить займы.

 

Инвестиции отличаются от займов только тем, что дата их возврата формально не установлена. Но инвестиции могут быть выведены из страны просто по желанию владельца денег. Они могут обрушить курс национальной валюты или вызвать сильные проблемы с производством в любой момент, и нисколько не согласуясь с желаниями или потребностями жителей слабых стран[300].

 

Плюсом инвестиций является то, что правительства не отвечают по убыткам инвесторов. Минусом – что поведение инвесторов непредсказуемо, неуправляемо, зависит только от их жадности и страха; обычно носит массовый лавинообразный характер и заканчивается паниками.

 

Традиционным способом защиты от такого поведения являются временные ограничения на вложения капиталов. Например, в Чили устанавливался минимальный срок инвестирования в пять лет. В момент азиатского валютного кризиса 1998 года Малайзия ввела мораторий на вывод инвестиций, действовавший несколько месяцев. Естественно, что любые ограничения «свободы рынка» вызывают резкое недовольство МВФ, поскольку уменьшают власть верховных жрецов.

 

* * *

В целом, для бедной страны инвестиции всё же лучше, чем ничего. Кто же получает инвестиции?

 

Следует понимать, что на международных рынках инвестиции получает не любая страна, а только та, где ниже всего относительная стоимость рабочей силы[301].

 

Если, например, Китай установил монопольно низкую стоимость рабочей силы на уровне 3-4 доллара за 12-ти часовой рабочий день, то, чтобы перебить Китай и привлечь инвестиции в Россию, надо установить в России ещё более низкую зарплату.

 

Иногда инвестиции можно привлечь особенными природными условиями (например, в курорты или в банановые плантации), но это, как правило, инвестиции в сервис и сельское хозяйство. Инвестиции в промышленность делаются именно по минимальной стоимости рабочей силы.

 

Поэтому колонии постоянно конкурируют между собой по бесконечной спирали вниз – кто быстрее снизит зарплату и уменьшит социальную защиту. Для этого же создаются оффшорные зоны и вводятся специальные налоговые льготы.

 

* * *

В реальности у слабой страны есть единственный способ отдать заём или инвестиции – получить новый кредит или инвестиции, которыми покрыть старые, то есть играть во всё ту же пирамиду.

 

С одной стороны, это постоянно увеличивает долг стран и выплаты по процентам. С другой стороны, для получения каждого нового кредита странам приходится всё сильнее унижаться перед метрополиями и МВФ и идти на выполнение их любых условий.

 

* * *

А может быть мы всё-таки не правы, сгущаем краски, а МВФ искренне пытается помочь экономике третьего мира?

 

Давайте посмотрим на те случаи в истории, когда Орда действительно хотела поднять определённые страны по политическим причинам. Наиболее крупной операцией был план Маршалла для восстановления послевоенной Европы, чтобы преградить путь социализму. Из недавних примеров – объединение ГДР и ФРГ.

 

В обоих случаях использовались не займы, а многолетняя безвозвратная финансовая помощь, прямые денежные вливания. При этом, хотя и послевоенная Европа, и ГДР отнюдь не были отсталыми странами, для их выравнивания понадобились десятки миллиардов долларов помощи. После объединения Восточная Германия получила один триллион долларов безвозмездной помощи; и всё равно зарплата в восточных землях примерно в полтора раза ниже, чем в западных.

 

Для принятия Греции, Португалии и Испании в европейский общий рынок была разработана специальная пятнадцатилетняя программа прямой экономической помощи этим странам. При том, что они тоже не были отсталыми, но просто находились ниже уровня Германии и Франции.

 

МВФ прекрасно осознаёт, что кредитами и долгами он никоим образом не помогает странам, а управляет ими в своих интересах. В наши дни развивающиеся страны платят примерно 13 долларов в виде процентов по существующим долгам на каждый доллар получаемых от Орды новых грантов.

 

Обмен товаров на пирамиду государственного долга

Следующим способом изъятия денег является вовлечение частных средств из колоний в финансовые пирамиды в метрополиях. Иначе говоря, обмен товаров из колоний на пирамиду долга в метрополии.

 

Подобно тому как узкий средний класс колоний меняет необходимое всем на удовольствия для немногих, так самый верхний слой колоний меняет необходимое всем на пирамиды для единиц.

 

Рассмотрим самую простую пирамиду – пирамиду государственного долга.

 

Как мы помним, формула привлекательности инвестиций, которой оперирует поганый, выглядит как

 

Привлекательность = Процент Дохода * Риск / Время

 

 

В этой формуле метрополии полностью управляют составляющей риска. С одной стороны, золотые и валютные резервы метрополий заведомо выше, отсюда риск ниже.

 

С другой стороны, риск или кредитный рейтинг, даже формально и юридически определяется тремя-четырьмя монопольно управляемыми кредитными агентствами, расположенными только в США и Европе. Агентства могут по своему желанию увеличивать или уменьшать риск по тем или иным долгам, бондам, займам, акциям и так далее, вызывая немедленное изменение цен на рынках[302].

 

С третьей стороны, контролируя сознание людей в колониях, можно увеличивать восприятие риска, и не меняя формальный рейтинг.

 

 

В результате, слабые страны вынуждены конкурировать с метрополиями за собственные деньги, стремясь оставить их у себя, привлечь в производство. Имея более низкий кредитный рейтинг, слабые страны находятся в заведомо проигрышной ситуации. Их единственный выход для привлечения средств – это платить по долгам более высокий процент, чем платят метрополии. Высокий процент, в свою очередь, усложняет выплату долга, и ещё больше снижает рейтинг и повышает риск.

 

Возможности займа слабой страны определяются (1) объёмами её экспорта, (2) дефицитом госбюджета и (3) существующими долгами. Ей остаётся только увеличивать экспорт и снижать внутренние государственные расходы (в первую очередь социальные выплаты[303]). Иными словами, полностью работать на Орду, а не на своё население.

 

* * *

И всё равно слабая страна может обанкротиться и не выплатить по долгам. США, с другой стороны, обанкротиться в принципе не могут, потому что они контролируют выпуск идеального золота и всегда смогут напечатать доллары для покрытия долгов[304].

 

США как бы обладают правом бесконечного заимствования и правом построения бесконечной пирамиды долга. Не случайно их дефицит торгового баланса (то есть превышение импорта над экспортом, стоимости ввезённых товаров над вывезенными), даже при крайне неравных ценах и при исключительно высоком курсе доллара составляет 1 400 000 000 долларов в день[305].

 

Для сравнения, весь валовой внутренний продукт, производимый Россией, составляет менее 1 миллиарда долларов в день.

 

Если мы учтём, что плюс 1.4 миллиарда в США означает минус в активах слабых стран, вроде Таиланда, Малайзии или Филиппин, откуда товары текут в США, то несложно представить, каким бы был реальный курс доллара, если бы поставленные у власти в колониях идолопоклонники не отправляли ежедневную дань на центральный алтарь своей поганой веры[306].

 

* * *

Давайте внимательнее посмотрим на эти цифры. Официальному среднему уровню дохода в 150 долларов в месяц в России соответствует доход в 3000 долларов в США. Есть колонии с более низкой зарплатой, чем в России, есть с более высокой, то это соотношение довольно типичное.

 

Мы можем принять, что в среднем заработная плата в США примерно в 20 раз выше, чем в колониях (за совершенно аналогичный труд).

 

Импорт США составляет 3.85 миллиарда долларов в день[307]. Из этого импорта 0.67 миллиарда в день приходится на Западную Европу, 0.33 миллиарда на Японию; в сумме на сильные страны Орды – 1 миллиард долларов в день. На колонии – 2.85 миллиарда в день. Это – только официальный импорт, исключая украденное верхушками колоний.

 

Мы можем считать, что производство внутри США товаров, импортируемых из Западной Европы и Японии, обошлось бы примерно в такую же сумму, поскольку стоимость рабочей силы в этих странах и в США примерно одинакова.

 

Стоимость товаров, импортируемых из третьего мира, будь они произведены в США, составила бы 2.85 миллиарда * 20 = 57 миллиардов долларов. Таким образом, совокупный импорт США с учётом неравенства в оплате рабочей силы, эквивалентен 57 (из третьего мира) + 1 (из Западной Европы и Японии) = 58 миллиардам долларов в день.

 

Возьмём официальный объём ВВП США – порядка 25 миллиардов долларов в день. Из этой суммы вычтем добавленные стоимости (маркетинг, реклама, розничная продажа, транспорт, страхование и т.д.), которые образуются исключительно от перепродажи колониальных товаров внутри США по повышенным ценам.

 

Сравним цены на китайские товары в самом Китае или в России, с ценами на эти же китайские товары в США. Мы увидим разницу в 2-3 раза по еде, в 3-5 раз по мелким бытовым товарам, и в 100 раз по тем товарам, на которые наклеены модные брэнды. Точно вычислить общий коэффициент добавленной стоимости сложно, мы можем принять, что цены увеличиваются как минимум в 4 раза[308].

 

Таким образом, 2.85 миллиарда импорта из колоний даёт не менее 8.5 миллиарда добавленной стоимости в день[309], плюс порядка 30 процентов добавленной стоимости на товары из Европы и Японии, итого 8.8 миллиардов в день. Соответственно, ВВП без добавленной стоимости на импорт составил бы 25 – 8.8 = 16.2 миллиардов долларов в день.

 

Таким образом, США импортируют не менее чем в 3.5 раза больше, чем они производят сами (58 / 16.2).

 

Но даже имея 20-кратный коэффициент преимущества по стоимости рабочей силы, они не в состоянии покрыть свой импорт экспортом[310].

 

Дефицит торгового баланса США с Японией и Европой составляет порядка 0.45 миллиарда в день, с остальными странами – 0.95 миллиарда в день. Таким образом, из своего эквивалентного (по стоимости рабочей силы) импорта они вообще не оплачивают 0.95*20 + 0.45 = 19.5 миллиарда долларов в день. Иными словами, они бесплатно потребляют больше, чем производят сами.

 

* * *

Сейчас совокупный внешний долг всех стран третьего мира, вместе взятых, примерно в три раза меньше, чем долг правительства США. А ведь помимо правительства США, свои долговые обязательства в огромных количествах выпускают правительства других стран Орды, правительства отдельных штатов, провинций, земель, главы городов и муниципалитетов этих стран.

 

Совокупный внешний долг американских корпораций, местных органов власти и частных лиц, составляет порядка 25 триллионов долларов, то есть примерно в 5 раза выше, чем внешний долг центрального правительства (составляющий около 5 триллионов долларов и растущий ежедневно)[311].

 

С помощью финансовых компаний и инвестиционных портфелей все желающие в странах третьего мира могут без труда получить эти бумажки в обмен на товары, произведённые новыми рабами.

 

Обмен товаров на рынки казино, на пирамиды акций и недвижимости

По сравнению с метрополиями, концентрация капитала в колониях приобретает ещё более высокие пропорции, поскольку уровень всех видов насилия в колониях выше, чем в метрополиях, и узурпация власти тоже сильнее. Как мы отмечали в 7-й главе, в любой стране сконцентрированные наверху иерархии капиталы всегда уходят на рынки казино или в пирамиды.

 

Верхушки колоний естественным образом стремятся к выведению своих капиталов за границу, боясь нестабильности внутри колоний и потенциальной конфискации наворованного. Всё, что остаётся сделать метрополиям – это организовать у себя пирамиды акций и недвижимости, а также рынки казино, и не дать этим рынкам развиться в колониях.

 

Получаем ситуацию, когда стоимости в колониях постоянно падают, а стоимости в метрополиях постоянно возрастают.

 

* * *

Старым, но эффективным способом выкачивания денег из колоний является создание в метрополиях престижных казино, скачек, букмекерских контор.

 

Русская «знать» в конце XIX – начале XX века регулярно просаживала миллионы в казино по всей Европе, особенно в Монте-Карло. Это было эквивалентно вывозу из России тысяч вагонов зерна просто за право покидать кубик и испытать азарт игры в престижной великосветской компании. Как мы видим, ситуация в конце XX – начале XXI века полностью повторяется, только компания из великосветской превратилась в уголовную.

 

Таким же образом «знать» из Южной Америки просаживает деньги в Нью-Йорке и Лас-Вегасе, «знать» из Азии и Африки – в европейских столицах.

 

* * *

Для создания пирамид недвижимости, она должна постоянно расти в цене в метрополиях, и не должна расти в колониях.

 

Как мы отмечали в предыдущей главе, пирамиды самоподдерживаются – чем больше приток денег, тем выше растут цены, тем более привлекательны пирамиды, тем больше в них притекает денег. Однажды запустив рост цен на землю в Европе, США и Японии, нужно просто изредка впрыскивать туда деньги и поддерживать имидж.

 

Для снижения стоимости земли в третьих странах, в них нужно создавать постоянное ощущение нестабильности, периодически бомбить или иным образом разрушать недвижимость. Ведь главное – относительное, а не абсолютное преимущество. В принципе, любые беспорядки в колониях очень хорошо опускают в них цены на землю, и благотворно влияют на цены в метрополиях. Цену земли хорошо понижает и простое загрязнение промышленными отходами.

 

* * *

Для роста пирамид акций в метрополиях, следует не допускать создания серьёзных рынков акций в колониях. Прекрасный способ борьбы с излишне активными биржами третьих стран – периодические обвалы национальных валют. После таких обвалов акции в этих странах теряют всякую привлекательность на 5-10 лет.

 

Для усиления своих фондовых бирж ордынцы создают всевозможные налоговые льготы тем, кто вкладывает в них деньги. Доход, вкладываемый в Орде в акции, полностью или частично не облагается налогом (IRA в США, RRSP в Канаде). Прибыль, полученная от игры на бирже, облагается более низким налогом, чем заработная плата[312]; не облагаются налогом дивиденды от акций.

 

Жители стран Орды в принципе не могут не участвовать в пирамидах. Это – единственный способ получить пенсию[313]. Во-первых, даже государственные пенсионные фонды прямо или косвенно (через кредит спекулянтам или корпорациям) вкладывают деньги в акции. Во-вторых, государственные фонды платят только минимальную пенсию, поэтому почти все жители Орды вкладывают в корпоративные или в индивидуальные пенсионные планы. Эти планы находятся в постоянной конкуренции между собой и действуют по принципу максимальной прибыли, стремясь перетянуть к себе как можно больше вкладчиков. Поэтому они не могут не вкладывать, и должны вкладывать именно в самые быстрорастущие пирамиды[314].

 

Как видим, тут действует тот же принцип, что и при образовании пирамид на недвижимость через ипотечные кредиты (для акций кредиты заменены налоговыми льготами), о которых мы говорили в 7-й главе. Большое количество денег искусственно замыкается в определённых контурах. Если бы не было налоговых льгот на вложения в акции, цены на них просто были бы ниже, и для покупателя акций не имело бы значения, есть налоговая льгота, или нет. Но тогда бы он не стимулировался жадностью (вкладывая в акции, он и налог не платит, и получает прибыль от роста акций), а деньги из колоний не текли бы в метрополию в обмен на растущие в религиозном сознании бумажки. И главное, было бы иное соотношение между стоимостью акций и стоимостью рабочей силы в колониях.

 

* * *

Для всех жителей колоний самая же простая и доступная пирамида – это рост курса наличного доллара. Имея неограниченные запасы золота и идеального золота, Орде не составляет труда запустить и поддерживать пирамиду роста доллара или евро. Чем больше желающих обменять рубли на доллары, тем больше товаров можно вывезти в обмен опять на простые бумажки. Что лишний раз подтверждает тезис о том, что финансовое управление – это вид религиозного управления.

 

 

 

87