yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Історія->Содержание->ГЛАВА X. Реакщя и либерализма

Учебник новой истории

ГЛАВА X. Реакщя и либерализма

I.  Международный отношетя въ эпоху вйнскаго конгресса и Священнаго союза (§§ 268-274).

II.  Обшдя черты внутренней жизни западной Европы въ первой половин* XIX в. (§§ 275-279).

III.   Отдъмьныя страны до 1830 г.: Гермашя (§ 280), Франщя (§§ 281—286) и AHMifl (§§ 287—290).

IT. lUiflme шльской peвoлюцiи на Европу (§ 291). -

V. Отд'вльныя государства до начала пятидесятыхъ годовъ: Гермашя (§§ 292— 293 и 304 — 312), Франщя (§§ 294 — 303) Венгр1я (§ 313), Пта.-ия (§ 314) и Анг- лхя (§ 315).                                                                *

I.

268*. Собравшшся въ В'бн'Ь посл4 низложешя Наполеона Принципы конгрессъ въ исторш XIX в. получилъ такое же значеме, какое конгресса, въ ХУП в. принадлежало вестфальскому миру. Вгьнскгй кон­грессъ былъ естественнымъ завершетемъ коалищи, низвергшей Наполеона, такъ какъ, разрушивъ имперно и всб ея создашя, союзники должны были установить въ Европе какой-либо поря-докъ. Въ своихъ рйшешяхъ государи и дипломаты въ 1814 — 181 5 гг. руководились несколькими принципами, которые, однако, не всегда совпадали между собою. Проникшись въ общемъ прин­ципов легитимизма, т.-е. возстановлешя законныхъ правъ, на-рушенныхъ револющей и Наполеономъ, они не въ состоянш были, да и не хотели возвратить влад^шя вст>мъ законнымъ ди-наспямъ (напр., мелкимъ князьямъ въ Германш) и совсбмъ не распространяли этого принципа на старыя республики (Венецш, Геную, Рагузу, Голландно, германсше имперсше города), потому

— 233 —

что должны были считаться съ совершившимися фактами, а съ другой стороны, не довгьряли республиканской форм>ь. Вм^стт. съ тймъ признано было справедливымъ наградить государей. наиболее сод'Ьйствовавшихъ низверженш Наполеона, и, на-наказать гЬ государства, которыя противились союзникамъ (Сак-сошя и Дашя). Наконецъ, дипломаты считали полезнымъ оградить Европу отъ безпокойной Францш бо.тве сильными второстепен­ными государствами, увеличивъ влад^шя непосредственныхъ сосе­дей Францш. Переделывая карту Европы, вйнскш конгрессъ забо­тился и о политическомъ равновпсги, но совершенно не припи-малъ въ расчетъ начала национальности, разъединяя полити­чески пащи, чувствовавппя свое единство, и соединяя въ одно цЕлое чуждые другъ другу пароды.

269. Главныя террищйальныя изм^нетя, произведенныя на Создашя BiHCKOMb конгрессе, были агвдующдя. Рошя вышла изъ борьбы конгресса. увеличенною присоединешемъ Финляндш, Бессарабш и большей части великаго герцогства Варшавскаго подъ назвашемъ цар­ства Полъскаго. Александръ I хогблъ получить все великое гер­цогство, но долженъ былъ уступить Познань Hpycciu, а Рали-цт (частью населенную русскимъ племенемъ) Aecmpiu, кромЬ Кракова, превращеннаго въ вольный городъ. Австр1я сверхъ Га-лищи получила Тироль, Зальцбургъ, Ломбардта съ Венещей (.Томбардо-венещанское королевство) и Далмащю (королевство Иллирт). Прусая же—сверхъ Познани и н'Ьмецкихъ областей, утраченныхъ по тильзитскому миру, половину Саксонги и боль­шую область на Рейшъ. На границахъ Францш было создано коро­левство Нидерландское изъ Голландш и Бельии, съ передачею его королю и герцогства Люксембургскаго въ Германш. Было также усилено прежнее королевство Сардинское присоединешемъ къ нему Савойи и бывшей республики Генуи. Дав!я была наказана отня-тгемъ Нервегш, отданной шведскому королю. Въ Испанш и Пор-тугалш возстановлены были старыя правительства. Англ1я завла­дела островами Мальтою и Телыоландо.иъ и прюбр-Бла протек­тората надъ 1оническими островами, что было очень выгодно для ея морского могущества. Завоеванпыя колоши она тоже удержала за собою. Пталгя по втшскимъ трактатамъ 1815 г. была устроена атвдующимъ образомъ. Въ северной Италш на­ходились королевства Сардинское и Жомбардо-Венецганское, при­соединенное къ Австрш, и неболышя герцогства Модена, Жукка и Парма. Среднюю Италш составляли великое герцогство Тос­канское, доставшееся брату австр1йскаго императора, и Папская область. Въ южной Италш ценою измены Наполеону удержался

— 234 —

сначала Мюратъ, но во время „ста дней" онъ перешелъ на сто­рону Наполеона, былъ побъжденъ и впослЬдствш за попытку возсташя разстрълянъ. Въ Неапо.т воцарилась прежняя дина-смя. Господствующею политическою силою сдшаласъ въ Италш Лвстр'ш (черезъ Ломбардо-венещанское королевство и Тоскану).

Особенно много хлопотъ доставило венскому конгрессу устрой­ство Гермаши. Вернуться къ старому феодальному строю и средне­вековой имперш было немыслимо, по и стремлеше передовыхъ лю­дей эпохи (напр., Штейна) къ политическому объединение также не могло осуществиться, потому что идея нащональнаго единства еще не успела глубоко проникнуть въ народное сознаше, а князья бывшаго Рейнскаго союза не хотели лишиться своей власти. Выбранъ былъ среднш путь. Вместо прежнихъ трехсотъ пяти­десяти княжествъ и республикъ, въ Гермаши признано было те­перь тридцать восемь юсударствъ: одна mmepifl (Австр1я), пять королевствъ (Прусшя, Саксошя, Ганноверъ, Бавар1я и Вюртем-бергъ), 28 княжествъ съ разными титулами (между ними Люксем­бурга и Шлезвигъ-Гольштейнъ, бывнпе въ рукахъ у королей ни­дерландского и датскаго) и четыре вольныхъ города (Гамбургъ, Любекъ, Бременъ и Франкфутъ-на-М.). Всб эти государства образовали изъ себя Германскт союзъ съ особымъ союзнымъ сей-момъ въ Франкфуртп-на-М. подъ предевдательствомъ Австрш. •Это последнее государство заняло вообще первенствующее по-ложете въ средней Евроть, господствуя одновременно надъ раз­дробленными Гермашей и Итал1ей. Вся политика Австрш заклю­чалась теперь въ охраненш этого положешя. Ея руководящей ми-нистръ, князь Жеттернихъ (1773 —1759). бол'Ье всего заботился о томъ, чтобы въ Гермаши и Италш не происходило никакихъ перем'Ьнъ, такъ какъ он4 могли бы подействовать на нъмецкихъ и итальянскихъ подданныхъ Австрш и лишить ее выгодъ занятаго положемя. Второю политическою силою въ Гермаши была Прус-с1я, состоявшая изъ двухъ главныхъ частей на востоке (старыя земли) и. западе (прирейнская Прушя), между которыми лежала вся остальная сЬверпая Гермашя. Такое географическое поло-жеше создавало для Пруссш господствующее положеше въ этой части Германскаго союза.

еЬнскяго

270*. Несмотря на все недостатки порядка, созданнаго вън-скимъ копгрессомъ, онъ- надолго обезпечилъ меоюдународный миръ конгресса, въ Евроть. Въ слъдуюнця десятил'Ьпя Европа пережила три эпохи револющонныхъ потрясенш (1820, 1830, 1848 гг.), но они пе нарушили мира между европейскими государствами, и такое положеше дълъ продолжалось до начала пятидесятыхъ годовъ,

— 235 —

т.-е. около сорока л^тъ. Весь международный порядокъ въ этотъ длинный перюдъ времени основывался на согласш пяти великихъ державъ: Австрш, Англш, Пруши, Poccin и Франщи {пентар-хгя), хотя ихъ интересы нередко и сталкивались между собою. Прежде всего въ пентархш существовало политическое раздъме-iiie на три восточныя державы (Poccifl, Австр1я и Прушя), быв-ш1я абсолютными монархиями, и двй державы западныя (Фран­ция и Англ1я), имйвпля понапишущонное устройство. Между самими восточными державами были яесоглаая: Австр1я и Poc­cifl им4ли разные виды относительно Турит; Poccifl одно время даже сблизилась съ западными державами (наварипская битва, въ которомъ флоты Росой, Англш и Франщи победили турокъ въ 1827 г.), а кромт, того, и обт> велшпя помещая дер­жавы соперничали меокду собою въ Германги. Между Антей и Франщей тоже возникали неудовольств1я изъ-за вл1яшя на вто­ростепенный государства западной Европы, изъ-за преобладашя на Востоке и изъ-за колонгальныхъ интересовъ. Не одинъ разъ въ течете сорока л&тъ грозила вспыхнуть война, которая могла бы сделаться общеевропейскою, но вев международныя недо-разуагвшя улаживались мирно. За то второстепенныя государ­ства утратили въ это время возможность вести самостоятельную политику и даже устраивать по-своему собственныя ввутреншя дЬла, такъ какъ велиюя державы признали за собою право вме­шиваться въ эти дела съ ц^лью подавления револющй. Един­ственною противницею такого направлешя политики была Англ1я, главнымъ же органомъ политики вмешательства сделался „Свя­щенный союзъ".

271. Первая мысль о Священномъ союзп принадлежала импе- Священны

.                         ,      „                                                                                               союзъ.

ратору Александру I. Въ молодости этотъ государь получилъ воспитате въ духгЬ французскаго вольномыЫя, но впостбдствш онъ проникся релииознымъ настроетемъ и даже сталъ вид'Ьть въ своей борьбе съ Наполеономъ выполнеше посланничества свыше. Низложивъ вмести съ своими союзниками Бонапарта и въ союз'Ь съ ними устроивъ Европу, русски императоръ естественно желалъ упрочить созданный на венскомъ конгрессе порядокъ и пре­дотвратить международныя войны. Лучшую для этого основу онъ вид4лъ въ хрнсианской релипи, проповедующей братство на-родовъ, представителями которыхъ являются государи, какъ бы уполномоченные Провидена. Актъ Свящепнаго союза, лично со­ставленный императоромъ, вм'Ьнялъ государямъ въ обязанность отечески управлять своими подданными и побратски помогать другъ другу. Такимъ образомъ въ основу союза были положены

идеи, совершенно противоположныя политической философш XVIII в. Примкнуть къ союзу были приглашены прежде всего Австр1я и Прусшя, съ которыми Pocciio связывали въ прошломъ польсгае разделы (1772—1795) и войны съ Франщей (1799— 1815), а въ настоящемъ—одинаковость государственной! формы. Потомъ къ союзу присоединились и друггя государства. ВнгЬ его стояли, кромъ Турщи, какъ державы нехристаанской, папа, счи­тавши себя выше другихъ государей, и Анипя, потому что союзъ билъ ^заключенъ самими монархами безъ у частя ыи-нистровъ, чего не допоскала англШская конститущя. Главными членами Священнаго союза оставались, однако, лишь три во­сточный державы. Сначала австршскш министръ Меттернихъ отнесся къ проекту несочувственно и даже усмотръмъ въ немъ опасныя идеи, но потомъ искусно воспользовался союзомъ для охранешя выгодныхъ для Австрш порядковъ, созданныхъ вън-скимъ конгрессомъ, и для подавлешя какихъ бы то ни было на-цюнальныхъ движенш, которыя могли бы быть ей опасными. Между прочимъ, ему удалось убедить главнаго союзника Австрш въ томъ, что христхане-греки, возставнпе противъ магометанской Турщи, только бунтуютъ противъ своего законнаго государя.

272. Вйнскш конгрессъ былъ началомъ 'цгълаго ряда дру­гихъ конгрессов (въ Ахенъ, Троппау, Лайбахт> и Верон'г,), вполне соотвгБтствовавшихъ идет. Священнаго союза решать междуна­родные вопросы полюбовными соглашешями, но па этихъ же кон-грессахъ и выработался принципъ вмешательства въ дъла дру­гихъ государствъ. На ахенскомъ конгрессы 1818 г. решено было до срока освободить Францию отъ иностранной оккупащи. Три друпе конгресса были заняты дгьлами Испанги и Италш, въ которыхъ въ начале двадцатыхъ годовъ вспыхнули революцш. На Пиренейскомъ и Апеннинскомъ полуостровахъ послт. 1814 происходила страшная реакц1я, которая раздражала народъ и войско. Въ частности въ Испаши король (Фердгтандъ VII, 1814— 1833), отм'Ьнилъ конституцию 1812 г., которую объщалъ со­блюдать, apaifl же была недовольна перспективою войны въ Аме­рике, гдт> испанскгя колоти (Колумб!я, Чили, Перу, Урагвай, Мексика), ставпия фактически независимыми во время наполео-новскихъ войнъ, не хотели возвратиться подъ прежнюю власть метрошши. Въ началт. 1820 г. въ Испаши вспыхнула военная ре-волюцгя (Piew), и конститущя была возстановлена. Приверженцы старины не хотели, однако, сдаваться, и дъло дошло до междоусоб1я. Тагая же революцш произошли черезъ полгода въ Неаполгь и Сиии-мщ гдт. король (Фердинандъ V) тоже вынужденъ былъ согласиться

— 237 —

на конституцию. ЗагЬмъ вспыхнуло военное возсташе и въ Пор-тугалш, король .которой оставался жить въ Бразилш, предоста-вивъ англичанамъ распоряжаться въ Лиссабоне. Въ 1821 г. на­чалось революционное движете и въ Сардинш, где войско также заставило правительство дать конституцию. Во всбхъ этихъ пере-воротахъ первую роль играло войско, въ которомъ, какъ и въ образованномъ обществе, господствовали французсюя политиче-сия идеи. Замечательна популярность испанской конституцт 1812 г. въ этомъ движеши: кроме самой Испанш, она вводи­лась или по ея образцу составлялись конституции въ Неаполе, Португалш и Сардинш. Въ Италш это политическое движeнie сопровождалось и нацгональнымъ. Итальянсше патршты стреми­лись именно къ освобождешю Италш отъ Австрш и къ объединение ея въ одно ц/влое. Они действовали преимущественно путемъ тай-ныхъ обществъ (гсарбонаргевъ, т.-е. уголыциковъ), „венты" которыхъ были образованы по примеру масонскихъ ложъ. Южно-романсгая револющи встревожили Священный союзъ, и опъ решилъ насиль­ственно подавить-все эти движешя. На конгрессахъ въ Троппау и Лайбахгъ (1820 и 1821) ABCTpifl добилась поручешя произвести военную экзекуцгю въ Италш, что и было ею исполнено. Такое же поручеше дано было веронскимъ котрессомъ (1822) Франщи по отношение къ Испаши, где французами тоже насильственно были уничтожены все перемены, произведенныя революцией. На обоихъ полуостровахъ возстановленъ былъ абсолютизму и про­изошла реакщя, руководимая католическимъ духовенствомъ. Въ Неаполе, напримеръ, было даже запрещено учиться простой гра­моте всемъ, у кого не было известнаго состояшя. Казни и тюрьмы довершили расправу съ либералами.

273. Въ конце двадцатыхъ годовъ Священный союзъ сталъ, ^ однако, расшатываться, и скрепила его вновь лишь новая ре­волюция во Франщи („польская" 1830 г.). Причиною этого кри­зиса въ отпошешяхъ между Pocciefi и ея союзницами, Австр1ей и Ilpycciefi, было греческое возсташе. На Балканскомъ полу­острове среди порабощенной хрисианской „райи" (стадо) со вре­мени турецкихъ войнъ Екатерины II утвердилось убеждеше, что Россгя освободитъ своихъ единовуьрцевъ. Уже раньше xpnciiane д'Ьлали частпыя попытки возсташя (а черногорцы такъ-таки и отстояли свою свободу), но более крупныя движешя произошли лишь въ начале XIX в. Въ 1806 г. и 1815 гг. возстали сербы {Кара-Георйй и Мщошъ Обреновичъ) и даже добились известной автономш подъ формой вассальнаго княжества. При помощи Poccin получили самоуправлеше и румыны въ такъ называемыхъ дунай-

— 238 —

скихъ княжествахъ (Молдавги и Валахги). Но самое сильное движете произошло среди грековъ. Изъ низшихъ классовъ гре-ческаго населетя давно формировались повстанческ1я банды полу-разбойническаго характера (ктфты), а среди более зажиточныхъ классовъ возникли тайныя общества или дружины (этерт) вроде карбонарскихъ „вентъ". Гречесше патрюты черезъ своихъ едино-племенниковъ, жившихъ за границею, начали также вступать въ сношешя съ иностранными государями и политическими деяте­лями. Первая попытка къ возстанио была сделана (изъ Валахш) генераломъ русской службы кн. Ипсгианти (1821); успеха она не им'Ьла, но вызвала целый рядъ народныхъ вспышекъ на югЬ •Балканскаго полуострова, которыя, однако, подавлялись турками съ страшною жестокостью. Греки защищались отчаянно. Напр., въ Миссрлунги, осажденномъ турками, старые и немощные, бывшие не въ состоянш удалиться съ гарнизономъ, женщинами и детьми въ горы, взорвали укрт>плев!я города, похороннвъ съ собою подъ ними и ворвавшихся турокъ. На море лете гречесгая суда подплывали къ турецкимъ кораблямъ и- поджигали ихъ— иногда не безъ успеха. Турки начали гбмъ не менее одолевать, осббенно когда къ пимъ на помощь пришелъ египетсшй паша Меъметъ-Али (1824). Возставние противъ Турцш греки поль­зовались большимъ сочувств1емъ въ Европе, у однихъ—какъ хриспане и мученики за виру, у другихъ—какъ потомки древ-нихъ эллиновъ, снова вступившихъ въ борьбу съ аз1атскимъ вар-варствомъ, у третьихъ—какъ борцы за свободу противъ деспо­тизма. На западе Европы возникъ такъ называемый филэл-ленизмъ; въ пользу грековъ стали собирать деньги, посылать имъ военные припасы; на театръ событш. стали уъзжать добровольцы, въ числи которыхъ былъ величайшш поэтъ эпохи лордъ Байронъ (1788—1824). Но правительства держали себя иначе. Импера-торъ Александръ 1 лично симпатизироваль грекамъ, но считалъ себя связаннымъ условиями Священнаго союза и принципомъ леги­тимизма. Въ такомъ паправленш оказывалъ на него вл{яше Мет-тернихъ, не желавши никакихъ перем'Ьнъ и на Балканскомъ полуострове и представлявши греческое движете, какъ только ветвь общей революцш. Прусское правительство шло за авсрш-скимъ., Кромт; того, политика Меттерниха пользовалась сочув-ств!емъ даже англ!йскаго министерства (Еэстльри), т^мъ более, что Англ1я боялась русскаго вмешательства въ турещия дела. Франщя мало интересовалась вопросомъ и старалась действовать заодно съ Англ1ей.

— 239 —

274.    Перемена  въ отношенш  державъ   къ  грекамъ  про- ссшжнпс

тг            Россш съ

изошла, когда на русскш престолъ вступилъ императоръ Яико- Англ;ей и лай I (1825), а въ Англш заведываше внешней политикой пе- Фра-вдй*. решло (1822) въ руки Еаннинш (1770 —1827). Новый русскш государь р'вшилъ возвратить свою внешнюю политику къ нацю-налыюй традищи борьбы съ турками, а Еаннингъ вообще сочув­ственно относился ко всбмъ освободительнымъ движешямъ. Меттер-нихъ, конечно, старался противодействовать новому обороту, ка­кой приняли дела, но безуспешно. Императоръ Николай I сбли­зился съ западными державами, и Росыя, Англ!я и Франщя вошли тогда въ соглагаеше—добиться отъ турокъ и грековъ пе-ремир1я и принять учаспе въ окончательномъ замиренш между обеими сторонами. Турки, у которыхъ въ это время (182G) ; вступилъ на престолъ весьма деятельный Махмуть, начавши! свое царствовате уничтожетемъ янычаръ и преобразовашемъ войска, отказывались #отъ заключешя перемир1я. Тогда турецкш флотъ былъ истребленъ при Наваришь соединенными флотами Poccin, Англш и Франщи (1827). За этимъ последовала война Poccin съ Турщей. После перехода русской армш за Балканы (подъ начальствомъ Дибича) воюющими государствами былъ за-ключенъ миръ въ Адр1анопол)ъ*(\Ъ2§). Порта признала незави­симость Грецш и протектората Poccin какъ надъ этимъ но-вымъ государствомъ, такъ и надъ дунайскими княжествами. Та­кое усилеше Poccin на Балканскомъ полуострове очень не нра­вилось Австрш. Въ то же время Франщя вступила въ более тес­ную связь съ Pocciefi, и взаимиыя отношешя велнкихъ державъ начали принимать направлете, неблагопр1ятное для прежней ихъ комбинацш, когда во Фраицш произошла „тльская" револющя (1830).

Л.

275.     Эпоха, наступившая   после падешя  Наполеона I, во-  °|>щш ха'

'       .    J                                   т,                t              .             '           рактеръре

обще носитъ названа эпохи реакцш. Какъ реформацюнное дви- пещи. жеше XVI в. вызвало противъ себя реакщю со стороны като­лицизма, такъ и все историческое движете временъ просвЬщен-наго абсолютизма, французской революцш и Наполеона I вы­звало противъ себя реакцш со стороны стараю порядка. Эта реакщя выразилась въ усиленш и возстановлеши абсолютизма тамъ, где онъ былъ поколебленъ. Самый абсолютизмъ отказался отъ идей XVIII в. и сталъ поддерживать какъ-разъ тесамыя cociOBifl, съ которыми главнымъ образомъ  боролись правительства,   находив-

— 240 —

ппяся въ XVIII в. подъ вл!яшемъ идей „ просвещетя". Католическая церковь тоже приняла учасие въ этой реакцш, и въ 1814 г. папа Шй VII возстановилъ орденъ гезуитовъ, который немед­ленно же началъ свою прежнюю деятельность какъ противъ проте­стантизма, такъ и противъ всЬхъ новыхъ идей. Эмигранты, вернув-ппеся на родину, и вообще дворянство стали добиваться возста-новлешя того, что ими было утрачено во время революцш и при Наполеоне. Иногда эта реакщя переходи ta всякгя границы. Во Францш въ самомъ начали реставрацш происходилъ бгьлый терроръ, когда взрывъ католическаго фанатизма дошелъ даже до изб1ешя протестантовъ въ и'Ькоторыхъ м'бстностяхъ Юга. Въ Испаши после 1814 г. была возстановлена инквизищя, и начались гонетя па вс£хъ, помогавшихъ и сочувствовавшихъ французамъ. То же дгЬ-лалось и въ Неаполе. Въ Сардинш отменялись регаешя судовъ, состоявппяся во время французскаго владычества, и объявлялись незаконными браки, заключенные по кодексу Наполеона. Сардин­ское правительство предписало даже одеваться по той модв, которая была до французскаго завоевашя. Въ Гессенъ-Касселе тоже ве­лели вернуться къ парикамъ и косамъ, носившимся въ XVIII в. И здесь правительство не хотъло признавать за офицерами и чи­новниками чиновъ и должностей, полученныхъ въ эпоху Вест-фальскаго королевства. Курфюрстъ ганноверсшй также отм'внилъ у себя всв пововведешя, возстановивъ при этомъ пытки, таможни между отдельными провинщями, зависимость крестьянъ отъ ломъ-щиковъ и т. д. Особенно эта реакщя направляла свои удары противъ образовашя, литературы и нерюдической печати. Въ самой литера­туре возникло особое реакцюнное направленге, объявившее войну и „ просвещенно" XVIII в., и реформацш, и гуманизму и рекомендо­вавшее обществу возвратиться къ среднимъ векамъ. Напр., знаме­нитый Жозефъ де-Местръ (1754—1821) въ своей книге „О папе" (1819) проповедовалъ необходимость и спасительность догмата папской непогрешимости. За возвращеше къ средневековымъ фео-дальнымъ порядкамъ также ратовали некоторые писатели. Это тя-готеше къ среднимъ векамъ проявилось и въ изящной литературе. Ложноклассицизмъ уступилъ место романтизму, вдохновлявшемуся мистической и рыцарской поэз1ей среднихъ вековъ. Французскш писатель Шатобрганъ (1768—1848) въ своемъ „Духе хрисиан-ства" (1801) первый обратилъ внимаше на эстетическую сто­рону католицизма. Въ XVIII в. средше века были въ прене-бреженш, какъ эпоха „готическаго варварства"; теперь мнопе, наоборотъ, стали восторгаться ими. Интересъ къ родной старимъ въ литературе и въ исторш   былъ  естественнымъ результатомъ

— 241 —

оживлешя нащональнаго чувства и реакщей противъ отвлечен-наго космополитизма XVIII в. Но иногда это направлеше само принимало слишкомъ исключительный характеръ.

276. На защиту началъ, которымъ угрожала реакщя, опол- .Тиберализмъ. чилось другое направлеше, получившее назваше либерализма. Оно главнымъ образомъ было распространено среда буржуазт и людей свободныхъ профессш (ученыхъ, писателей, адвокатовъ, врачей и т. п.), а одно время и въ армт (до середины двадца­тыхъ годовъ). Въ политике либерализмъ былъ защитою индиду-альной свободы и конститущонныхъ учреждешй. Самымъ выдаю­щимся теоретнкомъ либерализма въ двадцатыхъ годахъ былъ Вен-жамет Констанъ (1767 —1830), когда-то членъ наполеоновскаго трибуната, потомъ одинъ изъ политическихъ враговъ Наполеона, къ которому, однако, послЪднш самъ обратился во время „ста дней" съ просьбою выработать новую конститущю. Въ своей полити­ческой теорш Б. Констанъ только развилъ дальше взгляды Мон­тескье па личную свободу и на раздпленге властей. Онъ сильно воз-ставалъ противъ народовластны Руссо, доказывая, что нич'Ьмъ не­ограниченная власть и въ рукахъ народа превращается въ де-спотизмъ. Онъ съ болынимъ недовъ^мемъ, какъ и вообще либе­ралы того времени, относился къ демократш посл4 опытовъ съ якобинской диктатурой и съ наполеоновскимъ цезаризмомъ, опирав­шимися на народъ. По его теорш, политическими правами должны были пользоваться лишь одни обезпеченные классы общества. Б. Кон­станъ былъ сторонникомъ свободы совести, свободы слова, сво­боды печати, а также и свободы промышленности. Экономисты этой эпохи, принадлежавние большею частью къ школе Адама Смита, тоже были защитниками невмешательства государства въ хозяй­ственную жизнь по формуле „laisser passer, laisser faire", т.-е. доказывали необходимость свободы торговли и промышленности. Это было выгодно для капиталистовъ изъ буржуазш, которыхъ, при господстве такого принципа, ничто не стесняло бы въ ихъ отношеншхъ къ наемнымъ рабочимъ. Въ фидософш либерализмъ отступился отъ сенсуализма и матер1ализма XVIII в. Въ то время, какъ въ поэзш часть романтиковъ (особенно въ Гермаши) стояла на стороне реакщи, другая (преимущественно во Франщн) была настроена либерально. Самый крупный французсшй поэтъ XIX в. Виюпоръ Гюго (1802 —1885), глава романтиковъ, началъ писать еще въ роялистическомъ дух1!, но въ конце двадцатыхъ годовъ перешелъ на сторону либераловъ и даже заявилъ, что „романтизмъ есть либерализмъ въ литературе". Такой ромаптизмъ былъ про­поведью гешальной личности и героическаго духа. Уже писатели,

НОВАЯ пстоия.                                                                                      16

— 242 —

защищавппе старину, указывали на недостаточность рацюнализма XVIII в. и рекомендовали обращаться къ историческому опыту, и въ этомъ была важная заслуга. Но если у однихъ обращеше къ исторш было только результатомъ нерасположешя къ настоя­щему, то друие ссылались на историо, наоборотъ, для оправдашя современныхъ стремленш. Съ последнею целью французсюе исто-4 рики двадцатыхъ годовъ ') изучали не только французскую (Тьеръ и Минье) и англ1йскую [Гизо и Армат Еаррель) революцш, но и средше вгвка во Францш и въ Англш; въ первой изъ этихъ странъ они интересовались HCTopien городского сослов1я (От-стенъ Тьёрри и Г.изо), т.-е. предковъ буржуазш, во второй — истор1ей парламента (тъ же историки). Особую силу прюбр'Бла въ это время и либеральная перюдичесская пресса.

277. Въ эпоху  начала борьбы реакцш  съ либерализмомъ Экономиче- (1815—1830)  стало возникать еще одно общественное напра-

скш пере-              .                                                                                                                 ^.Г,Т

воротъ. вленш, вызванное жономическимъ переворопюмъ конца X VIII и начала XIX в. Родиной этого переворота была Англ1я. Обеззе-мелеше крестьянской массы создало здъсь пролетаргатъ; а ни­который особыя услов1я содействовали небывалому росту промы­шленности и торговли (масса каменнаго угля и железа, разве­дете овецъ для шерсти, морское и колошальное могущество'). Континентальная блокада Наполеона I не могла сокрушить ком-мерческаго  могущества  Англш.   Кр0мъ  того,   здесь  въ  концв

XVIII          в. было изобретено множество машинъ, главными изъ кото- рыхъ были паровой двигатель (Уаттъ около 1769 г.), бумагопря­ дильная машина (Аркрайтъ и Гаргривсъ въ 1770 г.) и механически* ткацкш станокъ [Еарткрайтъ въ 1785 г.). Сначала народъ отно­ сился къ машинамъ крайне враждебно, потому что, сокращая спросъ на рабоч1я руки, они отнимали у него хлъбъ. Кромъ того, па фабрикахъ въ это время стали страшно эксплуатиро­ вать дътсгай трудъ, сделавшейся возможнымъ въ промышлен­ ности, именно благодаря машинамъ.  На развито крупнаго про-

' изводства оказала большое вл1яше и отмгьна цеховыхъ учреждены, ограждавшихъ существоваше мелкихъ мастерскихъ. Цехи во Францш были уничтожены во время революцш (1791); въ Англш нисколько законовъ начала XIX в. тоже положили конецъ средне-в'вковымъ постановлетямъ, стъснявшимъ крупную промышлен­ность;   въ Пруссш  цехи пострадали  въ эпоху реформъ начала

XIX   в.   Водвореше   новой   капиталистической   промышленности

*) Двое изъ нихъ (Гизо и Тьеръ)  въ   трпдцатыхъ и сороковыхъ   годахъ   были министрами, а Тьеръ въ семидесятыхъ годахъ и президентом* республики.

— 243 —

сильно увеличило количество продуктовъ производства, но пере-ходъ къ новому экономическому строю сопровождался массою отргщательныхъ сторонъ—безработицей взрослыхъ, эксплуатацией д'Ьтскаго труда и пауперизмомъ (нищетою).

278. Государство, отказавшееся отъ вмешательства въ эко- Сощалыи

J     r           7                                                                               .                  утогаи.

номическую жизнь, не предпринимало ничего для улучшенш по-ложешя рабочихъ. Зато въ литературе стали появляться планы общественной реформы, которая устранила бы все эти бедств1я, при чемъ авторы этихъ плановъ не верили более въ политиче-сше перевороты и отрицательно относились къ либерализму. Всю беду они усматривали въ жономическо.т индивидуализмгь, т.-е. въ существовали частныхъ хозяйствъ. Они хотели поэтому заменить частныя предпр1ятся общественными, откуда таюя учешя и получили иазваше сощалистическихъ. Въ носледнихъ начало экономической свободы заменялось такимъ устройствомъ общества, при которомъ средства и оруд1я производства находились бы въ распоряженш не отдельныхъ лицъ, а целаго общества. Первыми съ такими планами выступили Оуэнъ въ Апглш и Сенъ-Симонъ и Фурье во Францш. Робертъ Оуэнъ (1771—1858) былъ самъ фабрикантъ и началъ действовать чисто практически, улучшая быть и нрав­ственность своихъ рабочихъ еще въ первыхъ годахъ XIX в. Его опытъ оказался на первыхъ порахъ удачвымъ, и тогда онъ сталъ проповедовать систему особыхъ товариществъ сотрудничества.' Его деятельность обратила на себя внимание Наполеона I (уже на о. св. Елены), императора Александра I и короля прусскаго, очень интересовавшихся его планами. Въ двадцатыхъ годахъ Оуэнъ даже предпринялъ осуществлеше своей системы въ Америке. Его принципомъ была общность имущества, труда и вознагра-ждешя. Графъ Сенъ-Симонъ (1760—1825) или, вернее, его уче­ники создали даже целую релипозную секту и хотели придать ей некоторое m^o6ie церковной организащи. Сенъ-симонисты предлагали заменить современный хозяйственный строй ассоща-щями, въ которыхъ каждый нолучалъ бы по способностям^ а каждая способность вознаграждалась бы по своимъ деламъ. Фурье (1772—1837), тоже имевшш множество последователей, даже въ подробностяхъ изложилъ устройство своихъ ассощащй (фа-ланстеровъ) и надеялся, что въ несколько летъ весь земной шаръ перейдетъ къ его системе. Все эти реформаторы заслу­жили назвате утопистовъ. Позднее, въ сороковыхъ годахъ въ томъ же духе писали Кабе, авторъ коммунистическаго романа „Путеше-CTBie въ Икарш" (въ роде „Утопт" Томаса Моруса) и Луи Блат

(1811 —1882), рекомендовавшш государству взять на себя „орга-

16*

— 244 —

низацш труда", чтобы заменить частныя предпр1ят1я „сощаль-ными мастерскими". Противъ промышленной свободы стали воз-ставать и писатели, не предлагавппе общаго переустройства об­щества, но рекомендовавипе только правительственное вмешатель­ство въ отношешя между предпринимателями и рабочими.

279. Кроме политическихъ и сощальныхъ движешй, на западе Нащональ- Европы происходили въ XIX в. движетя нацюнтъныя. Особую

ныя движетя.      l          г                               .                    .                                  J

силу они получили въ Италш и 1 ерманш, где возникла мысль объ объедипети обеихъ странъ для освобождешя отъ иеоземцевъ (въ Италш) и улучшетя внутренней жизни. Эти стремлешя были проникнуты либеральнымъ направлешемъ. Большое значеше по­лучили нацюнальныя движетя и' въ разноплеменной Лвстр'т. Превративъ свои владешя въ единую имперпо (1806), австрШ-ское правительство предприняло германизащю мадьяръ и еще более усилило онемечеше славянъ. Между гбмъ въ порабощен-ныхъ народностяхъ стало развиваться нащональное самосознате. Въ наиболее сильномъ угнетеши находились въ Австрш славяне,. совершенно утративппе подъ властью Габсбурговъ свою литера­туру и лишивппеся образованныхъ классовъ, но въ двадцатыхъ годахъ началось такъ называемое славянское возрожденге, сна­чала у. чеховъ, потомъ у хорватовъ: на чешскомъ и хорватскомъ языкахъ стали писать книги, издавать газеты, говорить въ обра-зованномъ обществ1!; появились сдавянсгае ученые, поэты и публи­цисты, которые начали изучать прошлое своихъ народовъ, воспе­вать былую ихъ славу и мечтать о лучшемъ будущемъ и вообще защищать интересы своихъ народностей. Изъ деятелей славян-скаго возрождешя особенно замечательны: чешскш историкъ и политически деятель Францискъ ПалацкШ, филологи Добровскш и Шафарикъ, славянсый поэтъ Янъ Еолларъ, хорватсшй публицистъ и поэтъ ЛюдевитъГай и др. Возникло между прочимъ стремлеше къ объединение всъхъ славянъ, преимущественно культурному, но не­которые говорили даже о возможности и политическая объединетя. Тогда немцы и мадьяры стали говорить объ опасности, какою панславизмъ будто бы грозитъ всей европейской цивилизацш.—Съ нащональными стремлешями, совпавшими по времени своего воз-никновенш съ разцветомъ романтизма, соединялись разныя meopiu о превосходства отдгьльныхъ народовъ надъ другими и объ осо-быхъ мигаяхъ этихъ народовъ въ исторш. Родоначальникомъ та-кихъ теорш былъ немецшй философъ Фихте (1762—1814). Въ конце XVIII в. онъ стоялъ на космополитической точке зрешя и утверждалъ, что отечество настоящаго европейца не тамъ, где онъ родился, а тамъ, где свобода и просвещеме. Подъ вл^яшемъ

— 245 —

|

б'Ьдств1й Германш при Наполеоне Фихте перемепилъ точку зре-iiifl и въ своихъ патрютическихъ „Речахъ къ немецкой нацшй (1808) доказывалъ уже, что немцы по своему духу выше всЬхъ другихъ европейскихъ народовъ. Подобную точку зрешя усвоили и деятели славянскаго возрождешя, паходивпие у своихъ пред-ковъ самыя высошя добродетели и пророчивпие, что во главе будущей цивилизацш будутъ стоять славяне. У поляковъ въ со-роковыхъ годахъ явился такъ называемый мессганизмъ, которымъ очень увлекся и велики* польскш поэтъ Мицкевичъ (1798—1855). По этому учешю, Польша есть Meccifl народовъ; она пострадала для ихъ искуплешя, и воскресеше Польши будетъ началомъ новой эры для всего человечества.

III.

280*. Въ Германш во время войны за освобождете боль- Peawri«.in ншмъ сочувств!емъ пользовались идея нацгональнаго единства и мысль о лучшемъ устройстт государственнаго и общественнаго быта. Въ обоихъ отношетяхъ надеждамъ н'Ьмцевъ не суждено было оправдаться. Венскш конгрессъ создалъ изъ бывшей Свя­щенной Римской имперш немецкой нащи Германсшй союзъ съ союзнымъ сеймомъ въФранкфурт'Ь-на-М., который поставилъ своею задачею и на будущее время поддерживать раздробленность Гер­манш и неизмгьнность установленныссъ пьрндковъ. Лишь въ южной Германш (Бавар1я, Вюртембергъ, Баденъ, Гессенъ-Дармштадтъ) были сохранены измЗшетя, произведенный въ наполеоновскую эпоху, и введены были новыя конституцш. Въ другихъ мелкихъ государствахъ происходила реак^я, и правительства ограничи­лись возстановлетемъ старыхъ земскихъ чиповъ съ очень- огра­ниченными правами. Самъ пруссшй король не исполнилъ даннаго имъ во время войны обещашя ввести въ своемъ государстве народ­ное представительство. Однимъ словомъ, Герматя вернулась ко временамъ полицейскаго государства. Особенпо усилилась реак­ция после вартбурхскахо празднованы трехсотлетняго юбилея реформацш, устроеннаго студентами и профессорами и кончив­шаяся сожжешемъ па костре несколькихъ реакцюнныхъ со-чинешн (1817). Вскоре после этого одинъ студентъ, Зандъ убилъ писателя Коцебу, находившагося на русской службе и считав­шаяся въ Германш тайнымъ агентомъ Россш. Меттерннхъ воспользовался вартбургскимъ праздникомъ и преступнымъ дея-шемъ Занда, чтобы склонить все союзныя правительства къ са-

— 246 —

мымъ суровымъ мйрамъ противъ печати, университетовъ и „де-магогическихъ происковъ", какъ были названы все безъ разбо

 

13