yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Історія->Содержание->ГЛАВА II. Гуыанизмъ.

Учебник новой истории

ГЛАВА II. Гуыанизмъ.

Общее поште о гуманизм* (§ Ш.—Гуманизмъ въ Пталш (§§ 17—27), во Францш (§ 28), въ Aiir.iin (§ 29) и въ Гермаши (§§ 30—34).—Значеше книгопечатанш (§ 35).— Начало новой науки п фпдософш (§§ 30—37).                                          »

16. Первымъ важнымъ культурнымъ явлешемъ повой исторш ГУ было умственное движете, происходившее въ образованныхъ классахъ общества—гдт> раньше, гдт> поздние, но главпымъ образомъ въ XV и отчасти XVI вв. Это явлеше известно подъ двоГшымъ назвашемъ ренессанса (или возрождения, иногда „воз-рождешя паукъ и искусствъ") или гуманизма. Пос.тбднш тер-мнпъ болт>е соответствуете тому, какъ сами себя называли представители новаго умственнаго движешя, гуманисты, т.-е. люди, изучавние ' евтпекую литературу (humana studia), что было новостью въ средиев'вковомъ обществе, где все почти об­разовало сводилось къ изучешю одного божественнаго (divina studia). Впоследствш терминъ „гуманизмъ" получилъ более ши­рокое зпачеше интереса вообще къ человгъческимъ дтьлшт, чисто человпческой точки зртйя, защиты человеческой личности въ ея естественпыхъ инстинктахъ и стремлешяхъ. Такъ какъ въ эпоху господства схоластической философш п аскетической мо­рали лишь въ одной литературе древнихъ грековъ и римлянъ можно было найти опору для новаго общественнаго настроешя, совершенно разошедшагося и со схоластикою, и съ аскетизмомъ, то гуманисты ti были въ то же время и классиками, со страстью предававши­мися изучешю ноэзш, философш я науки антнчпаго Mipa. Происхо-

  10

дило какъ-бы возрождеше образованности, классических^ наро-довъ, погибшей въ средше вика, возрождеше наукъ и искусствъ, созданныхъ древними греками и римлянами. Между прочимъ термипъ „ренессансъ" получилъ и специальное значете въ исторги искусства для обозначена стиля и манеры художественныхъ произведешй этой эпохи, создававшихся опять-таки подъ ббль-шимъ или меньшимъ влшшемъ аитичныхъ образцовъ. Вообще, гу-манизмъ былъ началомъ св'Ьтской культуры новаго * времени, отличной отъ культуры средневековой, имевшей почти исключи­тельно характерь религюзный, и въ гуманизме такимъ образомъ совершалась секуляризащя х) человеческой мысли и жизни, глав-нымъ же умственпымъ оруд1емъ ,въ этомъ процесса была возро­дившаяся классическая древность. Вся культура 'новаго времени коренится въ гуманистическомъ двиоюент XJTXTI вв.

17. Гуманизмъ былъ явлешемъ общеевропейскимъ, но въ Гуманпзмъ разныхъ странахъ онъ сталъ развиваться не въ одно и то же ' время и пршбрълъ не одинаковый характеръ. Ранте всею (именно въ XIV в.) онъ получилъ развитее въ Италш (и при папской курш въ Авиньонт., въ эпоху „вавилонскаго плънешя церкви"), и зд-Бсь же онъ вообще имгвлъ и особенно большую силу. Въ Италш ранъе, чъмъ гдгЬ-либо, развилась городская жизнь и образовался культурный классъ совсЬмъ иного склада, ч'Ьмъ тотъ, который прежде составлялся исключительно изъ обитателей монашескихъ келш и рыцарскихъ замковъ. Здесь же рапъе, чт>мъ въ другихъ мъстахъ совершилось и развитге личности, почувствовавшей жела-Hie освободиться отъ стъсненш, которыя налагались на ея жизнь и мысль аскетизмомъ и схоластикой. Наконецъ, опять-таки въ Италш же особенно сильны и живы были классическая преданы, и легче могло поэтому произойти самое „возрождеше" античной образован­ности. Двло началось съ изучешя древней римской литературы, изъ которой гуманисты впервые узнали о еще болыпемъ значеши литера­туры греческой, но на первыхъ порахъ имъ очень трудно было до­ставать учителей греческаго языка и гречешя книги. Цгьлый вгькъ сильнаю гуманистическаго движетя устьлъ пройти, прежде нежели въ Италш массами стали устремляться ученые визан-тгйскге греки въ эпоху флорентшскаго собора (1439) и взят!я Кон­стантинополя турками (1453), но въ это время и въ самой Италш

') Saecularisatio отъ saecularis, свътекш, MipcKoft, въ отличие отъ духовнаго (spiri-tualis). Этпмъ сдовомъ обозначали сначала случаи перехода земель отъ церкви въ руки св'Ьтскихъ людей, по потомъ ему дали болЬе пшроый смыслъ. Напр., секуляризащя искусства, прежде твсно связаннаго съ церковью, заключалась въ томъ, что оно стало изображать М1рсмя темы и служить м^рскимъ иптересамъ..

— 11 —

было немало гумапистовъ, уже знавших! по-гречески. Греки нереселявппеся въ Италйо, делались учителями языка и чисто фактичесрихъ свъ\дгЬшй ихъ области греческой литературы, а въ надлежащем! понимаши ея духа итальянсше ученые и писа­тели стояли много выше ихъ. Другими словами, гумапизмъ въ Пталш вовсе пе былъ результатом! б'Ьгства ученых! греков!, искавших! в! этой стране спасешя от! турок!, какъ это' не­редко говорилось: это было явлеше бол4е старое, ч'Ьмъ падете Внзаптш, и совершенно самобытное.—Интересъ игпальянскаго образованного общества къ древнему мгру представляешь собою тьчто безпримтрное. Онъ выражался въ усиленных! поисках! за рукописями древних! авторов!, в! собираши латинских! и гре­ческих! книг!, а С! ними и разных! вещественных! памятников! античнаго Mipa (первыя библютеки и первые музеи), в! тща­тельном! изучеши всего этого матер]ала, въ стремленш писать хорошимъ латиискимъ стилем! (и даже по-гречески), паконецъ, въ обильном! заимствовали у древних! их! философских! идей и ли-тературныхъ формъ. Классицизм! сделался далге своего рода модой, и даже в! общественных! празднествах! или увеселешях! чув­ствовалось господство этой моды. При таком! настроены об­щества гуманисты едгьлались кань бы почетнымъ сословгемъ, у котораго заискивали и на которое смотр'Ьли, какъ па выразите­лей и руководителей общественная м'нт>шя, люди самыхъ раз-личныхъ положенш и стремлешй. Аристократичесшя фамилш и владетельные князья наперерывъ покровительствовали гумапистамъ, такъ что меценатство стало прямо господствующимъ обычаемъ. Пзъ гумапистовъ итальяпеше потентаты и республики выбирали своихъ канцлеров!, секретарей, посланников! и т. п., и пап­ская itypifl въ этомъ отношеши не только не составляла исклю-чешя, но даже panie другихъ правительств! стала пользоваться услугами гуманистов!. Мало того, в! XV и начали XVI в. гуманисты иногда занимали папскш прешолъ. Таковы были именно Николай Г (Томмазо Парентучелли, 1447—1455), соз-давнлй ватиканскую библютеку, и Шй II (1458—1464), из­вестный, как! писатель, под! прежним! своим! именем! Эпея-Сильв1я Пикколомини, Левъ Г (1513—1521) из! фамилш Ме­дичи, вообще прославившей себя меценатством! в! ncTopin итальян-скаго репессанса.

18.    Родоначальником!   .гуманизма   справедливо   называют! ПетРаРка-Франческо Петрарку (1304—1374), родом! флорептшца, про-ведшаго большую часть своей жизни при авиньонской   курш, а в! концъ' жизни. переселившагося въ Италпо. Вмъттт> съ Данте,

скончавшимся, когда Петрарка только-что выступилъ изъ отро-ческаго возраста, и съ Боккачю (1313—1375), старше кото-раго онъ былъ лишь на девять .гвтъ, онъ заслуэюилъ славу одною изъ создателей итальянскаю литературнаю языка (именно сонетами, воспевавшими Лауру), но неизмеримо выше его зна-чете, какъ перваго гуманиста, „перваго человека поваго вре­мени". Главный интересъ личности Петрарки—въ его неудовле­творенности схоластическимъ и аскетическимъ м1росозерцашемъ среднихъ вЪковъ, въ искати новаго м!ровоззрегпя, въ стремле-н1и создать его путемъ примиретя христианства и стоицизма. Современники гораздо больше ценили его латинсюя произведе­на (моральные трактаты и т. .п.), чймъ итальянсме стихи, а слава, которою Петрарка пользовался далеко за предгьлами своей родины, свидетельствуем. намъ о • томъ значенш, какое впервые получалъ частный челов'Ъкъ, благодаря лишь своей умственной силе. Папы и итальянсюе государи оказывали ему свое покрови­тельство; его приглашалъ въ Прагу императоръ Карлъ IV; одно­временно и парижскш университета, и римскш сенатъ постано­вили увенчать его лаврами, и вйнчаше Петрарки на Капитолш (.1341) было первою классическою сценою въ исторш итальян-^ скаго гуманизма; Флоренщя учредила каеедру классической ли­тературы, на которую его призывала, а венещапсюй сенатъ даже издалъ декретъ, объявлявши Петрарку величайшимъ писателемъ. Къ числу поклонпиковъ перваго гуманиста принадлежалъ зна­менитый Кола-ди-Р1енци, восторженный почитатель древняго-Рима, который въ середине XIV в. (1347) произвелъ съ со-oacifl авиньонской курш демократически переворотъ въ в'вч-номъ городе, принявъ титулъ трибуна возстановленной римской республики. (Попытка эта кончилась неудачею, и самъ трибунъ былъ убитъ въ одной уличной схватке).

19. Примеръ Петрарки увлекъ прежде всего Боккачю, тоже прославившагося и въ качестве итальянскаго писателя, и въ качестве гуманиста и классика. Боккачю былъ авторомъ „Декамерона", сборника небольшихъ разсказовъ (новеллъ), на-писаннаго отличной итальянской прозой. Въ этомъ произведенш онъ выступилъ въ легкой и насмешливой форме облачителемъ испорченности тогдагиняго итальянскаго духовенства и мона­шества и выразилъ свое гуманистическое настроеше, взявъ подъ свою защиту естественные инстипкты человеческой при­роды. Какъ классикъ, Боккачю написалъ на латинскомъ языке несколько сочинешй, посвященныхъ изучения древпяго Mipa.

— 13 —

20*.   ПОСЛЕ   Петрарки   И   БоККаЧЮ   ОСТаЛОСЬ   немало   ПРОДОЛ-   Гуманизм!. Y                                                                                                               въ концъ

жателей ихъ дъла, и ихъ число росло съ каждылъ новымъ поко- xiv в. .тЬшемъ. Частью еще въ XIV в., но особенно въ XV въ Италш образовалось множество центровъ гуманизма (Неаполь, Миланъ, Флоренция, Венецш, Римъ, не считая авиньонской курги, и т. д.). Петрарка и Боккачю еще только начинали учиться по-гречески, и только второй изъ нихъ могъ переводить Гомера, но слъ-дующее покол^ше ул;е делало болыше успехи въ этомъ языке. Въ концъ' XIV в. Колучго Салутати, гуманистическш канцлеръ флорентшекой республики, началъ даже учиться по-гречески на семидесятомъ году отъ роду. ЧЪмъ далъе развивался гуманизмъ, гЬмъ все болйе и бол'Ье его представители порывали связь съ средними веками и въ своемъ стремлеши къ очищешю латин-скаго языка предпочитали даже выражать хриспанаия понят1я въ термипахъ классическаго язычества (Богъ—Jupiter Optimus Ма-ximus, отлучеше отъ «церкви—отръшеше отъ воды и огня и т. п.).

21*. Изъ итальянскихъ гуманистовъ особенно прославилось Нталышскхе несколько челов'Ькъ. Въ первой половине XV в. папсюй секре- гУ»анисты тарь Лодэкго Враччюлини былъ главными кнгпоискателемъ эпохи; опъ много йздилъ по Европе и велъ переписку съ учеными раз-пыхъ странъ, отыскивая рукописи съ сочинешями древнихъ авто-ровъ. Флорентинецъ Пикколо Никколи основалъ публичную би­блиотеку кдассическихъ произведенш. Леонардо Бруни, сначала папскш секретарь, впосл'Ьдствш флорентШсюй канцлеръ, осо­бенно интересовался вопросами нравственности и воспиташя. Опъ выше всего въ человеке ставилъ его разумъ и деятель­ную жизнь, былъ большимъ поклонникомъ стоицизма и хо-тълъ, чтобы образованге, которому онъ придаво^гъ притомъ чисто евптшй характеръ, прежде всего заботилось о развитш лично­сти и ипдивидуальныхъ способностей. Древпюю литературу онъ сознательно ц'Ьпилъ, именно какъ могучее оруд!е умственнаго развиня. Отличный знатокъ греческаго языка, Бруни между про-чимъ переводилъ на латинеюн языкъ Платопа и Аристотеля.

22. Въ середине XV в. особенно выдвинулся Жоренцо Валла Валла. (1407—1457), гуманистъиклассикъ, въ области морали уже после­дователь Эпикура, въ области науки очень TOHKifi критикъ. Валла былъ чуть не единственный итальянскШ гумаппстъ, интересовав­шейся церковными вопросами, но самый интересъ его къ этимъ вопросамъ былъ не богословскш, а чисто ученый. Опъ подвергъ критике принятый католическою церковью переводъ Библш (Вульгата) и нашелъ въ немъ погрешности. Въ особомъ исго-рико-критическомъ   сочиненш   Валла щнемами  настоящаго уче-

—   14  —

наго   историка доказалъ подложность Константинова дара",

т.-е. документа, которымъ   будто бы   Константинъ   Велики! по-

дарилъ   папе    Сильвестру   I   светскую   власть   надъ   Римомъ.

Татя - занятш навлекли на пего преследования инквизищи, но папа

Николай V, самъ бывнпй гуманистомъ, взялъ его подъ защиту и

сд'Ьлалъ   даже   своиыъ   библютекаремъ. Наконецъ,   въ трактате

объ истиниомъ  благе,   которое   Валла   видгЬлъ   въ наслажденш

жизнью, онъ становился   въ   полное противорт>ч1е съ аскетиче-

скимъ идеаломъ среднихъ в'Ьковъ.

23*. Первоначально   гуманисты   въ   философш инупересова-

Возрожденш Лисъ лить вопросами, нравственности,   решая   ихъ въ смысле

интереса къ                  .     '             '   -1                        '    L                 .

греч. фило- стоицизма (Валла первый перешелъ къ эпикуреизму) и  оставляя

софш. въ стороне вопросы о сущности вещей, считая ихъ схоластическими. Но въ середине XV в. возобновляется интересъ и къ высшим вопросами знанья. Во Флоре яцш жилъ въ эту пору Марсилго Фгшино, знаточсъ и, последователь философш Платона, заме­нившей ему релипю, и при немъ возникла даже целая платонов­ская академ1я. Ему оказывали большое покровительство Медичи (Козимо и Лаврентш Великолепный), и онъ былъ однимъ изъ учи­телей будущаго папы Льва X, происходившая изъ этой же фа-милш. Несколько позже, къ концу XV и началу XVI в. обно­вилась въ Италш и филocoфiя Аристотеля. И въ средте века изучали этого греческаго философа, но въ плохихъ латинскихъ нереводахъ, сделанныхъ притомъ съ арабскаго, и съ неверными толковашями. Первымъ знатокомъ Аристотеля былъ Ломпо-наццо, современникъ папы Льва X, пользовавшшся его покрови-тельствомъ, несмотря на свое вольнодумство и на сильное нерасположете инквизищи. Помпонаццо припадлежалъ къ числу гЬхъ гумаиистовъ, которые учили, что истинное въ теологш мо-жетъ быть ложнымъ въ философш и наоборотъ.

24*. Уже Петрарка, Бруни и др. гуманисты научно зани-Мамавелли. мались политическими вопросами, но на рубеже XV и XVI вв. явился и настоящей политическш мыслитель среди итальян-скихъ гумаиистовъ въ лице флорентинца Пикколо Макгавелли (14G9—1527), занимавшаго разныя важныя и ответственная . государственныя должности въ родной республике. Въ качестве историка Машавелли прославился своей истор1ей Флоренцш и разсуждешями о первыхъ десяти книгахъ Тита Ливгя, но глав­ная его известность основана на книт „О государгь". Онъ жилъ въ эпоху, когда господствующею политическою формою въ Италш былъ принципатъ (княжеская власть), сильно иапоминаюпцй древ­нюю тираннио; въ   своей   книге   онъ далъ   теорж княжескаго

—  15  —

абсолютизма. Лучше люди Италш видели, какъ ихъ общее оте­чество страдаетъ отъ несогласие между отдельными государями и республиками, а въ эпоху Машавелли Итал1я подверглась даже иноземному завоеваппо 1). Спасти Италш отъ б'Ьдъ могло одпо политическое объединеше, и вотъ оно представлялось Маш'а-велли въ видгЬ подчинения всего полуострова одному изъ итальян-скихъ князей. Флорентшсин гуманистъ-политикъ былъ умный эгоистъ, снотревнпй на действительность слишкомъ даже трезво и крайне пессимистически относившшся къ человеческой при­роде. На первомъ плане у него государственная п/Ьль, и въ жертву политике онъ припоситъ свободу и счастье отд'Ьлышхъ личностей; при достиженш политическихъ целей у него не возни­каешь вопроса о нравственности или безнравственности веду-щихъ къ ней средствъ („матавеллизмъ"). Свои взгляды Ма-к1авелли изложилъ съ удивительно смелою откровенностью, и въ ХМ в. ею „Государь" сд/ьлался какъ бы настольною кнгиою пра­вителей, стремившихся къ абсолютизму. Машавелли, подобно мыс-лителямъ античиаго Mipa, выше всею на земл?ь ставилг государство, которое у !него совершенно поглощало человеческую личность. Въ противоположность средневековому ьиросозерцашю, подчинявшему государство церкви, ЗГаюаЕелли и на религпо смотрелъ съ чисто политической точки зрешя, какъ на оруд1е власти. Въ частности онъ обвинялъ католическую церковь въ томъ, что она всегда служила препятсттаемъ къ объедннешю Италш.

25*.   ПталЬЯНСШе   ГумаПИСТЫ   быЛИ ИСТИННЫМИ   РОДОпачаЛЬПИ- Недостатки ,             ,                                                                                „                               итальянских!

ками философовъ и ученыхъ, литераторовъ и публицистовъ но- гуманистовi ваго времепи, но въ ихъ деятельности было и много недостат-ковъ. Ихъ мораль (стоическая и эпикурейская одинаково) отли­чалась слишкомъ индивидуалистическим^ эгоистическими, харак-тсромъ, т.-е. въ ней было мало любви къ ближнему (альтруизма). Большинство изъ нихъ, кроме того; страдало отсутств/емъ проч-ныхъ политических^ уб/ьждетй, обнаруживало кънимъ равнодуппё (политически! ипдифферентизмъ) и вообще большую покладливость въ своихъ обществешшхъ отношетяхъ (политически! оппорту­низм^. Ихъ скентнчесте взгляды нъ области релиии и отрица­тельное отношеше къ духовенству не мешали имъ, однако, зани­мать выюдиыя церковныя должности: Особенно льнули гума­нисты къ двор>амъ меценатетвующихъ князей, хорошо имъ пла-тившихъ за прославлеше ихъ въ прозе и стихахъ. Отдельпыя личности, возвышавнияся надъ толпой, составляли только нск.ш-

д) Сы. ниже (§ 00) объ итальяискнхъ нойнахъ.

— 16 —

чете. Вотъ почему гуманисты не получили значешя въ националь­ной жизни Италш и на своей родине не оставили по себе доброй памяти въ потомстве. Еъ серединть XYI в. гуманизмъ въ Италш уже сталь приходить въ упадок, и католицизмъ снова востор­жествовала

26*. Каия силы дремали въ эпоху гуманизма въ глубинахъ Савонарола, народной души, показываетъ истор!я Флоренщи въ самомъ конце XV в. Этотъ городъ былъ однимъ изъ важныхъ центровъ гума­низма, столицей светской науки и искусства, роскоши и весе­лой жизни, но въ немъ появился монахъ Джароламо Савонарола, средневековой аскетъ, грозный обличитель испорченности нра-вовъ и суровый проповъ'дникъ цокаяшя, и им^лъ такой усп4хъ, что совершенно подчинилъ этотъ городъ музъ своему вл1яшю. На время свътсшя зрелища заменились церковными процес-С1ями, и на кострахъ публично стали сжигаться светсшя книги, произведешя искусства, музыкальные инструменты, маскарадные костюмы и маски. Савонарола выступилъ и обличителемъ Чпо-рочнаго папства, за что поплатился, однако, сожжешемъ на костре (1498 г.).

27*. Гуманистическая эпоха въ Италш ознаменовалась и Художе-   иебывалымъ   процвгьтатемъ   исщсствъ—архитектуры,   ваяшя и

ственное                                     л                                         °                     г                                .

возрождеше живописи. Некоторые художники этого времени, учивппеся на Италш. античныхъ образцахъ, покрыли свои имена неувядаемою славою. Леонардо да Винчи (1452—1519), служивши при миланскомъ, папскомъ и французскомъ дворахъ, былъ весьма разносторон­нюю ученымъ, техникомъ и художникомъ (архитекторомъ, живо-писцемъ и музыкантомъ) и, кроме того, успешно занимался и поэ-з1ей. Особенно знаменита его картина, изображающая тайную ве­черю. Такими же разнородными талантами отличался и его совре-мепникъ Жикель-Анджело Буонаротти (1475—1564), работав­ши въ РимФ, гд4 опъ росписалъ часть ватиканского дворца (сик­стинская капелла, въ которой поражаетъ своимъ грознымъ велич1емъ картина страшнаго суда); изъ его статуй особенно прославился Мои­сей. Более, чемъ кто-либо изъ итальянскихъ художпиковъ эпохи, опъ разошелся съ церковной традищей, заимствовавъ у древнихъ идеализацио обнаженнаго человеческаго тела въ его проявлешяхъ красоты и мощи; его Христа въ картине страшнаго суда срав­ниваюсь съ разгневаннымъ Аполлономъ. Третьимъ великимъ художникомъ эпохи быль живописецъ Рафаэль Санцго (1483 — 1520), недостигаемое мастерство котораго заключалось въ пе­редаче простой и нежной красоты при помощи гармоши кра-сокъ („Сикстинская Мадонна" и „Преображеше"). Къ этому вре-

—  17 —

мепи относится постройка громаднаго храма св. Петра въ Римй (Браманте и Микель-Анджело). Итальянская живопись XV— XVI вв. разделилась даже на несколько школъ, или паправлепш.

28*. Въ друшхъ странахъ возрождеше началось позже, Ре1«ссансъ чймъ въ Италш, и гуманизма сталь процвтпать лишь съ конца XT <?. Везли онъ им'блъ местное происхождешс, но развивался всегда подъ болыпимъ или менынимъ вл1яшемъ Италш, куда стали стремиться ученые, писатели и художники разныхъ странъ, какъ въ главное отечество наукъ и искусствъ. Везд^, однако, ренес­санса принимаешь вообще характера национальный. Ближе всего къ итальянскому гуманизму была французские — въ пер­вой иоловнн'Б XVI в., когда его покровителемъ явился Фран­цием I (1515—1547), особенно въ начале своего царство-вашя. Этотъ король основалъ для изучетя древнихъ -языковъ и литературы особую высшую школу (College de France), всту­пившую въ соперничество со старою, схоластическою Сорбонною. Франциска I сильнее всего щтлекалп эстетгеческая сторона но-ваго направлешя и вообще вн'Ьтшя формы ренессанса, и для распространения итальянской культуры во Францш опъ цригласилъ въ Парижъ Леонардо да Винчи, который и умеръ у него наслужб'Ь. Уже независимо отъ короля-мецената проникло во Францш и гуманистическое отрицание схоластики и аскетизма. Пред-ставителемъ этой стороны французскаго ренессанса былъ велики сатирикъ своей эпохи Франсуа Рабле (1483—1553), осмъ\яв-miu современное общество въ двухъ фантастическихъ романахъ („Гаргаитюа" _п ^Пантагрюэль"). Самъ Рабле получилъ воспи-тан!ё въ монастыре, по вынесъ оттуда только нерасположение къ монахамъ, которымъ потомъ и доставалось особенно сильно въ его произведешяхъ. Онъ р'Ьзко осм'Ьялъ и схоластическихъ богосло-вовъ и вообще все духовенство съ папою во глав^, хотя и самт нрипадлежалъ къ этому сословие, занимая м4сто приходскаго священника. Настоящей его професс1ей была, впрочемъ, медицина, которую опъ даже преподавалъ, сд^лаБъ, кромй того, переводъ Гиппократа. Будучи совремеиникомъ реформаторовъ Лютера и Кальвина, онъ держался совершенно въ сторонгъ отъ релииоз-пытъ споров7> и не сочувствовалъ фанатизму кальвинистовъ. Сто-ропникъ жизни сообразно съ природою, Рабле называлъ все, мешающее этому, иротивоприродою" (аптпфнзисъ) и нзобразилъ идеальное существоваше въ фаитастическомъ аббатств'Ь Телемъ, надъ входомъ въ которое начертаны были слова: „д/Ьлай, что хо­чешь" и въ которомъ люди живутъ въ довольстве и радости, занимаясь науками и искусствами.

НОВАЯ  ИСТОМИ.                                                                                                                                         2

—  18 —

29*. Въ Англш  классичесгая  занятая  тоже около 1500 г.

Ренессансъ были въ полномъ развитаи. Сюда даже ■бздилъ учиться грече­скому языку величайшш гуманистъ эпохи, Эразмъ РоттердамскШ. Оъ интересомъ къ свттекому образованы англтскге гуманисты соединяет религюзное пастроен-ie и желате обновить католи-цизмъ, — черта, которая сближаетъ ихъ съ немецкими гума­нистами. Изъ англ]йскихъ писателей этой эпохи особенно вы-двинулся ТомасзиЖошсъ (1480—153.5), одно время канцлеръ короля Генриха VIII, мужественно сложивши голову на плах'Ь, когда совесть не позволила ему присягнуть королю, какъ глав4 церкви. Морусъ написалъ знаменитую „Утопию", имя которой сделалось синонимомъ всякой несбыточпой мечты (отъ греч. ои—не и тотсос—мъхто, т.-е. небывалое мйсто). Это—внушен­ное чтещемъ Платона изображеше жизни на острове Утоши, гдй вей живутъ счастливо, въ свобод!; и равенстве, согласно съ природою и разумомъ, владея всЬмъ сообща (коммунизмъ) и терпимо относясь къ чужимъ вЗзровашялгь.

30.    Особое   значенге    получилъ   гуманизмъ   въ   Гермаши.

нЬмецый Впервые  классичесшя   занятая  зародились зд^сь въ благочести-

гуманизмъ.            *                                                                  А

выхъ братшваосъ общей жизни, полумонаптескихъ общинахъ, основанныхъ еще въ XIV в. (голландцемъ Гергардомъ-де-Гро-отомъ). Члены этихъ братствъ занимались преимущественно пе­репискою книгъ и воспиташемъ юношества. Общш духъ всей организащи былъ аскетически* и мистическш, т.-е. чисто средне­вековой. Отсюда вышелъ и Оома Кемтйшй, авторъ знамени­той книги „О подражаши Христу", приглашающей человека бороться съ склонностями своей природы и стремиться къ не­посредственному общению съ Богомъ. Въ братствахъ общей жизни и на свитскую науку смотр-Ьли, какъ на средство только поднять релипозную жизнь; такимъ образомъ зд^сь господствовало направлете, противоположное итальянскому ренессансу. Въ то же время въ Германию шла новая наука и изъ Италш, куда н$мцы также стали ездить учиться. Изъ итальянцевъ, распространявшихъ гуманизмъ въ Гермаши, слъугуетъ отметить Энея-Силъвъя Пикко-^лотти, бывшаго впосл'Ьдствш папою подъ именемъ Шя II (1458— 1464). Одно время онъ находился на службе у императора Фридриха III и много содМствовалъ насаждению новаго обра-зовашя. Въ кюнцтз XV и начале XVI в. особое покровитель­ство гуманистамъ оказывалъ императоръ Максимил1анъ I, въ царствоваше котораго (1493 —1519) новое направлете и до­стигло въ Гермаши наиболынаго развитая. Въ эту эпоху ивмеи-ше гуманисты соединяются   въ литературныя .общества,   неза-

—  19  —

висимыя отъ какою бы то ни было меценатства, и прони-каютъ на университетсюя каеедры, выдерживая упорную борьбу со схоластиками. Въ отлич1е отъ равнодушвыхъ къ церкви и кх политике итальянскихъ гуманистовъ германсше пред­ставители новаго направлешя были настроены весьма рели-гюзно и патрготически. Только въ самомъ начали XVI в. стало замечаться большее в.шше свободомысл!я и стремлешя жить сообразно съ природою; молодые гуманисты начали на­зывать себя „поэтами", а схоластиковъ—„софистами". Увле­чете классицизмомъ выразилось у н'Ьмецкихъ гуманистовъ въ моде латинизировать или грецизировать свои имена; напри-мъръ, знаменитый впослъдствш Меланхтонъ, собственно говоря, былъ Шварцертъ, а нбшй Ракъ изъ Зоммерфельда назвался Rhagius Aesticampianus. Наиболее видными гуманистами Герма-нш были Рейхлинъ, Эразмъ и Гуттенъ.

31.   1бганпъ Рейхлинъ (1455 — 1522) былъ для своей эпохи Рейхдинъ. „трехъязычнымъ чудомъ"  въ качестве знатока латгтскаго, гре- ческаго и еврейскаю языковъ. Онъ первый положилъ начало па- стоящему   изучешю   еврейскаго  языка   и   много работалъ падъ языкомъ греческимъ („рейхлиновское произношеше"   въ отлич!е

отъ другого, „эразмовскаго"). Между прочимъ, онъ сравнилъ латинскую Библпо съ еврейскимъ текстомъ и нашелъ въ пей погрешности перевода. Себе онъ создалъ собственное релипоз-ное м!росозерцаше подъ вл!яшемъ итальянскаго платонизма и еврейской каббалы. Католическое духовенство чуяло ересь во всей его деятельности.

32.   Первепствующнмъ гуманистомъ эпохи и вообще однимъ    Эр»3** изъ наиболее крупныхъ представителей гуманизма  во всей Ев-     скш. роп'Ь сд'Ьлался   Эразмъ (14G7—153G), родомъ изъ голландскаго города Роттердама. Онъ въ сущности былъ какъ бы международ­ ным* гуманистомъ, потому что всю жизнь провелъ  въ разныхъ страпахъ, побывавши и въ Гермаши съ Швейцар1ей, и въ Апглш

съ Франщей, и въ Италш. Посл'Ь Петрарки никто не пользовался такою славою и иочетомъ, какъ Эразмъ: въ XVIII в. такое положе-iiie выпало лишь на долю Вольтера. Его отецъ противъ воли былъ постриженъ въ мопахи, самъ Эразмъ въ юности былъ тоже отданъ въ монастырь, и потому онъ всю жизнь оставался врагомъ мопаховъ. Въ своей деятельности онъ суметь соединить въ себ>ь ученаю и литератора, богослова и сатирика. Опъ напечаталъ греческш Новый Заветъ по исправленному тексту, издавалъ творешя за-падпыхъ отцовъ церкви и переводилъ на латинскш восточныхъ отцовъ, а также писалъ богословсые трактаты ученаго и прав-

2*

  20 

ственнаго характера, считая себя призваннымъ очистить като-лицизмъ отъ лжетолковашй и суевёрШ. Въ своихъ сатирахъ, изложенныхъ легкимъ и изящнымъ языкомъ, онъ видимо под-ражалъ веселому и остроумному Лушану Самосатскому, жив-шему во II веке но Р. X. Изъ сочинешй этого рода, паписан-ныхъ Эразмомъ, особенно прославилась „Похвала глупости" (1509). Это—панегирикъ, который себе самой произносить оли­цетворенная глупость (или нелепость). Въ „ Похвале глупости" достается более всего поклонникамъ самой хвастливой богини, начиная суеверной толпой и кончая порочными монахами, не­вежественными схоластиками и извратившимся папствомъ.

33.    Ульрихь фонъ-Гуттенъ (1488—1523),  происходивши Ульрихъ   изъ захудалая имперско-рыцарскаго рода, въ ранней юности б£-

тенъ. жалъ изъ монастыря, куда былъ отданъ отцомъ для приготовлетя къ .духовному звашю. Его жизнь была вообще полна приключенШ какъ на родине, ■ такъ и въ Италш, где онъ сражался подъ знаменами Максимшпана I и учился у гуманистовъ. Еще очень молодымъ челов^комъ онъ достигъ известности, какъ латинскш поэтъ и ученый. Весьма рано въ немъ проявились также способ­ности силънаю публициста и страстнаю агитатора. Онъ участвовалъ во всЬхъ движешяхъ эпохи—и въ схваткахъ между гуманистами и схоластиками („поэтами" и „софистами"), и въ полемики, вызванной проповедью Лютера, и въ итальянской войне Максимшпана I, и въ рыцарскихъ предпр1япяхъ про-тивъ князей. По своему светскому духу и своему взгляду на жизнь онъ больше другихъ нвмепкихъ гуманистовъ подходилъ къ итальянскому  направленно.

34.    Между  гуманистами  и  представителями   среднеоп- Рейхлинов- ков0й культуры вездгь шла борьба,  но самый страстный харак-

скш сиоръ.                   J         Э*                                     J-.       J                              г                        i

теръ получила она въ I ерманш, где произошла въ началъ XVI в. и генеральная битва между обеими сторонами. Этотъ эпизодъ известенъ подъ назвашемъ „рейхлиновскаго спора". Уже давно монахи и схоластики съ неудовольств1емъ смотрели на Рейхлина и искали случая притянуть его къ суду за ересь. Такой случай представился. Одинъ' фанатикъ, крещеный еврей Пфефферкорнъ, добился у Максими-йана I повелешя, чтобы у евреевъ были отняты для истреблешя все ихъ книги, противиыя хрисианской вере, а сторонники этого ревнителя католицизма истолковали императорскш указъ въ смысле уничтожешя всей вообще литературы на еврейскомъ языке. Рейхлинъ, какъ спеща-листъ-экспертъ, занялся этимъ вопросомъ, чтобы доказать неле­пость подобнаго понимашя указа объ еврейскихъ -книгахъ. Нача-

—  21   —

лась полемика, въ которой обе стороны выпустили по нескольку брошюръ. Этимъ и воспользовались кельнсме доминиканцы, в-Ьдавипе д'Ьла ереси, чтобы притянуть Рейхлина къ своему суду, но помещай гуманистъ пожаловался пап'Ь-гумаписту Льву X. Дело получило громкую известность. Печатная полемика и судъ надъ Рейхлипомъ обратили впимаше на это д'Ьло и папской курш, и разпыхъ коро-нованныхъ особъ, и ученыхъ, и просто образовапнаго общества, и гуманистовъ, и схоластиковъ, и поэтовъ, и монаховъ. Въ честь Рейхлина писались оды („Тр1умфъ Капнюна" Ульриха фопъ-Гуттена), а самому ему посылались сочувственныя письма, которыя онъ даже напечаталъ отдельной книжкой подъ заглав1емъ я Писемъ зиаменитыхъ людей". Тогда „рейхлинисты" издали (1516) дру­гую книжку тоже писемъ, будто бы написанныхъ кельнскими богословами и ихъ приверженцами къ одному перебежчику изъ гуманистическаго лагеря къ его врагамъ. Эта книжка, вышедшая въ св'Ьтъ подъ назватемъ ^Писелгьтемныхъ (т.-е. малоизв4ст-пыхъ) людей" была остроумною подделкою подъ варварскую латынь и нелепый способъ разсуждешя схоластиковъ. Ихъ неве­жество и cyeBUpie, нетерпимость и недостойное поведете были подвергнуты самому безпощадному смеху, и сатира имела ко­лоссальный успехъ. Подделка была совершена такъ ловко, что некоторые наивные монахи приняли эти письма за настоянця и восторгались ими, пока не узнали, что были жертвою остроумия „рейхлипистовъ". Въ числе авторовъ яПисемъ темныхъ людей" называютъ и Гуттена.

35. Сильное содейств!е новому образованно оказало изо- ^£°цГр0*" бршпсше тряпичной бумаги и книюпечатангя, заменившихъ до- татя. рогой пергамепъ и не менее дорогую переписку кпигъ. Изобретете бумаги относится къ началу XIV в., изобретете книгопечаташя— лишь къ середине XV. Впрочемъ, печатате досками существовало уже около 1400 г.; такъ печатались, напр., свящепныя изобра-жетя (иногда съ надписями) и игральныя карты. Къ мысли печатать подвижными металлическими буквами пришелъ около 1440 г. майнцсшн уроженецъ Ioiama Гуттенбергъ, соединив-ннйся для устройства первой настоящей типографш съ говели-ромъ Фаустомъ и зятемъ его Шефферомъ; въ 1450 г. была отпечатана ими первая книга (Виб.!пя). Это великое открытие мало-ио-малу распространилось по всей Европе и прежде всего послужило на пользу гуманистической литература. Первые типографы были иногда сами учеными гуманистами, и некоторые изъ нихъ даже прославили свои типографш образцовыми издатями классиковъ.   Особенно выдвинулись издательстя  фирмы Альдовъ

22  

въ Венещи и ■ Этъеновъ въ Париже (въ ХУ1 в.). Въ сл'вдую-щемъ перюдт. кнтопечататв пошло ыавнимъ образомъ на службу религюзной реформации

36*. Гуманизмъ оказалъ громадное вл1яше на всю посл'Ьдую-Начало на- щуЮ умственную жизнь Европы. Въ немъ впервые проявился на-впт{я°вът-учиьш гттересъ къ реальному мгру, преимущественно же инте-вое время. ресъ къ самому человеку и всему человеческому. Въ свое OTHonienie къ Mipy гуманисты впервые внесли духъ и пргемы научнаю изслгь-дованъя. Главными предметами ихъ анализа и критики были лич­ная и общественная жизнь человека, т.-е. вопросы нравствен­ности и воспиташя, общежит!я и исторш, а также литературы и языка. Они были родоначальниками филологш, исторюграфш, государствов'ВД'Бтя и педагогики новаго времени, но естество-знаше еще не входило въ кругъ ихъ интересовъ. ОбшДй духъ изслъдовашя, однако, направилъ потомъ внимаЕпе ученыхъ и на природу, и къ XYI в. относится начало новаго естествознатя, достигшаго въ сл'Ьдующемъ столътш уже довольно значитель­ная развиия. Географичесшя открытая конца XV и начала XVI в. (путешеств!я Колумба и Васко-де-Гамы и первое круго­светное плавате Магеллана около 1520 г.) окончательно утвер­дили людей въ мысли о шарообразности земли, а въ середине XVI в. польскш каноникъ Николай Еоперникъ (1472—1543} трудомъ своимъ „О вращенш небесныхъ гЬлъ" опровергъ при­нятую тогда всеми MipOByio систему Птолемея, доказавъ, что не солнце вращается вокругъ земли, а земля вокругъ солнца. Это великое откръте было дополнено въ XVII в. нъмцемъ Ееплеромъ(1571 — 1630) и итальянцемъ Галилеемъ(1564—1642), открывшими законы движешя небесныхъ тълъ. Кромв того, Га­лилей совершилъ несколько открытш въ механики и физики. Коперникъ посвятилъ свою книгу папъ, но церковь осудила его систему, а Галилей за ея защиту даже подвергался суду инквизи-цш, которая желала вынудить у него отречеше отъ этой „ереси". Инквизищи подвергался и придворный врачъ Карла V и Фи­липпа II Безальо (1514—1564), который первый сталъ зани­маться анатом1ей на трупахъ и обучалъ этому другихъ. Въ XVI же в'Бкъ Ларацельсъ (1493 — 1541), обратившиеся въ дълъ изучешя природы отъ книгъ къ непосредственнымъ наблюде-шямъ и опытамъ, полож

 

5