yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Історія->Содержание->Глава Y. Абсолютная монарзая.

Учебник новой истории

Глава Y. Абсолютная монарзая.

I. Переходъ сословной  монархш въ абсолютную (§§ 125—126).—Обш,1я черты эпохи абсолютизма (§§ 127—132).

И. Отд-Ьлышя страны: Англия (§§ 133—145) п Франщя (§§ 146—158).

III.   Международная отношсшя  на Запад*  въ  вт>къ Людовика XIV (§§ 159 — 164).—Международная отношетя первой половины XVIII в. (§§ 165—166).

IV.   Отделения страны: Прусс1я (§§ 167—168) и Польша (§§ 169—170).

125*.   Въ  ЭПОХУ  реформами И католической реакщи прОИЗО-  Сословная v    ^                                           •             1                  ,                       -    монархия.

шло на западъ   Европы   превращены   среоневпковои   сословной

— 92 —

монархги въ абсолютную монархт новаго времени. Въ XIV и XV вв. короли делились своими правами съ собраньями госу­дарственники чиновъ, состоявшими изъ представителей отдбль-ныхъ сословш. Эти учреждешя носили разныя назвашя (кортесы въ Испаши и Португалш, парламенты въ Англш и Шотландш, генеральные штаты во Францш, ландтаги въ отдъмьныхъ кня-жествахъ въ Германш, сеймы въ Чехш и Польше и т. п.) и имъмш неодинаковое устройство, но сущность ихъ была одна— совместное властвоваше королей съ сословно-представительными собрашями. Для издатя повыхъ законовъ и отмены старыхъ, равно какъ и для введешя новыхъ налоговъ требовалось соглаие государственныхъ чиновъ. Въ н'Ькоторыхъ странахъ и самое вве­дете реформации совершалось съ соглабя этихъ сословныхъ со-бранШ. Неодинаковы были и взаимныя отношешя королей и со-словно-представительныхъ учреждены. Во Францш генеральные штаты никогда не достигали такого зиачетя, какое принадле­жало англшскому парламенту, а, наоборотъ, польскш сеймъ сде­лался даже самою главною силою въ государстве, совсвмъ осла-бивъ королевскую власть; но все это были лишь разныя проявле-шя одной и той же государственной формы—сословной монар­хии съ ея отклонешями въ сторону чистой монархш (Франщя) или въ сторону республики (Польша). Въ н'Ькоторыхъ государствахъ и самая королевская власть была избирательная, по крайней мере, въ принципе; такъ было даже и въ новое время въ скан-динавскихъ государствахъ, въ славянскихъ Чехш и Польпгб, въ Венгрш.

126* Эта сословная монарх1я стала уступать место монар-Гстановле- хш абсолютной. Ранее всего абсолютизмъ развился въ Италги, лвтизма. где онъ принялъ форму неограниченной княжеской власти, имев­шей такое же происхождеше, какъ и тираншя въ древней Гре-цш; эта форма и нашла свое отражеше въ нзвестномъ сочи-ненш Машавелли. Въ XVI и XVII вв. почти везде государ­ственные чины пришли въ упадокъ. Въ однихъ местахъ они исчезли, въ другихъ остались, но потеряли прежнее значеше. Испаша уже при Карле V была совершенно абсолютною мо-нарх!ей. Во Францш въ XVI в. генеральные штаты играли не­которую роль только во время релипозныхъ войнъ, и после 1614 г. больше не собирались. Въ земляхъ австрШскихъ Габс-бурговъ тоже установился абсолютизмъ, особенно после пода-влешя чешскаго сейма въ эпоху тридцатилетней войны (1620) и усмирешя возсташя венгровъ въ конце XVII в. (1687). Въ Германш   тридцатилетняя   война   нанесла ударъ ландтагамъ, и

—  93  —

князья сделались абсолютными государями. Въ Даши абсолю-тизмъ установился путемъ государственная переворота въ 1G60 году. То же самое несколько поздние (1G82 и 1693) произошло и въ Швецш при Карлй XI; но поздп^е, въ XVIII в., въ этой стране устанавливалось олигархическое правлеше. При­чинами падешя сословно-представительныхъ учреждены было, во-первыхъ, то, что народныя массы ими совсФмъ не дорожили и потому ихъ не защищали, такъ какъ вообще не были въ ниосъ представлены, а во-вторыхъ, то, что cocaoBia, высылавпия сво-ихъ представителей, ссорились между собою и т'Ьмъ только себя ослабляли. Бпрочемъ, д£ло не обошлось безъ борьбы, которая была особенно сильна во время реформацш.

Сохранили и даже усилили свое значеше государственные чины лишь въ немногихъ странахъ. Генеральными штатами управлялась Республика соединенныхъ провинщй (Голланд!я), освободившаяся отъ, Испанш. Польша въ сущности тоже пре­вратилась въ республику и даже оффищально такъ называлась: „Рйчь Посполитая" значитъ по-польски республика. Накопецъ, удержалъ за собою значеше свое и англшскш парламентъ, но только посл'Ь долговременной и упорной борьбы съ королями изъ династш Стюартовъ, явно стремившейся къ абсолютизму. (Сохранились штаты еще въ Бельпи и парламентъ въ Шот-ландш).

127.   Чертами   бо-тве   или   мен^е   общими всбмъ государ- ^мютизма ствамъ,   въ   которыхъ   установился абсолютизмъ,  были сл'Ьдую-щш явлешя.

Во-первыхъ, полное подчинение церкви королевской власти въ странахъ протестантскихъ и союзъ съ религгозной реакцгей въ государствахъ католическихъ. (Бпрочемъ, католическая реак­ция стала господствовать и въ Польше). Во-вторыхъ, отнявъ у сословш ихъ политичешя права, короли оставили за ними во всей неприкосновенности гсосъ сощалъныя привилеыи, и между прочимъ, не трогали феодальныхъ правъ, дававшихъ власть дво-рянамъ падъ крестьянами. Въ-третьихъ, короли этой эпохи стре­мились къ ослабление мъстпаго значетя дворянства и город­ской свободы, развивая систему управлетя провинцгями изъ центра при помощи чиновничества (централизапдя и бюрокра­та). Въ-четвертыхъ, везд'Ь устапавливаются постоянный армш. Между эпохой феодальнаго войска и эпохой постоянныхъ войскъ Европа пережила эпоху наемничества. Наемными войсками стали пользоваться въ kohitb среднихъ въковъ въ Италш, гдъ1 ихъ образовывали   такъ называемые  кондотьеры (вожди), иногда дъ-

—  94 —

лавппеся князьями посредствомъ насильственная захвата власти. Во время тридцатилетней войны Валленштейнъ тоже былъ кон-дотьеромъ, но съ нимъ и прекратилось военное наемничество. Въ-пятыхъ, государству поваго времени для управлетя страною при помощи чиновниковъ, для содержашя армш и для между-народпыхъ войнъ нужно было иметь много денегъ. Средневеко­вые доходы государей были незначительны, и во всякомъ слу­чай ихъ не хватало бы на новые расходы. Приходилось изыски­вать новые источники доходовъ, а это повлекло за собою из­вестную экономическую политику, тоже более или мепт>е общую веЬмъ государствамъ.

128. Эта политика называется меркантилизмомъ, потому что Мерканти- въ основу ея была положена забота о развипи торговли 1). Въ

ЛИЗМЪ.        ,гт.т                        *                                                                                                                                          .                 гт               

А\1 в. самымъ могущественнымъ государствомъ оыла Испанш, владевшая новыми странами, откуда привозилось много золота и серебра. И друпя правительства начали тогда особенно хлопотать о ввозгь возможно болъшаго количества драюцгьнныосъ металловъ, въ которыхъ стали даже видеть главное богатство страны. При этомъ обращалось внимаше не столько на благосостояте жите­лей, сколько на обогащеше казны. Наилучшимъ средствомъ для достижешя последней цели признавали тогда усилеше вывоза то-варовъ и уменьшете ихъ ввоза, потому что въ такомъ случае страна получаетъ денегъ больше, чемъ уплачиваетъ сама. И для того, чтобы больше продавать, и для того, чтобы меньше покупать, нужно было покровительствовать местной промышленности; система меркантилизма была вместе съ темъ и системой покровитель­ственной для промышленности (протекщонизмъ). Правительства стремились освободить свои государства отъ ввоза заграничныхъ товаровъ, чтобы все было свое. Конечно, нельзя было совсемъ пре­кратить ввозъ заграничныхъ товаровъ, но если они оказывались лучше или дешевле туземныхъ, то ихъ облагали при ввозе высо­кими пошлинами. Отъ этого выигрывала и государственная казна также. Кроме того, и другими мерами стесняли чужую тор­говлю въ пользу своей. Оказывая покровительство отечественной торговле и промышленности, правительства вместе съ темъ брали ее подъ свою опеку и вмешивались своими распоряже-шями въ ведете коммерческихъ и промышленныхъ предпр!ятш, чймъ прямо расширяли деятельность государства. Въ связи съ этою политикою стояли заботы о флотгь и о прюбргьтент колоти. Политическое соперничество государствъ стало сопро­вождаться   соперничествомъ   торговымъ и колошальнымъ, а это

') Mercantile — торговый.

—  95  —

немало содействовало ослаблешю   вгЬроиспов,вдныхъ   вл1янш  на политику.

129*. Меркантилизма только усиливалъ значете денегъ. Въ   Развит{е

»                              ».                                                             ^              v            денежнаго

средше въка торговля была развита мало, деньги были редки. хозяйства. Съ развииемъ торговли въ конце среднихъ в4ковъ стали обо­гащаться отдельные купцы, и появились первые капиталисты. Еще въ гЬ времена торговля очень обогатила пФкоторые го­рода: въ Италш особенно Геную и Венецш, во Францш Мар­сель и Лкшъ, въ Германш имперсше города по Рейну и Дунаю и такъ называемый Ганзейсшй союзъ на севере, а кроме того, и Нидерланды. Открьте Америки и морского пути въ Индш еще более оживило торговлю, потому что сопровождалось громаднымъ приливомъ золота и серебра, появлешемъ па рынки новыхъ про-дуктовъ, развииемъ мореплавашя, заведешемъ колоши и факто-рШ (торговыхъ агептствъ) и т. п. Такимъ образомъ, мерканти-лизмъ не былъ порожденъ только желашемъ государей иметь какъ можно больше денегъ: онъ порождался и новыми услов!ями экономической жизни, создававшими денежное хозяйство. Ранее всего это денежное хозяйство выработало извъхтныя формы въ Италш, которая и въ культурпомъ, и въ политическомъ отно-шенш въ конце среднихъ въковъ опережала друпя страпы. Ве-нещя и Генуя были настояпця республики богатыхъ купцовъ. Во Флоренщи въ XV в. богатая купеческая фамшая Медичи, благодаря своему банку, заняла такое положеше, что пршбр'Ьла потомъ герцогскую власть въ Тоскане, видъла троихъ своихъ членовъ (Льва X и Климентовъ VII и VIII) па папскомъ пре­столе и вступала въ родственныя отношешя съ государями, давъ Францш двухъ королевъ (Екатерину и Марш Медичи). Въ Италш, въ частности, получили начало и предпр1ят1я съ де­нежными оборотами, сдъмавппяся особымъ видомъ торговли. Въ средше въка церковь запрещала отдачу денегъ въ ростъ. На­рушать это правило въ широкихъ размърахъ начали раньше всего нтальяпсше купцы, сд'Ьлавппеся за границей известными подъ именемъ ломбардовъ (отсюда и назваше ломбарда, где можно закладывать вещи); съ ними сопе'рничали только евреи, которые и прежде могли не бояться церковныхъ запрещешн. Въ Италш же впервые появились векселя, и возникли банки (banco—скамья, па которой сиделъ меняла). Здесь же мы встречаемся и съ учре-ждешями, изъ которыхъ потомъ развились биржи. Некоторые банки и биржи (въ Генуе, во Флоренщи, въ Люпе, въ Франкфурте-на-Майне, въ Антверпене, въ Амстердаме) прославились на всю   Европу.   Изъ   богатыхъ   купеческпхъ   фамилш  въ XVI в.

—  96  —

особенно выдвинулись въ АугсбургЪ Фуаеры, обладавипе колос­сальным! богатствомъ. Они брали на откупъ все, что угодно, до индульгенцш включительно, и торговали самыми разнообраз­ными предметами, не исключая произведешй итальяпскихъ ху-дожниковъ. Европейсюе государи часто нуждались въ такихъ „короляхъ биржи" и занимали у нихъ деньги. Карлу У, напр., было бы невозможно вести свою широкую политику, если бы онъ не пользовался у Фуггеровъ кредитомъ. Вообще съ этой эпохи и ведутъ свое начало государственные долги. Въ это же время правительства стали подражать частнымъ капиталистамъ въ веденш государственнаго хозяйства. Меркантилизмъ и былъ, собственно говоря, системою государственнаго хозяйства, по-строеннаго на началахъ купеческихъ предпр1ятш. Наконецъ, въ области торговли это была эпоха образовашя большие тор­говые компант.

130.     Покровительство, которое стало  оказываться государ- Система   ствомъ торговли (главнымъ образомъ во Францш въ XVII в. при

министре Кольберт»), отразилось и на обрабатывающей промыш­ленности. Въ средше вика она была въ рукахъ мелкихъ пред­принимателей (мастеровъ), соединявшихся въ цехи. Мастера обыкновенно работали для мйстнаго рынка, а не для вывоза. При заботе о заготовленш товаровъ для вывозной торговли нужно было расширить производство, и правительства стали объ этомъ тоже много заботиться, покровительствуя устройству боль­шихъ мануфактуръ денежными субсидиями, безпроцентными ссу­дами, разнаго рода привилеиями и устранешемъ соперничества со стороны иностранныхъ товаровъ. Самыми выдающимися пред-. ставителями меркантилизма были въ середине XVII в. Кромвель въ Англш и Кольберъ во Францш. Его именемъ была даже названа и самая система (кольбертизмъ).

Государство новаго времени стремилось подчинить себт>, не одну промышленность и торговлю, но и все друпя стороны общественной жизни. Въ XVII и XVIII вв. система прави­тельственной опеки достигла наибблъшаго развитгя. Въ Герма-нш даже явилось особое обо'значеше этой системы словомъ „полицейское государство" (Polizeistaat).

131.   Борьба между отдельными политическими париями въ Политиче- эпоху превращешя сословной монархш въ абсолютную сопро- СКттурае" вождалась развитгемъ разные   политические   ученш въ лите-

эпохи. ратургь'. Такъ какъ эта борьба происходила во время релипоз-ной реформащи и католической реакши, то и соответственная литература приняла богословскШ   характеръ. Во   второй   поло-

—  97  —

вини XVI в. кальвинисты во Францш (Ланье), въ Шотландш (Еьюкапанъ), въ Нидерландахъ {Марниксъ де Сентъ-Альдеюндъ), доказывали въ своихъ сочинешяхъ, что, после Бога, верховная власть принадлежишь народу, который иоручаетъ управлять собою государю лишь подъ известными услов1ями и можетъ взять у пего это право обратно въ случай неисполнешя имъ договора. На оспованш этого учешя и состоялось въ Нидерландахъ низ-ложеше Филиппа П. Это же учеше усвоили въ XVII в. англш-cicie писатели временъ борьбы парламента со Стюартами [Миль-тонъ). 1езуитск1е политики второй половины XVI и начала ХУЛ в. также становились на точку зргьнгя народовластия; но когда абсолютизмъ восторжествовалъ, и короли стали слушаться папы, iesyHTbi переменили точку зртлпя. Вообще въ католицизме въ XVII в. господствовало учете о непосредственно боокествснномъ происхождент королевской власти. Однимъ изъ наиболее вид-ныхъ представителей посл'Ьдняго взгляда былъ французами епи-сконъ Боссюэтъ (1627—1704), авторъ сочинешя „Политика, извлеченная изъ собственныхъ словъ священпаго писашя".

132*. Абсолютная монарх1я XVI—XVIII в. характеризуется, наконецъ, развитгемъ придворной жгьзни. Образцомъ для нея послужили опять-таки дворы итальяпскихъ правителей временъ ренессанса, когда даже при папскомъ дворе устраивались свът-сшя развлечешя и появлялись дамы. Итальяпсте государи XV в. были покровителями литературы и лскусствъ. Въ XVI в. Итал1я сделалась законодательницею модъ, и итальяпскш языкъ вошелъ во всеобщее употреблеше, какъ впослйдствш французсюй. Одпимъ нзъ самыхъ горячихъ подражателей итальянцевъ былъ фрапцуз-сшй король Францискъ I, устроивпйй свой дворъ по итальян­скому образцу—съ дамскимъ обществомъ и постоянными раз-влечешями. Во второй -половине XVII в. французсшй дворъ (при Людовике XIV), въ свою очередь, сделался образцомъ для подражашя въ другихъ государствахъ. Съ падешемъ политиче­ской жизни литература тоже приняла придворный характера, особепно въ XVII в. во Францш, где развился такъ называемый лоокноклассицизж, распрострапивппйся оттуда въ друпя страны и господствовавпий еще въ XVIII в.

Наиболынаго развиия и блеска достигла абсолютная монар-xia во Францш XVII в.; съ самымъ силышмъ сопротивлешемъ попытка установлешя абсолютизма встречена была въ томъ же сто.гЬтш въ Апглш.

НОВАЯ  ИСТОР1Я.

7

— 98   —

II.

133. Въ начале XVII в. со смертью королевы Елизаветы Причшш (1603) въ Англш прекратилась династая Тюдоровъ, и престолъ шя Стюар- перешелъ къ шотландской дийастш Стюартовъ въ лицв сына товъ съ Марш Стюартъ 1акова VI, который сталъ царствовать въ Англш томъ. подъ именемъ шкова 1 (1603—1625). Динаспя эта царство­вала здесь съ неболышшъ перерывомъХо конца XVII в. (1688), но за все это время, да и потомъ еще нисколько л'Ьтъ въ начали XVIII в. (до 1707 г.), Анппя и Шотлацадя оставались двумя разными государствами съ отдельными парламентами и всЬми другими государственными учреждешями. Внутренняя жизнь Англш при короляхъ изъ династш Стюартовъ характери­зуется сильною политическою и релтюзною борьбою. Стюарты хотели царствовать въ Англш столь же самовластно, какъ цар­ствовали и Тюдоры, но у нихъ не было надлежащаго ум^шя вести свои дела, да и Лнглгя въ XTII в. была уже не та, чгьмъ была въ XVI столттт. Потомки новыхъ лордовъ, обогатив­шихся на счетъ монастырскихъ имуществъ, стали проникаться традищями старой англШской аристократш, отличавшейся духомъ независимости, а развит1е сельскаго хозяйства, промышленности и торговли, начавшееся еще при Елизавете, поднялосреднее и низ­шее дворянство и горожанъ, что въ свою очередь содействовало усилешю нижней палаты. Роль Англш въ защите протестантизма и культурные успехи развивали въ нацш гордое самосознаше, на Стюартовъ же мнопе смотрели, какъ на иностранную династш, вздумавшую нападать на главныя права нацш, которыя Тю­доры уважали, по крайней мере, въ теорш. Стюарты ссы­лались на божественное происхождеше своей власти, считали себя выше законовъ, говорили, что все права парламента лишь уступка, сделанная королями народу и во всякое время могу­щая быть взятою назадъ, и т. п. Соответственно съ этимъ они и вели себя, собирали налоги, не вотированные парламентомъ, и нарушали друие законы. Во внешней политике они тяготпли къ католическимъ странамъ—къ Иснапш и Францш, и этимъ изменяли национальной традицш, создавшейся при Елизавете. Въ церковномъ отношенш они старались сближать англика-низмъ съ католицизмомъ (а потомъ и сами перешли въ католи-цизмъ) и оспаривали у парламента право вмешиваться въ ихъ релииозныя распоряжешя. Все это происходило какъ-разъ тогда, когда въ   странгь  усиливались   протестантскгя   стремлетя, а

—  99  —

парламенту почувствовавъ свою силу, желалъ играть болт>е са­мостоятельную роль какъ въ государственных!., такъ и въ цер-ковныхъ д'Ьлахъ, ссылаясь на то, что сама реформащя была произведена съ coraacia парламента. Еще въ XVI в., въ числт* „нонкопформистовъ", или диссидентовъ, т.-е. лицъ, не подчиняв­шихся государственной церкви, кромт» католиковъ, были пури­тане, д'Ьливппеся на кальвипистовъ и сектантовъ. Въ XVII в. пуританизмъ усилился, и въ то время, какъ кальвинисты хо-гЬли приблизить англиканскую церковь къ пресвитер!анизму, среди сектантовъ стало господствовать стремлеше къ полной свободы личной совгъсти и независимости отдшъныхъ религюз-ныхъ общинъ. Стюарты не хотели дЪлать уступокъ пуританамъ н продолжали ихъ преследовать.

Стремлеше Стюартовъ къ абсолютизму и реакщонное на-правлеше ихъ церковной политики вызвали противъ нихъ оппо­зицию со стороны парламента и пуританизма, и Англ1я пе­режила въ XVII в. двй революцш, которыя находятся въ связи и съ релипозной реформащей, характеризующей XVI в., и раз-вит!емъабсолютизма, завершающимся въ XVII в.

134*. 1аковъ I былъ лично челов'Ькъ самый незначительный, 1аковъ I но своими высокомерными словами и поступками онъ раздра-жилъ противъ себя своихъ подданныхъ. Въ самомъ началт. цар-ствовашя онъ оттолкнулъ отъ себя пуританъ, заявивъ на ихъ просьбу приблизить англиканскую церковь къ пресвитер!анской, что „гд'Ь нътъ епископовъ, тамъ нт>тъ и короля", т.-е. что ■ епископатъ связапъ съ самой MOHapxiefi. Своимъ преслЬдова-шемъ католиковъ онъ до такой степени и ихъ вооружилъ противъ себя, что въ ихъ среди составился „пороховой заговоръ" съ цЬлыо взорвать на воздухъ здаше парламента, когда въ немъ будетъ король; но этотъ заговоръ былъ во время открыть (1G05). Съ парламентомъ 1аковъ I тоже ссорился постоянно. Палата общинъ была недовольна непрерывными нарутешямн законовъ и пресл'Ьдоватемъ 'пуританъ, равно какъ и внешнею политикою короля. Одинъ разъ советники 1акова I были привле­чены къ парламентскому суду, и лордъ-канцлеръ Бэконъ (велитй философъ) былъ приговоренъ къ наказание за взяточничество, а 1аковъ I его простилъ. Въ Германш началась тридцатилетняя война, и возобновилась война Испаши съ Голлапд!ей, между т-Ъмъ, какъ 1аковъ I собирался женить сына па испанской прин­цесс!} и сначала совевмъ не помогалъ нт>мецкимъ протестантамъ; впосл'Ьдствш же, когда его зять Фридрихъ ПфальцскШ былъ ли-шепъ владЪшй,   онъ вмЬшался  въ войну, но   крайне   неум'Ьло.

7*

— 100 —

Парламенту онъ прямо говорилъ, что вев права нацш зависать отъ одной королевской милости, и даже своими руками вырвалъ изъ книги постановлены ея протестъ противъ новой теорш короля. Члены парламента нижней палаты нередко даже заключались въ тюрьму.

135. Сынъ 1акова I, Карлъ I (1625—1649) былъ горазда Правлете уМН4е и осмотрительнее своего отца, но продолжалъ ту же по-до 1640 г. литику, причемъ думалъ, что въ государственныхъ дълахъ ыо-жетъ давать объщашя съ naMipemeMb не исполнять ихъ, когда это выгодно и удобно. Въ первые годы своего царствовашя онъ три раза созывалъ парлаыентъ, но встрт>чалъ одно недовър1е и сопротивлеше. Между прочимъ, онъ началъ войну съ Франщей, но велъ ее крайне неудачно. Парламентъ критиковалъ дъйств]я правительства и особенно нападалъ ръзко на легкомысленнаго коро-левскаго советника, Бекингэма, бывшаго еще фаворитомъ Гакова I. Особенно важепъ парламентъ 1628 г., который заставилъ Карла I утвердить петицт о правахъ, перечислявшую всЪ-права объихъ палатъ и вольности нащи, въ томъ числъ и свободу подданныхъ отъ произвольныхъ арестовъ и чрезвычайныхъ су-довъ. Эта петищя была какъ-бы второю великою xapmieu воль­ностей. Карлъ I решился, однако, не исполнять своего обйщатя, распустилъ парламентъ и нъкоторыхъ его членовъ посадилъ въ тюрьму. Послъ этого онъ началъ править страною безъ парла­мента, что продолжалось одиннадцать лгьтъ (1629—1640),— случай безпримърный въ исторш Англш. Главными советниками Карла I сделались графъ Страффордъ и арх1епископъ кентер-бершскш Лоудъ. Первый назывался до пожаловашя ему граф-скаго титула Томасомъ Вентвортомъ и въ прежнихъ парламен-тахъ нападалъ на неумълую политику Бекингэма, но когда по-слъднш' былъ убитъ однимъ изъ недовольныхъ его дъйств!ями, Вентвортъ сблизился съ Карломъ I, сдълался его намъстникомъ въ Ирландди и сталъ набирать тамъ армно для поддержашя ко­ролевской власти. Это былъ абсолютиста, желавши! установить въ Англш таше же порядки, каше вводились въ это время на материкЬ, и считавши для этого нужнымъ им^ть большую воен­ную силу. Онъ былъ, однако, противъ всякой релипозной исклю­чительности, тогда какъ другой сов^тникъ Карла I, Лоудъ, наоборотъ, преслъдовалъ пуританъ и старался приблизить дог­маты и обряды англиканской церкви къ католицизму. За все это время Карлъ I собиралъ деньги безъ разртшетя парла­мента, объявляя принудительные займи или посвоему толкуя за­коны.   Напр.,   прежде   прибрежныя графства въ военное время

— 101 -

платили на содержаше флота особую подать, которую Карлъ I распространить теперь въ совершенно мирное время на всю Англш съ цЬлыо создать сухопутную apiiiio. Одинъ изъ членовъ прежпихъ парламентовъ, богатый помещикъ Гэмпденъ, уже раньше отказывавшшся давать деньги иодъ видомъ займа и за это нопла-тивнлйся тюрьмой, не захот'Ьлъ внести и эту корабельную подать. Король предалъ его тогда суду, признавшему его виповнымъ. Гэмпденъ и мнопе друие его единомышленники хотели после­довать примеру гонимыхъ пуритапъ и переселиться въ амери-кансшя колоши Англш, но Карлъ I запретилъ эмигращю. Пра­вительство боролось съ ослушниками его воли разными противо­законными средствами, посылая къ нимъ военные постои и под­вергая ихъ чрезвычайнымъ судамъ („верховная коммишя" и „звездная палата"), которые приговаривали ихъ къ тюрьме, выставке у позорнаго столба, отрезыванш ушей, конфискацш имуществъ и т. п. Повидимому, система Страффорда, сов^товав-шаго идти „напроломъ", торжествовала, но скоро встретились и затруднешя.

136. И 1аковъ I, и Карлъ I ненавидели шотландскую пре-  Шотланд-

,                                                                                                                                  сков воз*

свитертнскую церковь и старались приблизить ее къ англика- сташе. низму. 1аковъ I возстаповилъ въ пей епископатъ, а при Карле I Лоудъ составилъ для Шотландш новую литурию, приближенную къ апгликанской. Когда эту литургно въ первый разъ стали слу­жить въ эдинбургскомъ соборе, она была встречена протестомъ со стороны молящихся (1637), и скоро въ стране образовался нацгоналъный союзъ для защиты пресвитерианства въ ею чистомъ вид>ь. Началось возстате, которое Страффордъ и Лоудъ совето­вали Карлу I подавить силою. Однако, это оказалось не такъ-то легкимъ, темъ более, что англичане сочувствовали шотланд-цамъ, и даже солдаты, среди которыхъ было много пуританъ, не хотели идти на „епископскую войну". Они нередко убивали офицеровъ, которыхъ заподозревали въ папизме, и ломали вну­треннее убранство англиканскихъ храмовъ. Денегъ у Карла I не <шло, и волею-не-волею, не имея возможности справиться съ шот­ландцами, онъ долженъ былъ созвать парламентъ какъ-разъ въ такой моментъ, когда и въ Англш начиналось сильное брожеше. Парламентъ собрался весною 1640 г., и въ него поступила масса петицш изъ графствъ и городовъ о прекращенш злоупотребле-шй. Одновременно съ этимъ стали печататься въ болыпомъ количестве политическая брошюры, и пурнтансюя проповеди сде­лались смелее. Собранный парламептъ объявилъ, что дастъ ко­ролю   субсидш,   если   онъ прекратитъ   парушеше законовъ;   но

— 102 —

Карлъ I въ ответь на это распустилъ парламентъ. Онъ нопро-бовалъ-было получить соглаше на налоги отъ одной верхней па­латы, но лорды ему заявили, что не им'Ьютъ права это сде­лать. Тогда осенью 1640 г. Карлъ снова созвалъ парламентъ, который сделался въ ист'орш извт>стнымъ подъ назвашемъ долгаго. 137. Сначала въ долгомъ парламенте не было разд'Ьлешя ™Р" на парии, и всв единодушно требовали отлтны злоупотре-блент и наказашя ихъ виновниковъ. Нижняя палата обвинила Страффорда въ государственной измени, издавъ спещальный за-конъ, подводивппй его р$>Ытът и планы подъ это nouarie, и верх­няя палата приговорила Страффорда къ смертной казни. Карлъ I, обещавши своему советнику, что ни одинъ волосъ не падетъ съ его головы, т4мъ не мен-Ье, чтобы не ссориться съ парламентомъ, утвердилъ приговоръ, и Страффордъ былъ казпенъ. (Позднее и Лоудъ подвергся смертной казни). Чрезвычайные суды были уни­чтожены, корабельная подать объявлена незаконною. Король со­гласился не распускать этотъ парламентъ безъ собственпаго его на то соглаия, и объчцалъ впредь созывать парламентъ, по край­ней arbpi, разъ въ три года. Онъ сд-Ьлалъ уступки и шотланд-цамъ, для чего самъ ■Ьздилъ въ Шотлавдю. Скоро, однако, въ долгомъ парламент!» произошло ралдчьлете па ndpmiu. Одни находили сд'Бланныя уступки достаточными, друпе говорили, что королю доверять нельзя, и требовали новыхъ гарантш. Между прочимъ, разпоглаае касалось главнаго начальства надъ войскомъ. ДОло въ томъ, что въ Ирландди католическое населеше, не сдерживаемое болйе властною рукою Страффорда, подняло воз-сташе, требуя и себт* уступокъ. Ирландцы придали своему дт>лу характеръ защиты католицизма, и парламентъ рйшилъ подавить это движете. Но тъ члены, которые не доверяли королю, не хотели отдавать въ его распоряжеше армпо, назначавшуюся для борьбы съ ирландцами, тогда какъ друпе члены указывали, что военными силами страны по закону всегда распоряжался король. Главными сторонниками расширешя правъ парламента были Пимъ и Гэмпденъ. Они желали, чтобы королевсюе совет­ники (министры) зависали отъ парламента,—и хлопотали о цер-ковныхъ преобразовашяхъ въ пуританскомъ духи. Притомъ эти реформы должна была, по ихъ мнвнш, произвести особая духовная коммитя, назначенная парламентомъ. Большинство нижней на^ латы, хотя.и не особенно значительное, было за расширеше „при­вилегии" парламента, а за сохранеше „прерогативы" короны въ прежнемъ вид^ высказалось лишь меньшинство, но и оно осуждало стремлеше къ абсолютизму и отстаивало конститущю. Изъ пар-

— 103 —

ламента это раздвлеше на двй парии распространилось и на нацист. Въ скоромъ времени явились и особыя назвашя для пар-тш—-кавалеры и круглоголовые. Къ первой партш принадлежали высшая знать и защитники англиканской церкви, а также боль­шинство паселешя въ сЬверо-западной части Англш, ко второй— горожане и сторонники пуританизма, сильные преимущественно на юг'Ь и востоке. Самыя клички показывали на бол'Ье аристо­кратически характеръ одной парии и на пуритансгай характеръ другой: пуритане совс4мъ коротко стригли волосы, а кавалеры высшаго общества ихъ носили длинными.

138.    Въ 1642 г. дгъло   дошло  до  воорг/женнаю столкно- Междоусоб-

_                                                                               ^ и                                             нал воина

венгя. Однажды Карлъ I, окруженный солдатами, явился въ па- Въ Англш. лату общинъ, чтобы лично арестовать Пима, Гэмпдена и трехъ другихъ членовъ, которыхъ опъ решился обвинить въ измени. Обвиняемые узнали объ этомъ раньше и скрылись. Поступокъ короля, являвшшся нарушетемъ правъ парламента, безъ соглаыя котораго члены его не могли подвергаться аресту, вызвалъ страш­ное раздражеше и въ палатЬ, и въ столице. Решено было даже съ торжествомъ возвратить Пима, Гэмпдена и ихъ товарищей на ихъ ы^ста въ палатъч Тогда Карлъ I оставилъ Лондонъ и пере'Ьхалъ въ 1оркъ, куда за нимъ последовали большинство лор-довъ и некоторая часть палаты общинъ. Сначала между обеими сторонами велись еще переговоры, но Карлъ I отвергъ bc$ тре-бовашя парламента. Началась междоусобная война короля съ парламентомъ. Карлу I оказали помощь ирландсше католики, а парламента, по совету Пима, заключилъ „лигу и ковенантъ" съ Шотландцами, обязавшись ввести въ Англш пресвитер1анское устройство церкви. Побеждали на первыхъ порахъ кавалеры, ум'ввппе лучше владеть оруж1емъ, гЬмъ бол$е, что парламент­ская арм1я состояла изъ разнаго сброда; но во время войны на сцену выступила новая сила, въ конце концовъ доставившая ноб'Ьду парламенту.

139.   Въ числ^   членовъ  долгаго парламента былъ Оливеръ Кровель и

Т.                                                                                       и                               -    ,               его армш.

Кромвель, потомокъ „молота ыонаховъ и двоюродный братъ Гэмпдена. Прежде онъ велъ жизнь помещика, занятаго сель-скимъ хозяйствомъ, но уже съ молодости былъ ревностнымъ пу-ританиномъ. Въ начале междоусобной войны онъ, затративъ много своихъ денегъ, организовалъ два кавалерЫскихъ полка, въ ко­торые бралъ исключительно людей, изв'Ьстныхъ своей религюз-ностью и строгостью нравовъ. Это были почти исключительно сектанты-индепенденты изъ фермеровъ, ремесленниковъ и мел-кихъ торговцевъ, смотрйвпле на войну съ Карломъ I, какъ на

— 104 —

исполнеше воли Бож1ей, и въ сражешяхъ проявлявшие такую стойкость и отвагу, что враги ихъ назвали „железнобокими". Среди этихъ воиновъ Кромвеля были последователи разныэсь сектъ — и анабаптисты, и „люди пятой мопархш", ожидавппе тысячел4т-няго царства Incyca Христа, и разные друпе „святые", но вождь не двлалъ между ними различ1я и даже давалъ офицер-cuia должности простолюдинамъ. Ему удалось настоять въ пар­ламенте, чтобы и вся apMia была составлена такимъ же образомъ, и когда это случилось, кавалеры скоро были побеждены, и Карлу I оставалось только одно — спасаться бегствомъ. Онъ бЬжалъ къ шотландцамъ, но былъ ими выданъ англичанамъ (1645).

140. Теперь въ парламенты преобладалъ пресвитергаиизмъ, Превраще- н0 армгя была индепендентская.  Парламента со страхомъ смо-

Н1Я Англш       „                                                                           *                                г

въ респуб- трълъ па сооственное свое войско. Бступивъ въ переговоры съ ™КУ- пл'бннымъ королемъ на счетъ условш мира, онъ шелъ теперь на уступки и настаивалъ главнымъ образомъ лишь на томъ, чтобы го­сударственною церковью Англш былъ признанъ со стороны короля прёсвитер!анизмъ; но индепендентская apjiia и слышать объ этомъ не хотела, требуя свободы личной совести и полной независи­мости каждой релипозной общины. Къ этому- еще присоединилось недовольство армш на неплатежъ жаловашя и на намйреше пар­ламента послать ее усмирять Ирландш. Дело дошло до поваго междоусоб1я — на этотъ разъ между жителями Лондона и юж-ныхъ графствъ, пытавшимися защищать парламентъ, и ар.шей. Победа осталась за последнею, и тогда совершилась „очистка" парламента, какъ было названо изгнаше изъ пего солдатами наиболее вл1ятельныхъ пресвитер!анъ. Послгъ этого парламентъ состоялъ лишь изъ единомышленниковъ армт, и оставнпеся въ немъ члены решили судить Карла 1 „за измену и возбуждеше ыеждоусоб1я".' Палата лордовъ отказалась отъ этого, и тогда былъ назначенъ для этого особый судъ, который и приговорилъ Карла I къ смертной казни. Черезъ несколько дней после при-ведешя въ исполнеше этого приговора были формально отме­нены въ Англш и королевская власть, и палата лордовъ, и Аншя превратилась въ республику (1649).

141*. Англшская республика была дЬломъ одной  индепен-даятели и дентской партш, стоявшей во главе вооруженной  силы.   Защи-англшской щая   свободу  совести въ делахъ веры, индепенденты въ поли­республики. тическомъ   отношешя   стояли   на   точке зрешя народовластъя, т.-е. учешя  о принадлежности верховной власти народу, выста-вленнаго еще  въ XVI в. кальвинистами. Въ повой республике законодательная власть сохранялась за остаткомъ („охвостьемъ")

— 105 —

долга го парламента, а исполнительная вручена была государ­ственному совету. Въ немъ занималъ должность государствен­ная секретаря ЪГильтонъ (1608—1674), прославивпнйся глав-нымъ образомъ, какъ поэтъ. Поздние онъ написалъ знамегштую свою поэму „Потерянный рай", проникнутую суровою религиоз­ностью пуританизма. Въ эпоху долгаго парламента онъ дМство-валъ главнымъ образомъ въ качестве политическаго писателя, отстаивавшаго релипозную и политическую свободу. Когда въ парламенте господствовали npecBnrepiane, желавппе ввести стро­гую ' цепзуру, Мильтопъ отстаивалъ свободу печати въ своей „Ареопагитике", а посте установлена республики онъ писалъ противъ сторонпиковъ Карла I и защищалъ англ1йскш народъ въ ц'Ьломъ ряди политическихъ трактатовъ. Въ пихъ онъ стоялъ па точки зр^шя народовласт1я, утверждая, что человгЬкъ, со­зданный по образу и подоб)'ю Бождо, призванъ властвовать, а не повиноваться. Онъ защищалъ и свободу совести, въ пользу которой другой индепендентсшй писатель {Вэнъ) прпводилъ то соображеше, что 1исусъ Христосъ, кровью своею искупивппй все человечество, сделался едипственнымъ господиномъ и судьею падъ совестью людей. Подобный взглядъ на свободу совести за­щищалъ и вождь ипдепендентовъ Кромвель, но онъ не былъ сторопникомъ пародов.тасия, считая необходимымъ существовате независимаго отъ

 

8