ГоловнаЗворотній зв'язок
Главная->Історія->Содержание->Глава IV. Католическая реакщя.

Учебник новой истории

Глава IV. Католическая реакщя.

I. Общш взглядъ на пронсхождеше католической реакцш (§§ 89—90).—Глав­ный орудая реакцш (§§ 91—95)

И. Международныя отношешя во второй половинт. XVI в. (§§ 96—101).

III.   Отд'Ьльныя страны въ эпоху католической реакцш: Иснашя (ср. §§ 90, 97, 98, 101), Нидерланды (§ 102), Ан™я (§§ 103-104), Франндя (§§ 105—109), Польша (§ ПО), Герматя (§§ 117—123).

IV.   Международныя бтношетя въ первой половин* XVII в. (§§ 111—116).— Тридцатилетняя война (,§§ 119—121).—Вестфальскш миръ (§ 124).

I.

89. Релииозная реформащя оказала большое вл1яше на католицизмъ, заставивъ папу и клиръ исправить его недостатки и принять миры для борьбы со всбмъ, что было ему враждебно. За реформащей   протестантской и сектантской   последовала ре-

  03  --

формацгя католическая, или возрожденге католицизма, бывшее въ то оке время ti_ католической реакцгей, воздт>йств1емъ со сто­роны старой церкви на отпавшихъ. За папствомъ въ середине XVI в. оставались еще мпопе государи и народы, оставалось и никоторое количество населешя въ самихъ протестантскихъ стра-пахъ; въ распоряжеши папъ были еще веЬ прежшя учрежде-шя и средства церкви, но все это было разрознено, разстроено, испорчено. Самый усп'Ьхъ реформащи былъ возможенъ только BM^CTBie этого общаго внутренняго разложешя католицизма. Для самосохрапешя папство и духовенство должны были заняться починкою, переустройствомъ, направлешемъ къ одпой цели быв-шихъ въ ихъ распоряжети силъ. Это и было ими предпринято въ середишъ XVI в. Главными деятелями вoзcтaнoвлeнiя католи­цизма были люди, выгаедппе изъ двухъ нащй, которыя почти совс4мъ не были затронуты реформащей, кромъ' едипичныхъ слу-чаевъ отпадешя отъ церкви. Одною изъ этихъ пащй были испанцы, другою—итальянцы.

90*. Испашя была страною воинствующаю католицизма. Въ Ьатолицизмъ

7 •    /•                              \                                                 въ Пспанш

течете почти восьми столъий (<11—1492) испанцы вели борьбу ивъИтыш. съ мусульманами, шагъ за шагомъ отвоевывая у нихъ страну. Это развило въ нащи пламенную релипозность, доходившую до фа­натизма: быть испанцемъ и бить католикомъ значило одно и то же. Въ Италш также католицизмъ получилъ навдональное значе-Hie, потому что онъ ставилъ эту страну во главй всей католической Европы и давалъ возможность итальянцамъ обогащаться на счетъ другихъ нащй. Нащональная оппозищя другихъ народовъ про-тивъ Рима прямо была враждебнымъ отношешемъ къ итальян­цамъ. Глубокаго релипознаго одушевлешя въ эпоху реформащи въ Италш не было, но зато было мною политической ловкости и дипломатическаю искусства. Папы за последнее время передъ реформащей пускали въ ходъ эту ловкость и это искусство, видя въ себй, главнымъ образомъ. только владетелей одного изъ итальянскихъ государствъ, вступая въ союзы съ другими государями и ведя съ ними войпы. Реформащя заставила ихъ вспомнить о своемъ церковномъ значенш, и они нашли под­держку въ итальянцахъ, для которыхъ иротестантизмъ былъ ч^мъ-то въ роди бунта противъ нихъ самихъ. Отлучешя отъ церкви и интердикты были теперь не по времени. Защищаться и напа­дать нужно было не старыми средствами, потерявшими свою силу, а средствами новыми, бороться бо.тЬе приспособляясь къ обстоя-тельствамъ, ч'Ьмъ ихъ ломая. Для этого прежде всего нужно было быть дипломатами, политиками, а въ этомъ искусстве итальянцы

  64  

были первыми въ Mipi. Папство не пренебрегало, впрочемъ, и некоторыми старыми средствами, преобразовавъ инквизицш и цензуру, но главною силою католической реакцш былъ новый орденъ, основанный испанцами и итальянцами подъ назвашемъ „Общества 1исуса", ему преимущественно папы были обязаны победою на тридентскомъ соборе, который они вынуждены были созвать. Начало этого поворота въ исторш католицизма относится къ сороковымъ годамъ XVI в., когда совершилось преобразовав1е инквизицш (1642) и цензуры (1643), основанъ былъ орденъ 1езуитовъ (1640), и созванъ былъ тридентскш со-боръ (1645). Посл4дшй окончилъ свои зашшя въ начале шести-десятыхъ годовъ (1563), за годъ до смерти Кальвина. Такимъ образомъ, эпоха переустройства католицизма совпадаетъ съ эпохой усилешя и новаго распространешя протестантизма при Каль­вине. Между реформащей Лютера и Цвингли и католицизмомъ временъ папъ Льва X и Климента VII не было еще такихъ враждебныхъ отношенш, кагая образовались между кальвиниз-момъ и католицизмомъ 1езуитовъ. Борьба стала теперь резче и непримиримее  съ обеихъ сторонъ.

91. Первымъ папою реакцш былъ Павелъ III (1534—1549), Инкоизищя ПрИ Еоторомъ и произошло   преобразоваше инквизицш   и   цен-

и цензура.                  V-r                                          »

зуры. Церковный судъ по дъламъ ереси существовалъ и раньше, но въ каждой странй онъ былъ устроенъ по-своему. Павелъ III задумалъ учредить центральное инквизищонное судилище въ Риме (sanctum officium) и подчинить ему местные духовные суды (1542). Ему не удалось достигнуть этого по отношен™ къ Гер-маши, Франщи и Польше, но итальянсые правители приняли въ своихъ влад'Ъшяхъ римскую инквизищю. Устроена она была по образцу инквизицш испанской, усилившей свою деятельность въ конце XV в. Она действовала при помощи организованнаго шпюнства и доносовъ, подвергала обвиняемыхъ жестокимъ пыткамъ и предавала смертной казни посредствомъ сожжешя. Впрочемъ, въ некоторыхъ странахъ, не принявшихъ инквизицш, и старые церковные суды действовали не лучше. Напримеръ, во Франщи прославились своею жестокостью известныя „огненныя палаты". И книжная цензура существовала раньше, но тоже не имела определеннаго устройства. Папа Павелъ Ш запретгш печа­тать книги безъ разргыиетя „священпаго судилища" (1543), а позднее былъ составленъ оффищальный „списокъ запрещен-ныхъ книгъ" (index librorum prohibitorum), въ который попали вместе съ протестантскими сочинешями и произведешя гумани­стической литературы. Вообще реакщя нанесла страшный ударъ

— 65 —

и гуманизму, такъ какъ цензура распространила свою деятель­ность на все проявлешя умственной жизни въ Италш.

Игнапй Лойола.

1езуитов1

92.       При томъ же папт> Павле III возникъ и орденъ 1езуитовъ. Основателемъ его былъ испанскш дворянинъ Игнаты Жойола (1491—1556). Въ молодости онъ былъ военнымъ и отличался жаждою рыцарскихъ подвиговъ и большою храбростью. Онъ участвовалъ въ первой войне Карла У съ Францискомъ I, по должеиъ былъ оставить службу, когда въ одномъ деле француз­ское ядро раздробило ему ногу. Во время долгаго и труднаго леченш онъ занялся чтешемъ житШ святыхъ и сталъ предаваться мечтамъ о духовномъ подвижничестве и ыученическомъ вт>нцт>. По выздоровленш онъ сделался строгимъ аскетомъ и началъ лишеншми въ пище и сне и самобичевашями удручать свою ллоть. Онъ дошелъ до восторженнаго состояшя и им^лъ видешя, видълъ и адъ съ горящими въ немъ грешниками, и рай съ 1исусомъ Христомъ и, святыми. Сначала Лойола думалъ посвятить себя обращение турокъ въ христианство и съ этою целью ездилъ въ Палестину, откуда его, однако, выпроводило тамошнее католи­ческое духовенство, принявшее его за подозрительнаго искателя приключешй. Когда онъ возвратился въ Европу и сталъ пропо­ведовать народу, онъ тоже возбудилъ своею горячностью подо-зрешя духовныхъ властей, былъ арестованъ, но выпущенъ на свободу съ советомъ сначала пршбрести богословсшя знанш, а потомъ уже учить другихъ. Лойола поехалъ тогда въ Парижъ и сталъ учиться богословш. Здесь онъ сблизился съ несколь­кими соотечественниками (между прочимъ съ Лайнесомъ) и съ однимъ португальцемъ и образовалъ небольшой кружокъ едино-мышленпиковъ, къ которому мало-по-малу присоединилось не­сколько человекъ изъ другихъ нащональностей, что съ самаго на­чала придало этому маленькому кружку международный характеръ. Лойола и его товарищи сошлись на мысли о необходимости защищать церковь и папу, и въ 1540 г. съ соглаая Павла Щ ими было основано Общество 1исуса" (Societas Jesu), откуда и нозникло пазваше 1езуитовъ.

93.       Въ эту эпоху было учреждено еще несколько новыхъ и .£№™ преобразовано несколько старыхъ орденовъ, но каждый изъ нихъ имелъ какую-либо спещальную задачу и действовалъ пре­имущественно въ какой-нибудь одной стране. 1езуиты поста­вили себгъ самыя разнообразный задачи и покрыли оьтъю сво-ихъ учреждены всп, католгсческгя страны, основавъ мнопя учре-ждешя свои еще и вне католическаго Mipa. Они были наставни­ками юношества и завели громадное количество школъ и воспи-

5

НОВАЯ  ИСТОР1Я.

66

тательныхъ общежиий; они являлись въ роли пропов'вдниковъ простому народу и въ роли духовниковъ государей и разныхъ вл1я-тельныхъ лицъ; мнопе изъ нихъ занимались наукой и писали и издавали книги, а иные поступали на дипломатическую службу, делались полковыми священниками, занимались врачебной практи­кой, даже вели торговлю; изъ 1езуитовъ вышло также не мало мис-сюнеровъ, отправлявшихся въ такш отдаленныя страны, какъ Ищдя, Китай съ Япошей, Мексика и южная Америка; въ последней въ начали XVII в. они даже устроили свое собственное коло-шальное государство. Орденъ старался заводить свои учреждешя и въ иновпрныхъ европейскихъ странахъ (въ Турщи, въ Швецш, въ Англш) и дошить попытки подчинить папскому престолу рус­скую церковь (поездка 1езуита Поссевино въ Москву при 1оанне Грозпомъ и роль 1езуитовъ при заключеши брестской уши 1596 г.). Чтобы иметь возможность заниматься столь несходными делами, 1езуиты должны были выработать себе совершенно новую орга-низацт. Уже въ самомъ начали они получили привилегш—за--висвть только отъ одного своего „генерала", жившаго въ Риме и подчиненнаго прямо папе, а за тт>мъ вскоре имъ разрешено было не соблюдать нвкоторыхъ обетовъ монашества, не носить рясы и не жить въ монастыряхъ, что превращало орденъ дезуитовъ въ нечто своеобразное. Но одинъ монашески обътъ получилъ у нихъ особое развиие. Прежде у монаховъ младнпй долженъ былъ повиноваться старшему „даже до смерти", но не обязапъ былъ слушаться, если ему приказывали совершить смертный гр'вхъ; у 1езуитовъ это ограничеше исчезло, и приказаше на­чальника считалось выше голоса собственной совести. Въ каче­стве бывшаго военнаго, Лойола хорошо зналъ значеше дисци­плины и требовалъ, чтобы каждый членъ былъ „какъ бы трупомъ" или палкою въ чужихъ рукахъ. Безусловное послушаше онъ считалъ выше всякихъ личныхъ добродетелей. Для поддержашя дисциплины' нуженъ былъ постоянный надзоръ, и въ ордене было введено взаимное соглядатайство. Младппе, кроме того, не должны были знать плановъ своего начальства; вообще для усп'Ьха дъ\за 1езуиты облекали свои предпр!япя величайшею тайною, стараясь въ то же время все разузнавать, за всЬмъ следить, везде предупреждать своихъ противниковъ. Вследств1е этого орденъ соединялъ въ себе черты тайнаго общества и сыскной полицш. Главною специальностью 1езуитовъ было действовать, въ интересахъ церкви и къ „вящшей славе Бож!ей" (ad ma-jorem gloriam Dei), на светское общество, для чего лучшими средствами   были   признаны воспитанге и гссповгьдь; при этомъ

  67

более всего 1езуиты заботились о полномъ подчинены себе своихъ воспитанниковъ и духовныхъ чадъ. Они изучали характеръ каж-даго, потакали слабостямъ и юношей, и взрослыхъ, подделыва­лись подъ ихъ вкусы и стремлешя, пользовались даже ихъ поро­ками, а въ то же время убивали въ нихъ всякую самостоятель­ность мысли и воли. Преподаваше въ 1езуитскихъ школахъ сдела­лось скоро образцовымъ, и нередко даже протестанты отдавали въ нихъ своихъ д^тей; но изъ этихъ школъ выходили люди съ узкимъ умственнымъ кругозоромъ и съ сомнительными нравственными пра­вилами. Когда нужно было, хезуитсгае педагоги и духовники осо­бенно хлопотали объ успокоевш совести питомцевъ и духовныхъ детей; они выработали прямо целую систему казуистики, т.-е. чисто схоластическаго, но весьма тонкаго разбора моральныхъ „казу-совъ", или спорныхъ случаевъ нравственной жизни. Среди ie3yn-товъ были, конечно, и достойные люди и даже герои и мученики за веру; но общее направлеше деятельности ордена придавалось искусными политиками, которые пускали въ ходъ дипломатш и казуистику и не пренебрегали никакими средствами для дости-жешя своихъ целей. Между прочимъ, они возводили въ прин-ципъ оправдаше дурныхъ средствъ благими целями и въ общемъ сами поступали по этому правилу. Въ политике они держались принциповъ монархическихъ или республикапскихъ, смотря по тому, что было выгодам, и въ иныхъ случаяхъ проповедовали убйство вредныхъ для церкви королей и возсташе противъ нихъ подданныхъ.

94. Черезъ пять л4тъ после основашя ордена 1езуитовъ тРиДе1 состоялось и созваше собора. Этого уже давно требовали въ католическомъ Mipe, да и самъ Карлъ У считалъ соборъ луч-шимъ средствомъ для разрешешя релипозныхъ споровъ; но папы были противъ, помня стремлеше соборовъ первой половины XV в. къ ограниченно ихъ власти. Павелъ III вынужденъ былъ на созваше собора (1545) въ Тргентгь (по латыни Тридентъ), но сделалъ все, чтобы помпшать серьезной рефор.мгь церкви. Голоса на соборе подавались не по нащямъ, какъ то было въ Кон­станце и Базеле, а поголовно, чтб давало перевесь итальянцамъ; заеЬдашя подъ разными предлогами прерывались или перено­сились въ другое место. Два раза соборъ прекращалъ свои за-нятш на несколько .гЬтъ и окончилъ ихъ лишь въ 1563 году. Въ последиемъ, самомъ важномъ перюде, на соборе вполшь торжествовала папская политика и громадную роль игралъ генералъ 1езуитовъ Лайнесъ, одинъ изъ основателей ордена и непосредственный преемникъ Лойолы. Соборъ выработалъ теперь

5*

  68 

„тридентское исповедаше виры" безъ малейшихъ уступокъ про-тестантамъ и даже съ особенно резкимъ опредъмемемъ противо-положныхъ ученш. Папская власть была признана въ своемъ-средневековомъ объеме и надъ церковью, и надъ свитскими го­сударями—къ большому неудовольствт послътшихъ. Отменена только была торговля ипдульгенщями, и приняты были миры для улучшетя образовашя и нравовъ духовенства. Католичесте го­судари приняли тридентсшя постановлешя лишь съ разными ого­ворками. Высшее духовенство тоже не везде имъ благопр1ят-ствовало, и, напр., польсше епископы признали ихъ лишь черезъ тринадцать л*тъ поел* принятая ихъ королемъ. 1езуиты не мало-содействовали п проведепгю въ жизнь р^шенШ тридентскаго собора.-

95*.   Реакщя  сороковыхъ годовъ произвела большую «все­ общее сд^д- Мп>щ и въ самомъ папствгь. Папы второй половины XVI в. отка- cTBie ре-               и                                                                           г

акцш. зались какъ отъ веселой жизни, такъ и отъ гуманистическихъ инте-ресовъ и отъ чисто свитской политики своихъ предшественниковъ. Теперь это были суровые фанатики, заботивппеся прежде всего о поб'БД'Б католицизма. Изъ этихъ папъ особенно выделились Гри-%оргй XIII (1572—1585) и Сикстъ Т (1585—1590). Пер­вый, известный, какъ реформаторъ календаря („грегор1анскШ стиль"), обнаружилъ самую дикую радость, когда узналъ объ. изб1енш французскихъ протестантовъ въ ночь св. Вареоломея. Сикстъ V достигъ престола хитростью. Передъ избрашемъ онъ притворился дряхлымъ и больнымъ, ч^мъ и обезпечилъ свое избрав1е кардиналами, не хотевшими иметь строгаго папу; на именно онъ и былъ однимъ изъ самыхъ энергичныхъ, суровыхъ и жестокихъ людей на папскомъ престоле. Католическая реакщя оказала влгянге и на народный массы, положивъ конецъ коле-батямъ католиковъ точными опредйлетями тридентскаго собора-и распространивъ везде фанатическое отношеше къ протестан­тизму. Эпоха католической реакцш была временемъ релипоз-ныхъ войнъ, какъ междоусобныхъ, такъ и международныхъ, въ которыхъ во всей своей силе и проявился этотъ фанатизмъ.

П.

.              96*.   Посл4   аугсбургскаго   релипознаго мира и отречетя

формацш и Карла V международныя отношешя на запад* вступили въ но-

реакцш на выи фазисъ, подвергшись влгянгю общей борьбы между католи-

политику.  цизмомъ и протестантизмомъ.   Во внешней   политик*   первой

—  69  —

половины XVI в. вероисповедные мотивы не играли почти ни­какой роли. Союзъ протестантскихъ кантоновъ Швейцарш съ германскими имперскими городами и съ Филиппомъ Гессенскимъ, а католическихъ кантоновъ съ Габсбургами и Савойей пред­ставляете собою единственный прим^ръ политической комбина-цш на вероисповедной почве. Наоборотъ, въ соперническихъ войнахъ Карла V и Франциска I, бывшихъ главнымъ явлешемъ въ исторш международныхъ отношешй того времени, не было ничего, что сколько-нибудь наводило бы на мысль о религюз-ной распре. Совсбмъ другое зрелище представляетъ намъ вто­рая половина XVI в., когда въ своихъ взаимныхъ отношешяхъ государства резко разделились на католичешй и протестант-€кш лагери, которые и вели между собою дипломатическую и во­оруженную борьбу. Одна только Франщя становилась то на одну, то на другую сторону. Ея жизненные интересы и традищи за­ставляли ее попрежнему бороться съ Габсбургами, но такъ какъ именно последше стояли во главе католическаго лагеря, то Фран­щя и искала союза съ протестантами, следуя въ этомъ отноше-нш примеру Франциска I и Генриха П, поддерживавшихъ про­тестантскихъ князей въ Германш. Съ другой стороны, Франщя осталась верпа католицизму, и потому когда въ ней самой одер­живали верхъ люди, ставивппе интересы церкви выше лнтере-совъ государства, она искала, наоборотъ, сближешя съ католи­ческими державами.

97*.   ВО   ВТОРОЙ   ПОЛОВИНе   XVI В.,   ПОИ» Филиппе II (1556— Могущество .     *                                            j      г                                    _              Испанш въ

1598) Испатя сохраняла то первенствующее положенге, ■ ко- xvi в. торое она заняла при Карле V. Этому государю и его сыну принадлежалъ обширный Новый Светъ, откуда они получали массу драгоп/Ьнныхъ металловъ. Обладаше промышленными и торговыми Нидерландами тоже представляло для испанскаго пра­вительства болышя матер1альныя выгоды. Карлъ V оставилъ, кроме того, въ наследство своему сыну хорошую армда, зака­ленную въ бояхъ, и большой флотъ, побеждавши! враговъ на Средиземномъ море. Еще Фердинандъ Католикъ и Изабелла Ка­стильская утвердили въ стране королевскш абсолютизмъ, и испанцы не только свыклись съ повымъ порядкомъ вещей, но и внутренне ему подчинились, отождествивъ могущество своего ко­роля съ своею нащональною славою. Они прямо считали себя пер­вою нащей въ Mipe, и вместе съ т"бмъ нигде такъ непоколебимо и безраздельно не царилъ правоверный католицизмъ, какъ здесь. Карлу V не удалось возложить императорскую корону на голову своего сына, но Филиппъ II все-таки оставался главою старшей

  70

лиши династш, и младшая лигпя, царствовшая въ Австрш, не имев­шая такой силы, должна была играть сравнительно второсте­пенную роль въ неждународныхъ отношешяхъ.

98.     Филиппъ II   въ   общемъ   продолокалъ политику своею Политика ща въ смысле стремлешя къ первенству въ Европт.. Но между

' ними существовала и разница. Если Карла V нельзя при­числить къ какой-либо нащовальности, то Филиппъ II былъ прежде всего испанцемъ и выше всего ставилъ свои интересы, какъ именно испанскаго короля. Карлъ V былъ врагомъ рефор­мация, но по мотивамъ скорее политическаго, ч'Ьмъ релииозиаго свойства, тогда какъ Филиппъ II былъ фанатикъ, который „ско­рее согласился бы вовсе не быть королемъ, ч'Ьмъ управлять не­верными". Въ посл'вднемъ отношенш онъ былъ истиннымъ сы-номъ своего народа, отличавшагося крайнею нетерпимостью. Въ самомъ начали своего царствовашя Филиппъ II совершенно очистилъ Испангю отъ „еретиковъ", предавъ казни посредствомъ сожжешя—въ своемъ присутствш—веЬхъ, кого можно было изо­бличить въ принадлежности къ протестантизму. Потомки поко-ренныхъ мавровъ (мориски), сохранившее родной языкъ и ста­рый нащональпый костюмъ, подверглись за одно это страшному гонешю и были почти въ конецъ истреблены. Лично Филиппъ II былъ челов'Бкъ угрюмый и необщительный, лишенный способ­ности къ жалости и состраданно. „Если бы, сказалъ онъ од­нажды, мой собственный сынъ былъ еретикомъ, я самъ принесъ бы дровъ въ костеръ, чтобы его сжечь". (Известна печальная судьба его старшаго сына Донъ-Карлоса, котораго онъ за не­покорство посадилъ въ тюрьму, гдЬ несчастный инфантъ и окон-чилъ свои дни).

99.   Въ начали царствовашя Филиппъ II вообще пользовался Во»™    большимм   устьхами   въ   своихъ  внгьшнихъ  предпргятгяхъ.   Въ

Филиппа II.                     \                                                         г      *

воинъ съ французскимъ королемъ 1енрихомъ 11, начавшейся еще при КарлЬ V, испансше полководцы одержали нисколько побйдъ. На сторону Францш сталъ-было папа (Павелъ IV), но Фи­липпъ II послалъ противъ него герцога Альбу и тЬмъ заставилъ от­казаться отъ союза съ Генрихомъ Н. Франщя вынуждена была про­сить мира, который и былъ заключенъ въ Шато-Камбрези (1559), при чемъ Генрихъ II долженъ былъ возвратить Филиппу II Савойю и Пьемонтъ, отнятые еще Францискомъ I у ихъ герцога, союз­ника Испанш. Другимъ важнымъ усп'Ьхомъ Филиппа II было по-ражеше турокъ въ морской битвЬ при Жепанто (1570), героемъ которой былъ Донъ-Жуанъ Австргйскш (братъ короля отъ другой матери). Вскоре послЬ того Филиппу Н удалось еще увеличить

свои влад$шя щтсоединетемъ Португалги, гдъ* прекратилась прежняя династия (1580). Филиппъ II, мать котораго была пор­тугальской принцессой, предъявилъ свои права на вакантный престолъ и поддержалъ свои притязатя значительнымъ войскомъ, двинутымъ на Лиссабонъ. Португальцы въ сущности не желали этого соединешя и постоянно делали попытки свергнуть испан­ское владычество, но Филиппъ II до самой своей смерти же­стоко каралъ всб заговоры и возсташя въ этой стране.

100.   Гораздо   менгье   имгьлъ удачи Филиппъ II въ свопхъ Борьба Фи-

,                                                                                   „       липла II съ

усилгяхъ доставить повсемтьстно торэюество католицизму. Еще протеман-въ царствоваше своего отца онъ вступилъ въ бракъ съ англШ- тизмомъ въ скою королевою Мар1ей Тюдоръ, ревностною католичкою, на- землям. чавшею въ своемъ королевстве возстановлеше старой церкви. Mapia скоро умерла, и испанскш король предложилъ руку сестре ея Елизавете, но последняя отвергла это предложение, оскорбивъ этимъ до глубины души гордаго испанскаго короля. Другою причи­ною его ненависти къ Елизавете было то, что англШская королева н ея подданные оказывали сод,Ьйств1е протестантизму не только въ Шотландш и Франщи, но и въ принадлежавшихъ самому Филиппу II Нидерландахъ. Реформащя одержала окончательную победу въ Шотландш лишь съ помощью Елизаветы. Своимъ деспотизмомъ и фанатизмомъ Филиппъ II вызвалъ возстате Лидерландовъ, которое тоже стало пользоваться покровительствомъ англшской королевы и поддержкою со стороны французскихъ протестан-товъ. Во Франщи какъ-разъ въ это время происходили рели-гюзныя войны, въ которыя Филиппъ II и не замедлилъ вме­шаться, чтобы утвердить католицизмъ въ этой стране и даже подчинить ее своей династш. Онъ ясно понималъ, что дости-жеше его цели на материкЬ требовало сокрушешя Англш, гЬмъ болйе, что эта страна начинала грозить морскому могуществу Испаши. Апгл1йсгае моряки, которые сами были пе прочь гра­бить чуж1я суда и прибрежныя колоши, нередко нападали на испанцевъ и на море, и на суш^. Все это вм^сгЬ взятое за­ставляло Филиппа II постоянно думать о томъ, какъ бы подчи­нить Англш своей власти. Сначала опъ возлагалъ свои надежды на шотландскую королеву Марш Стюартъ, оспаривавшую у Елизаветы права на англшскую корону. Предполагалось сверг­нуть и убить Елизавету, и Филиппъ П тайно руководилъ заго­ворами, ставившими себе эту цель. Онъ даже основалъ въ Бельгш семинарш для подготовки англ1йскихъ католическихъ священ-никовъ, отправлявшихся потомъ на родину для совершешя ка-толическаго богослужешя и для возмущешя подданныхъ противъ

72

королевы-еретички. Когда Mapia была казнена, Филиппъ II ре­шился наказать Елизавету за это и для завоевашя Англш сна-рядилъ громадный флотъ, заранее получившш назваше непобе­димой армады (1588). Предпр1ят1е это, однако, окончилось пол­ной неудачей. Вся Ат\гпя возстала на защиту национальной не­зависимости и выставила противъ армады свой наскоро снаря­женный флотъ, оказавшшся, впрочемъ, превосходными Бури и неопытность въ морскомъ дългб главнаго испанскаго начальника помогли англичанамъ, и въ Испанпо вернулись лишь жалше остатки армады. Это было страшнымъ ударомъ для морского могущества Испаши и сильно ей повредило въ д'бл'б усмирешя Нидерландовъ, часть которыхъ незадолго передъ тбмъ (1581) отложилась отъ Филиппа II и образовала самостоятель­ную республику. Потерпълъ Филиппъ II и съ своими планами относительно Франщи. Во время происходившихъ здъсь рели-иозныхъ войнъ католики призвали къ себъ на помощь Фи­липпа II, и онъ прислалъ имъ денегъ и солдатъ. Когда въ 1589 г. во Франщи прекратилась династгя Балуа и па пре-^ столъ вступилъ протестанта Генрихъ Бурбонъ, ближайшш род-ственникъ королев скаго дома, Филиппъ II не захотълъ признать его королемъ и продолжалъ оказывать помощь католической партш, сопротивлявшейся новому государю. У испанскаго ко­роля, какъ мужа французской принцессы, явилась даже мысль посадить на престолъ Франщи свою дочь или же сбсть на него самому. Генриху Бурбону пришлось, установивъ вну-треашй миръ въ своемъ государстве, отражать испанское нашеств1е и съ юга, и съ сБверо-востока (изъ испанскихъ Ни­дерландовъ). Эта новая война Франщи съ Испашей окончилась лишь въ 1598 году, бывшемъ и годомъ смерти Филиппа П. lOl*. Войны, которыя велъ Филиппъ II за преобладаше Ослаблеше испанш и торжество католицизма, только ослабили и разорили его государство. Отложеше части Нидерландовъ, гибель не­победимой армады, неудача во Франщи знаменовали потерю Испашей того первенствующаго положешя, которое она зани­мала до второй половины царствовашя Филиппа П. Нредпр1ямя этого короля стоили громадныхъ денежныхъ средствъ и отры­вали массу людей отъ производительна™ труда. Испанио уже не могли спасти золото и серебро Новаго Свъта, тбмъ болъе, что нащя, привыкшая къ легкой паживБ въ заморскихъ стра-нахъ и на войнъ, пренебрегла развииемъ земледъмпя, промыш­ленности и торговли. Матер1альпому обнищанш страны соотвбт-ствовалъ и культурный ея упадокъ подъ гнетомъ фанатическаго

  73 

правительства и невежествен наго духовенства. Весьма понятно, что после Филиппа II Испатя сошла на степень второстепеп-наго государства.

III.

102. Наиболее упорное сопротивлеше встретить Филиппъ II Нидерланд- тг                                   » .        ,                              г                                                         ская Рево-

въ Нидерландахъ, гдз его оеспотизмъ и фанатизмъ вызвали цтлую    м>щя.

революцт. Получивъ въ управлете эту страну, Филиппъ II оставилъ въ ней своею наместницей герцогиню Маргариту Ларм-скую, давъ ей. въ советники суроваго кардинала Гранвеллу и поручивъ имъ введете въ Нидерландахъ инквизицш и подавле-Hie м'бстныхъ вольностей. Это вызвало страшное неудовольств1е во всЬхъ классахъ общества, ч^мъ съ болыпимъ усп'Ьхомъ стали пользоваться протестантше проповпдники. Въ парод'Ь началось сильное религюзное движете, мало-по-малу принявшее характеръ бурной револющи. Съ своей стороны, дворянство образовало особый союзъ („компромиссъ") для защиты политической и ре-липозвой свободы и въ этомъ смысл'Ь составило npouienie, ко­торое и было подано нам^стницв. Для представлетя своей петищи дворяне съехались въ Брюссель и въ назначенный день въ тор­жественной процегаи двинулись къ дворцу Маргариты Пармской. Прошете было принято, но одинъ изъ приближенныхъ герцо­гини сказалъ ей, что ей нечего бояться этихъ оборванцевъ (gueux). Узнавъ объ'этомъ, члены дворянскаго союза стали на­зывать себя гёзами, и это назваше впослъ\цствш распространи­лось на всехъ недовольныхъ испанскимъ правительствомъ. Об­щему движепш сочувствовали и нидерландсие вельможи, поль-зовавппеся большимъ вл1ятемъ въ стран'Ь. Среди нихъ первое м-бсто принадлежало немецкому князю Вильгельму Оранскому, у котораго были въ Нидерландахъ громадныя поместья, а двумя другими видными деятелями были графы Эшонтъ и Горнъ, про-славпвппеся на военномъ поприще. Филиппъ отвъ"гплъ на вей просьбы и представлетя своихъ нидерландскихъ поддапныхъ по­сылкою въ страну жестокаго герцога Альбы съ самыми широ­кими полномоч1ями и съ большимъ испанскимъ войскомъ. При первомъ извъттш объ этомъ Вильгельмъ Орапсшй поспешилъ удалиться въ Германно, а Эгмонтъ п Горнъ были по приказа­ние Лльбы арестованы и обезглавлены. Новый нам'Ьстникъ не­медленно учредилъ особый „совета о мятежахъ", который сталъ сажать   въ   тюрьмы   и   приговаривать   къ казпямъ вс4хъ, кого

  74  

только можно было заподозрить въ принадлежности къ „ереси" или въ „бунте". Тогда среди выведенныхъ изъ терпт»шя нидер-ландцевъ начались мгьстныя возстангя, съ страшною жесто­костью подавлявппяся солдатами герцога Альбы, несмотря на то, что на помощь къ возставшимъ пришелъ съ своими отря­дами Вильгельмъ Оранскш, а такъ называемые „морсые гёзы" успешно действовали на море и овладевали приморскими горо­дами (1572). Самъ Филиппъ II увидъмъ, что Альбе не сломить сопротивлетя нидерландцевъ, и что онъ только окончательно ра-зоритъ ихъ богатый край, и поэтому онъ ртшилъ отозвать Альбу; но и новые наместники, которымъ онъ одному за другимъ по-ручалъ усмирен1е возстатя, уже' не въ состоянш были испол­нить это дЬло. Сначала почти все области (кроме одной) за­ключили между собою союзъ („гентская пацификащя") для взаимной защиты и совершеннаго изгнашя испанцевъ изъ Нидерландовъ, но искусной политике одного изъ намт>стниковъ Филиппа II, Але­ксандра Лармскаго, удалось разъединить интересы тверныосъ и южныосъ областей, населенныхъ разными национальностями и при-надлежавшихъ къ разнымъ въроиспов'Бдашямъ. На юге, где преоб­ладало населеше романскаго происхождешя, протестантизмъ имъмъ лишь незначительный усп^хъ, и этимъ воспользовался Александръ Пармскш, чтобы привлечь на свою сторону южныя провинцш, едвлавъ ихъ населенно разныя уступки и смягчивъ прежтя суровыя мт>ры правительства. Зато семь сЬверныхъ провинцш съ Голланд!ей во главе въ 1579 г. заключили между собою бо-лгье тгьсный союзъ, извгьстный подъ названгёмъ утрехтской унт, и тъмъ самымъ положили начало новому федеративному государ­ству, генеральные штаты котораго черезъ два года объявили Филиппа II лишеннымъ престола и такимъ образомъ превратили съверныя области въ Республику соединенных^ провинцш (1581). Такимъ образомъ, Нидерланды разделились на двъ части, изъ коихъ одна осталась подъ властью Испанш (Бельпя), другая (Гол­ландская республика) составила самостоятельное союзное госу­дарство. Въ новой республике установилась широкая политиче­ская и религюзная свобода. Во внутреннихъ делахъ каждая про­винцш пользовалась полною самостоятельностью, но дела внеш-тя подлежали ведению генеральныхъ штатовъ. Особыя заслуги въ дгьлть основаны голландской республики принадлеэюатъ Виль­гельму Оранскому, сумевшему примирить политическ1е интересы и релипозныя разноглаая семи провинцш и въ то же время успешно ведшему войну съ Испашей. Онъ былъ сделанъ на-следственнымъ штатгалътеромъ   (наместникомъ) Голландш, со-

— 75 —

ставлявшей одну изъ провинцш союза, и насл^дственнымъ же правителемъ всего союза въ дъмахъ внешней политики съ правомъ распоряжаться военными силами и флотомъ страны. Филиппъ II об'Ьщалъ большую денежную награду тому, кто убьетъ Вильгельма, и вскоре одинъ фанатикъ, коварно пробрав-шшся къ голландскому штатгальтеру, умертвилъ его ударомъ кинжала (1584). Сынъ Вильгельма Морицъ съ усп'Ьхомъ про-должалъ отстаивать независимость новой республики отъ Испа-нш. Война съ последнею окончилась уже по смерти Филиппа II въ начале XVII в. (1609) перемир1емъ на 12 л£тъ, но лотомъ возобновилась, и лишь въ 1648 г. Испанш признала независимость голландской республики.

103.    Въ эпоху разгара католической   реакщи и войпъ Фи- Англ1я чр= липпа II въ Англш царствовала   королева Елизавета (1558—

1603), самое положеше которой, какъ отвергавшейся католиками дочери Генриха VIII ц Анны Болейнъ, делала ее защитницей про­тестантизма. Правда, у себя дома она преследовала пуритапъ, но и сами пуритане смотрели па нее преимущественно, какъ на защит­ницу ихъ единов'Ьрцевъ-кальвинистовъ и въ Шотландш, и въ Нидерландахъ, и во Франщи. Елизавета и вообще пользовалась большою популярностью среди своихъ подданныхъ, несмотря на то, что действовала совершенно самовластно. Она обла­дала умйшемь выбирать въ советники умныхъ и энергичныхъ людей. Въ ея царствован1е улучшилось состояше англшскаго земледЗшя; стали заметно развиваться промышленность и тор­говля; основана была Остъ-ипдская торговая компашя (1600), и началась англшская колонизащя въ северной Америке (Вирги-шя); заведенъ былъ хороппй флотъ, и Дрекъ первый изъ англичанъ совершилъ кругосветное путешеств1е. Въ культурномъ отношенш это была эпоха разцвгьта англшской литературы. Въ это время выдвинулись одинъ изъ величайшихъ поэтовъ всехъ временъ и народовъ, Вилъямъ Шекспиръ (1564—1616) и крупный мысли­тель, основатель эмпирической философш Фрэнсисъ Бэконъ (1561 —1626).

104.     Но у Елизаветы было и много враговъ внутри Аныт. Стщ*р^ и

ЭТО   были ГЛаВНЫМЪ ОбраЗОМЪ КатОЛИКИ, КОТОрые ПОСТОЯННО  СОСТа-   Елизавета.

вляли заговоры противъ ея жизни. У нихъ была и своя кандидатка на аппайскш престолъ въ лице шотландской королевы Март Сптартъ, которая, происходя отъ дочери Генриха VII, считала себя законной наследницей англшской коропы и даже стала себя называть апгл1йскою королевою. Mapifl Стюартъ npiexajia въ Шотландш после   смерти   своего перваго мужа (Франциска I),

  76 

именно въ томъ году, когда въ ея королевстве устанавлива­лась пресвитер1анская церковь. Оставаясь сама католичкою, она вооружила противъ себя суровыхъ кальвинистовъ еще и своимъ легко-мысленнымъ поведешемъ. Сначала Mapifl вышла замужъ за своего родственника, лорда Дарнлея, человека весьма грубаго; потом'ъ она разошлась съ мужемъ, и посл^дшй вскоре палъ жертвою заговора, составленнаго противъ его жизни. Въ этомъ престу­плены! былъ заподозр'Ьнъ графъ Ботвель, когда же онъ увезъ королеву и на ней женился, то все были уверены, что и сама Mapifl участвовала въ заговори. Произошло новое возсташе/отъ котораго Марш пришлось спасаться бегствомъ въ Англпо (1568), между т^мъ какъ въ Шотландш королемъ былъ призпапъ ея сынъ отъ лорда Дарплея, малол^тшй 1аковъ TI (впосл'Ьдствш по Англш 1аковъ I). Этотъ новый переворотъ въ Шотландш им^лъ строго пресвитер1анскш характеръ, и победившая пария старалась воспитать юнаго короля въ ненависти къ „идолослу-женш", какъ кальвинисты называли католицизмъ.

После своего бегства изъ Шотландш Mapifl Стюартъ очу­тилась въ плену у своей соперницы, которая держала ее подъ стражею около восемнадцати летъ. Въ пользу пленницы англШ-CKie католики составляли 1юстоянные заговоры, обращая

 

7