ГоловнаЗворотній зв'язок
Главная->Географія->Содержание->Уния Англии и Шотландии.

Страноведение

Уния Англии и Шотландии.

 Англия и Шотландия были объединены в в королевство Великобритания в 1707. Со времени возвышения в 1603 шотландской линии Стюартов эти два королевства находились в личной унии короля. Каждое из них сохраняло собственный парламент, граждане одного из них считались иностранцами на территории другого. Тарифные и иные ограничения, в частности на проход судов, мешали развитию экономических связей; например, шотландским купцам был закрыт доступ к торговле в рамках Британской империи. Лишь на короткое время, в 1654–1660, при Кромвеле, Англия и Шотландия составляли части единой республики.

Англия вступила в войну за Испанское наследство в 1702, в год смерти Вильгельма III и восшествия на английский престол королевы Анны. В упорной борьбе с Францией, где все еще правил «Король-Солнце» Людовик XIV, виги были полны решимости сокрушить неприятеля, тогда как тори настаивали на скорейшем заключении мира. Война, таким образом, стала предметом партийной политики. Людовик был сторонником реставрации Стюартов; этой же позиции, по существу, придерживалось и значительное число тори. Разумеется, реставрация привлекала и многих шотландцев; возможность нападения на Англию с севера в то время, как английские войска сражались с Францией и ее союзниками на континенте, была очевидной. Чтобы помешать любым серьезным шагам внутри самой Англии, направленным на возвращение к власти якобитов, английский парламент в 1701 принял акт о престолонаследии, по которому в случае смерти Вильгельма и его наследницы Анны корона должна была перейти к внучке Якова I Софье, курфюрстине и вдовствующей герцогине Ганновера, и ее наследникам. Парламент в Эдинбурге отказался принять аналогичный закон. С политической точки зрения, позиция шотландцев была сильной, и они могли диктовать свои условия, но с экономической точки зрения Шотландия была бедна и уязвима. Северное королевство, никогда не имевшее сильной экономики, было к тому же значительно ослаблено попыткой создать в 1698 базу в Дарьене (Панама). Поэтому союз двух королевств привлекал обе стороны, хотя и по совершенно разным причинам.

В промежутке между битвами на континенте при Блениме (1704) и Рамийи (1706) английские и шотландские представители разработали юридическую базу унии. Шотландский парламент утвердил соглашение, однако настоял на том, чтобы пресвитерианская форма церковного управления и шотландское законодательство были сохранены на территории к северу от Чевиот-Хилс. 1 мая 1707 по акту об унии Шотландии с Англией два королевства были объединены в одно государство. В объединенной палате лордов Шотландия могла быть представлена 16 пэрами, избираемыми сословием пэров в начале каждой парламентской сессии, а в палату общин предусматривалось избрание 45 шотландских представителей. Поскольку в обеих палатах представителей от Шотландии было менее одной десятой от общего числа членов, ожидалось, что реальное влияние шотландцев в Вестминстере будет незначительным. С другой стороны, шотландские экономические интересы получали значительную поддержку, поскольку предприниматели бывшего северного королевства получали доступ на рынки, как в самой Англии, так и за ее пределами – во всех владениях Империи. В Шотландии принесение в жертву экономической независимости ради получения экономической выгоды не вызывало большого энтузиазма. Что касается Англии, то здесь на унию не обратили того внимания, которого она заслуживала; англичане сосредоточенно наблюдали за перипетиями политической борьбы внутри своей страны и кровавыми сражениями за рубежом, особенно при Ауденарде (1708) и Мальплаке (1709).

Несмотря на то, что главнокомандующий английской армией Джон Черчилль, герцог Мальборо, не поддержанный тори, был отстранен перед самым окончанием войны, Британия по Утрехтскому мирному договору 1713 получила несколько французских территорий, включая Аркадию, остров Ньюфаундленд и земли вокруг Гудзонова залива; от Испании были получены порт Маон на острове Менорка и Гибралтар, а также право асьенто – монополию на поставку рабов в течение 30 лет испанским колониям в Америке (4800 рабов в год). Кроме того, Британия могла теперь ежегодно отправлять в Портобело и Веракрус торговое судно водоизмещением 500 т. Право на эту прибыльную торговлю было передано компании Южных морей.

Герцогиня Ганновера Софья и королева Анна умерли в 1714. Британский трон занял сын Софьи, принявший титул короля Георга I. Считая себя обязанным вигам, он подбирал министров исключительно из членов этой партии. К сожалению, Георг не говорил по-английски, а его министры не знали немецкого языка. Латынь же служила плохим посредником. Ум и сердце Георга, а часто и он сам оставались в Ганновере. Однако вигам это было только на руку. Хотя какое-то время виги составляли меньшинство в парламенте, тори оказались расколоты и деморализованы. Доля правды содержалась и в расхожих обвинениях в поддержке ими якобитов. Традиционно тори всегда брали сторону короля, но теперь у власти стоял вигский король. Якобитское восстание 1715, легко подавленное правительством, укрепило репутацию вигов и соответственно дискредитировало оппозицию. Послевоенное восстановление Британии шло поразительно быстрыми темпами. Деньги лихорадочно вкладывались в предприятия, которые день ото дня становились все более рискованными. Возникла ситуация экономического бума. Роберт Уолпол, сторонник вигов, в связи с этим несколько раз предупреждал правительство об опасности экономического краха. Поэтому, когда после банкротства компании Южных морей разразился кризис, он стал естественным кандидатом на пост премьера, которому вменялся задача вернуть нации ее богатства, вложенные в то, что стали впоследствии называть «мыльным пузырем Южных морей».

 

38