yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Історія->Содержание->Глава VI. „Просвищете" XVIII в.

Учебник новой истории

Глава VI. „Просвищете" XVIII в.

Культурное движете XVII в. (§§ 171 — 173). Главные представители французскаго „просвЪщешя" XVIII в. (§§ 174—179).—Повыл идеи  впй Франщи (§§ 180 —181).'

171*. Культурная жизнь западной Европы въ новое время ли^ъп "см развивалась подъ влгятемъ гуманизма и реформацш. Одно изъ ствозпате. этихъ паправленш было светское, другое — релипозное, и вто­рое изъ нихъ въ XVI в. одержало [верхъ надъ первымъ, которому, кроме того, страшно повредила и католическая реакщя. Со вто­рой половины XVII в. свгьтское направлете культуры снова на­чало прокладывать себп дорогу и сделалось господствующимъ въ XVIII в. Это столеие даже слыветъ подъ назвашемъ философ-скаго   тка,   въ связи съ чемъ употребляется и выражеше фи-

— 136 —

лософъя XVIII ежа. Это новое движете называется также про-свгьщетемъ (или просветительной литературой), а отъ него по­лучило назваше и особое направлете политики—просвещенный абсолютизмъ. Самою выдающеюся особенностью просв'Ьщешя былъ рацгонализмъ, т.-е. стремлеше искать объяснетя для всгьхъ явлены мгра и общества въ человтьческомъ разумгь. XVIII в4къ былъ в^комъ ращонализма по преимуществу, векомъ вгЬры въ непогрешимость разума.

Ращонализмъ былъ присущъ и гуманизму, и отчасти рефор­мами, но не получилъ въ нихъ самостоятельнаго развипя. Ре­формация прибегала къ разуму для объяснетя Библш, но да^ вала ему очень подчиненное значете. Однако, уже въ XVII в. съ развипемъ самостоятельной философш явилось стремлеше осно­вываться главнымъ образомъ на разуме въ решети всбхъ во-просовъ нашего ума. Замечательно, что образцомъ для философ-скихъ построены XVII в. послужила математика, которая исходитъ изъ немногихъ основныхъ положетй и извлекаетъ изъ нихъ путемъ разсужденш все свое содержате, безъ всякаго опыта и наблюдешя. За Декартомъ, первымъ философомъ умо-зрительнаго направлетя и въ то же время математикомъ '), сл4до-валъ голландскш еврей Спиноза (1632—1677), изложившш свое учете о тождестве Бога и Mipa (пантеизмъ) по геометрическому способу, т.-е. въ форме акшоыъ и теоремъ. То же умозритель­ное направлете представлялъ собою и немецкш философъ вто­рой половины XVII в., Лейбиищ (1646—1716), великш мате-матикъ (онъ изобрелъ дифференциальное счислете) и разносторон­ние ученый.

Но особенно сильное влгяте на умственное движете XVIII в. оказали англгйскгя идеи, развивппяся въ эпоху обеихъ револю-п,1й и подъ сильнымъ ихъ вл1ятемъ. Именно въ Англш явился величайппй ученый эпохи, Нъютонъ (1643 —1727), завершившШ дело Коперника, Кеплера и Галилея открыиемъ закона BceMip-наго тяготешя. Ньютонъ самъ былъ гетальнымъ математикомъ и приложилъ свои математичесюя знатя и открьтя къ объяс­нений м!роздатя. Въ 1687 г. онъ выпустилъ въ светъ свои „Математичесшя начала естественной философш", где далъ обра-зецъ чисто научнаго отношешя къ природе и провелъ мысль о томъ, что все ея явлешя подчинены точнымъ законамъ. Въ исторш человеческой мысли этому труду принадлежите первостепенное •значете. Ньютонъ строилъ свое понимаше Mipa не по матема-

3j) См. о немъ выше, § 37.

— 137 —

тическому способу изъ произвольныхъ предпосылокъ, а при по­мощи математическихъ знанШ изъ данныосъ наблюдетя. Въ по-следнемъ отношен ш онъ былъ продолжателемъ Бэкона. Къ этому же мыслителю примыкалъ и англшскш философъ конца XVII в. Джонъ Локкъ (1632—1704), который въ своемъ „Опыте о че-челов'Ьческомъ попиманш" (1690) проводилъ ту идею, что все, что мы знаемъ и мыслимъ, сводится въ сущности къ впечатлешямъ, по-лучаемымъ нами отъ Mipa нашими пятью чувствами; поэтому онъ отвергалъ кашя бы то ни было врожденныя идеи. Такимъ образомъ, и онъ, въ теорш былъ сторонникомъ опытнаго знатя, но на самомъ деле онъ разсуждалъ чисто ращоналистически. На все мышлеше XVIII в. Локкъ оказалъ громадное вл1яше. Въ XVIII в. для всего искали разумныхъ объяснешй и естествен-иыхъ основатй. Между прочимъ это требоваше распространи­лось и на релипю, и на политику.

172*. Во второй половине XVII в. въ Англш же возникла Деизмъ. особая релипозная система, сводившая все догматы къ вере въ ■быпе Бога (откуда ея назвате—деизмъ) и въ безсмерие души. Это была особая форма антитрииитаризма, и анкпйсгае деисты • •смотрели на себя, кат на завершителей реформацт, почему и обозначали свою систему, какъ яхрист!анскШ деизмъ". Мнопе англисте сектанты верили во внутреннее откровеше, и вотъ деисты увид'Ьли это откровеше не въ чемъ иномъ, какъ въ ра­зуме, въ его идеяхъ, въ его деятельности, требуя вместе съ т^мъ, чтобы эту деятельность ничто не стесняло; отсюда ихъ назваше — свободные мыслители. Свою ращоналистическую ре­липю они, накопецъ, признавали за релипю естественную и съ точки зрйтя ея разсматривали все друпя релипи. Главную силу релипи деисты видели въ нравственной ея стороне. Пе­ренесенный во Франщю, деизмъ всталъ въ крайне враждебное отношение къ католицизму. Локку тоже принадлежите видное место и въ HCTOpin деизма. Между прочимъ, онъ требовалъ са­мой широкой веротерпимости, изъ пользовашя которою, впро-чемъ, исключалъ католиковъ и атеистовъ, считая ихъ опасными съ политической точки зрешя.

173*. Разумнаго основашя и естественнаю объяснетя фи- Естествен-

-                   J                                                                                   . ■               *_       ное право.

лософы этой эпохи искали и для государства. 5 чеше римскихъ гористовъ объ естественномъ правп возобповилъ и прюгЬнплъ къ политике еще голлапдсшй учепый Гуго Гроцгй (1583 — 1045), авторъ сочинетя „О праве войны и мира" (1G25), весьма въ свое время авторитетной книги. Но па писателей XVIII в. больше   влияли  англшшя политичесшя теорш второй половины

— 138 —

XVII столЗшя. Въ' эпоху первой революцш въ Англш   спорили между   собою   защитники  королевской  власти и правъ народа, ;>•« -            главнымъ образомъ стараясь найти доказательства своихъ взгля-

довъ въ Библш. Вопросъ о происхождеши государственной власти съ почвы богословскихъ соображенш на почву философскаго раз-; смотр'Бшя перевели въ Англш Гоббзъ (1558—1679) и Локкъ. Оба они исходили изъ представлетя о первоначальномъ „естествен-номъ состоянш", изъ котораго люди переходятъ въ состояше государственное путемъ заключешя взаимнаго договора. Оба фи­лософа различно, однако, понимали содержате, этого договора: у Гоббза единичное лицо всецело отдаетъ себя въ распоряжеше государства, представляемаго правительствомъ; у Локка личность сохраняетъ естественную свободу, и верховная власть остается у народа, передающаго ее правительству лишь на изв^стныхъ услов1яхъ, но сохраняющаго за собою право получить ее обратно, если правительство не соблюдаетъ своего договора съ народомъ. Локкъ предлагаетъ удерживать законодательную власть за на­родомъ (или его представителями), а исполнительную поручать королю. Сочинеше, въ которомъ Локкъ изложилъ свои полити-чесгае взгляды („Трактата о правительстве"), было написано имъ въ 1689 г. съ прямою целью оправдать вторую англ1йскую револющю и обосновать право Вильгельма III на англшскш престолъ. .

174. Локкъ, какъ философъ-деистъ и политически мысли-фращузская тель- былъ истиннымъ родоначальникомъ „просвещешя" XVIII в., xviii в. но наибольшее развитге получило оно во Францъи. одъсь и про­исходила главнымъ образомъ проверка всбхЪ положительныхъ (т.-е. общепринятыхъ, установленныхъ) понятия, законовъ и учре-ждешй съ точки зр^шя тЬхъ идей, которыя вырабатывались фило-соф!ей. Эта проверка оказалась крайне невыгодною для тогдаш-няго' государства и общества. Исходя изъ идей о разумномъ по­рядке и объ естественномъ праве, философы XVIII в. смело взя­лись за работу полнаго переустройства всей жизни на новыхъ началахъ и прюбрътга большое вл1яше надъ образованнымъ обще-ствомъ и даже надъ многими правителями. Въ „философш XVIHb. " были и свои слабыя стороны, главнымъ образомъ слишкомъ раз-судочное отношеше ко многимъ явлешямъ жизни и пренебре­жете къ даннымъ историческаго опыта, вследств1е чего она очень часто не совсЬмъ верно понимала действительность, но эти недо­статки искупались горячею убежденностью въ необходимости внесенш въ жизнь болыпаго света и правды. Изъ этихъ писате-

— 139 —

лей особенно выдвинулись Вольтеръ, Монтескье и Руссо, £1 ТЯКЖ& энциклопедисты и физюкраты.

175. Франсуа Вольтеръ (1694 — 1778) былъ однимъ тт>/^о<лл^1\ наиболее вл!ятельныхъ представителей просветительной литера­туры и заслужилъ назвате „naTpiapxa философовъ". Его лите­ратурная деятельность продолжалась шестьдесятъ лита, и писалъ онъ въ самыхъ различныхъ родахъ литературы (трагедш, оды, са­тиры, повести, историчесгае труды, филосовсгае и моральные трак­таты и т. п.). Личный его характеръ им^лъ много весьма непривле-кательныхъ свойствъ, — въ немъ мало было правдивости, много Суетнаго тщеслав1Я и большое коры столице,—но въ своей обще­ственной деятельности онъ былъ замечательно энергичный боецъ противъ неправды, владевши притомъ, какъ никто, орузшемъ убШственной насмешки. Въ молодыхъ годахъ онъ два раза по-сиделъ въ Бастилш, одинъ разъ по простому подозрение въ авторстве сатиричес,кихъ стиховъ на только-что умершаго Лю­довика XIV, другой — по проискамъ аристократической семьи де-Рогановъ, спасавшей такимъ образомъ одного изъ своихъ членовъ отъ дуэли съ Вольтеромъ. Его даже прибили лакеи этого аристократа, и кончилось дело приказашемъ обиженному оставить Францпо. Вольтеръ поехалъ въ Англгю и здесь по­знакомился съ сочинетями деистовъ, Локка и Ньютона, быв­шими до него неизвестными французамъ. По возвращенш на. родину онъ и началъ распространять англшшя идеи во фран-цузскомъ обществе. Это прежде всего была пропотьдь деизма? которой Вольтеръ придалъ характеръ враждебный хриспанству, потому что о последнемъ онъ судилъ почти только по совре­менному ему католицизму съ его фанатическою нетерпимостью, лицемер1емъ, 1езуитскими интригами; самая релипя казалась ему вообще изобретешемъ правителей и жрецовъ. Своими сочине-шями Вольтеръ скоро прославился по всей Евроть. ПрусскШ король Фридрихъ II, будучи еще наследнымъ принцемъ, всту-пилъ съ нимъ въ переписку, которая продолжалась до самой смерти Вольтера. Одно время онъ даже жилъ у прусскаго ко­роля въ его резиденщи Потсдаме. Русская императрица Ека­терина II тоже вела переписку съ Вольтеромъ. Онъ вообще искалъ сближев1я съ монархами, потому что въ ихъ власти виделъ лучшее оруд!е для искоренешя заблуждешй и злоупотребление: это и есть идея просвгьщеннаю абсолютизма. Онъ прославлялъ веро­терпимость, возставалъ противъ крепостного права, нападалъ на жестоые уголовпые законы и былъ врагомъ всякаго произвола. Особенно замечательно его вмешательство въ некоторыя судеб-

— 140 —

хшя д'Ьла для защиты невинныхъ. Однимъ изъ такихъ .д'Ьлъ былъ тгроцессъ стараго протестанта Паласа, котораго обвинили въ томъ, будто онъ пов'Ьсилъ своего сына за желаше перейти въ като-.лицизмъ. Въ действительности тутъ было самоубийство молодого Каласа, ведшаго разгульную жизнь, разстроившаго свое здоровье и надйлавшаго долговъ; но местное духовенство придало делу иное значеше и даже выставляло caMOy6ifmy, какъ мученика за виру. Каласъ-отецъ, которому было тогда уже около семидесяти .л'Ьтъ, былъ приговоренъ къ смертной казни чрезъ колесоваше, не­смотря на полное отсутсйе доказательствъ вины, и жестокш приго-воръ былъ приведенъ въ исполнеше. Вольтеръ, до глубины души возмущенный этимъ дтзломъ, три года настойчиво добивался пере­смотра процесса, заинтересовавъ въ немъ французское общество и даже иностранныхъ государей, и въ конце концовъ приговоръ былъ объявленъ несправедливыми Другое протестантское се­мейство при подобныхъ же обстоятельствахъ спаслось бътствомъ къ Вольтеру. Въ это время (и вообще въ посл,вдн1я двадцать .л'Ьтъ жизни) онъ жилъ въ своемъ поместье Фернет (около Же­невы), получившемъ громкую известность во всей Европе, — Вольтера даже называли „фернейскимъ философомъ",—по умеръ онъ въ Париже, въЬздъ въ который ему долго запрещался.

176. Монтескье (1689—1755) былъ сначала советникомъ и президептомъ бордоскаго парламента, но потомъ продалъ эту должность *) и жилъ частнымъ человекомъ, занимаясь наукою. Въ молодости онъ осмеяли современные ему порядки и правы, а •также проявилъ свое деистическое отношеше къ католицизму въ „Персидскихъ письмахъ", въ которыхъ приписалъ свои взгляды путешествующимъ по Европе персамъ. Главными пред­метами занятш Монтескье сдгьлалисъ исторгя {„ Разсуждеше о причинахъ велич1Я и падешя римлянъ") и государствовгьдгьте. Въ 1748 г. вышло въ светъ самое важное сочиненге Монтескье „Духъ законовъ", въ которомъ онъ собралъгромадный фактически! ма-тер1алъ и высказалъ массу оригинальныхъ мыслей. Ему хоте­лось показать, что законы разныхъ народовъ зависятъ отъ ихъ климата, характера, релипи, государственнаго устройства и т. п. Оъ другой стороны, онъ даетъ въ этомъ сочинеши практичесше со­веты законодателямъ и правителямъ. Многими местами „Духа законовъ" съ такимъ содержашемъ главнымъ образомъ и пользова­лась Екатерина II при составленш своего знаменитаго „Наказа". Ла последующую исторю оказала особенно большое влiянie по-

.   *) Должности члеповъ парламентовъ были продажными.

— 141 —

литическая теория Монтескье, изложенная въ „Духи зако-новъ". Онъ былъ противникомъ абсолютизма и сторонникомъ сословной монархги, но особенно преклонялся передъ англтской. конституцгей. (Въ молодости онъ тоже побывалъ въ Англш и подчинился вл1яшю Локка). По его теорш, формы правлешя за-висятъ отъ свойствъ народа, личныя же его симпатш были все­цело на стороне ограниченной монархш. Монтескье былъ горя-чимъ сторонникомъ свободы личности и думалъ, что лучше всего она обезпечивается въ томъ случае, если власть въ го­сударстве разделена между отдельными органами и одна власть, сдерживая другую, не позволяетъ ей злоупотреблять своими пра­вами и действовать произвольно. Такое раздгълете властей. Монтескье усматривалъ въ Англш, где законодательная власть принадлежите парламенту, исполнительная—королю, судебная— независимымъ судьямъ. Подобное устройство онъ вообще нахо-дилъ возможнымъ лишь въ монархш, потому что соединеше всехъ властей въ одномъ лице ведетъ къ деспотш, а въ респуб­лике, по его мпешю, власть тоже безраздельно находится въ-рукахъ или всего народа, или однихъ знатныхъ, и ея никто тамъ не сдерживаетъ. Такимъ образомъ, Монтескье былъ родоначаль-никомъ историческаго паправлешя въ политической науке и вместе съ темъ теоретикомъ конституцюнной монархги; кроме того, въ его взглядахъ былъ известный аристократизмъ, такъ какъ онъ стоялъ за сохранеше привилепй дворянства и феодаль-ныхъ правъ и оправдывалъ существоваше палаты лордовъ въ анг.ийскомъ парламенте. Въ противоположность ему, Руссо строилъ свою политическую теорш совершенно рационалисти­чески и былъ теоретикомъ демократической республики.

177. Жанъ-Лгакъ Руссо (1712 — 1778)   былъ   родомъ изъ. Женевы и происходилъ  изъ   семьи бедпаго часовщика. Онъ не-получилъ правильнаго образовашя, и жизнь его съ ранней юности была жизнью скитальца и бедняка. Отличаясь до болезненности" развитымъ   самолюб1емъ,   а   также   ненормальною   подозритель­ностью  и  мелочностью въ сношешяхъ съ людьми,   онъ   нскалъ уединешя на лоне природы, придавъ своей любви къ последней характеръ чувствительности, а своему стремлетю къ естественно­сти и простоте значеше очень важной добродетели. Его литератур­ный талантъ былъ прямо замечательный, и онъ умелъ затрогивать въ душе читателей тагая струны, которыя были педоступны са­мому Вольтеру. Руссо дпйствовалъ именно не столько на мысль, сколько на чувство, на настроенге и высказывалъ объ обществен-ныхъ порядкахъ мысли, гораздо более смелыя, нежели Вольтеръ

— 142 —

и Монтескье. Вообще у Руссо не было ихъ виры въ разумъ и въ просвищете, и онъ даже вооружился противъ просветителей, въ обществе которыхъ чувствовалъ себя какъ-бы челов'Ькомъ со-bcumi другого iiipa. Первое сочинеше, доставившее известность Руссо, было написано на тему одного литературнаго общества („дижонской академш"): „Способствовало ли возстановлеше наукъ и искусств* иснравлешю нравовъ?" (1749) Руссо отвйтилъ на этотъ вопросъ въ томъ смысли, что пауки и искусства только портятъ людей и сами даже являются лишь сл4дств1ями разныхъ пороковъ. Въ другомъ сочинешн: „О происхожденш неравенства между людьми" 'онъ въ привлекательные краскаосъ изобразилъ „есте­ственное состоянгеа людей и первобытную простоту дикарей и даже высказалъ мысль, что сознательное существоваше есть со­стоите противоестественное, и что челов'вкъ разсуждающш есть извращенное животное. Въ этомъ же трактате онъ подвергъ ргьз-кому осуждент весь общественный строй цивилизованные на-Зродовъ съ его имущественнымъ и сословнымъ неравенствомъ и раз­ными видами несвободы. Руссо особенно стремился къ создашю идеала „естественна™ человека". Посвященный этому вопросу романъ его „Эмиль или о воспиташи" оказалъ громадное влъянге .на развитее педагогическихъ идей. Главная мысль этой книги была та, что нужно прежде всего доверять хорошимъ инстинк-тамъ человеческой природы, не стеснять проявлешя врожденныхъ способностей и склонностей воспитанника, не учить лишнему и больше развивать характеръ, ч4мъ умъ. Придавая большое зна-чеше вообще чувству, Руссо хотйлъ, чтобы воспиташе было нрав--ственно-релипознымъ, но тоже въ духи деизма; нравственную сто­рону Евангел1я Руссо ставилъ очень высоко. Но особенно большое вл!яше на историческую жизнь Руссо оказалъ своимъ политиче-скимъ ученгемъ, изложенным въ Общественномъ договоры" (1762). Исходнымъ пунктомъ является здъхь, какъ у Гоббза и Локка, -естественное состояше, изъ котораго люди выходятъ посредствомъ договора между собою. Локкъ находилъ нужнымъ, чтобы человъчм. при этомъ не терялъ личной своей свободы, но Руссо пошелъ по стопамъ Гоббза, требовавшаго поглощешя гражданина государ­ством^ въ этомъ отношеши Руссо р^зко отличался и отъ Мон­тескье. Но у Гоббза люди отказываются отъ своей воли въ пользу правительства, тогда какъ у Руссо—въ пользу всего народа, ко­торый и сохраняет! непосредственно за собою всю верховную власть, поручая правительству лишь приведете въ исполнеше предписатй общей воли народа. Каждый отдельный челов'вкъ, теряя личную свободу,   делается у него частью самодержавнаго

— 143 —

народа, и, въ противность Монтескье, Руссо не допускаетъ ни­чего, что могло бы ограничивать эту власть: народъ самъ дол-жепъ у него законодательствовать, а не черезъ выборныхъ пред­ставителей, и* никакого раздйлешя властей не должно быть. Са­модержавный народъ у Руссо устанавливаетъ даже гражданскую релнпю (тоже деистическую), изгоняя гбхъ, которые не желаютъ ей подчиниться, и даже казня смертью всякаго, кто ведетъ себя несогласно съ ея требовашями. Главная цель Руссо—равенство гражданъ во власти, хотя у него оно и делалось между про-чимъ равенствомъ въ полной несвободгь отдпльнаго гражданина передъ самодержавнымъ народомъ.

178.     Кроме ращонализма и деизма, во французской ли­ тературе развились сенсуализмъ и матергализмъ. Первый сво- дилъ всЬ наши знашя къ простымъ чувственнымъ воспр!ят1ямъ безъ самостоятельной переработки послйднихъ челов'Ьческимъ ду- хомъ, еще принимавшейся Локкомъ. Самымъ виднымъ представите- лемъ сенсуализма былъ Кондилъякь, а основныя идеи матер1а- лизма полнее всего изложилъ офранцузивпийся н^мецгай баронъ Гольбахъ (или Ольбакъ по франц. произпошенпо), авторъ книги „Система природы" (1770), где все разсматривается, какъ веч­ ное движете матерш. Сенсуалисты и матер1алисты получили на- зван1е энциклопедистовъ, такъ какъ ихъ взгляды сделались ру­ ководящими идеями „ Энциклопедии наукъ, искуствъ и ремеслъ", издававшейся во Францш въ середине XVIII в. (1751—1765). Во главе этого предпр!ят1Я стоялъ Дидро (1713—1784), пользовав­ шиеся между прочимъ покровительствомъ Екатерины П. Фран­ цузское правительство, Сорбонна и парижсшй парламента, во­ обще преслйдовавпие волыюмысл1е, долго боролись съ „Энци- клопед!ей", после выхода въ св'Ьтъ первыхъ томовъ печатав­ шейся тайно, но для общества это издаше сделалось источни- комъ, изъ котораго оно почерпало свои философшя, мораль- ныя и политичесшя убеждешя.

179.    Французсше писатели -XVIII в., касавппеся обществен­ ной жизни, интересовались не одними политическими, но и эко­ номическими вопросами. Образовалась даже особая школа фи- зюкратовъ, спещально, изучавшихъ хозяйственную жизнь наро- довъ. Слово „физюкратая" значитъ господство природы: по­ следователи этого учешя проповедовали, что источникъ богат­ ства находится въ земле и ея естественныхъ силахъ и что по­ этому нужно больше всего заботиться о развитш сельскаго хозяй­ ства, а также защищали идею правительственнаго невмешатель­ ства въ естественный ходъ вещей въ экономической жизни. Это

_144—     '

была полная противоположность меркантилизму и протекционизму. Самымъ виднымъ представителемъ школы былъ Тюрю (1727— 1781), философъ, указывавши на умственное совершеяствоваше человечества, и одно время министръ фипансовъ, предпринявши целый рядъ реформъ. Ояъ оказалъ большое вл1яше на англи­чанина Адама Смита{\12Ъ—179'0),родоначальника науки по­литической экономт. Въ своемъ сочинеши „О богатств-Ь наро-довъ" (1776) Смитъ тоже стоялъ за экономическую свободу. И физюкраты, и Смитъ одинаково осуждали устар^лня учреждешя, мешавпия развитш землед^ля, промышленности и торговли. Между прочимъ они нападали на рабство, на крепостничество и на феодальныя права пом^щикобъ" надъ крестьянскою землею. 180*. Французсшя идеи XVIII в. получили большое распро-Влмше но- страненге и внгь своей родины и везде оказывали сильное влш-

выхъ идеи.    .      т,        у                                                                      „ „

Hie. Ихъ филантропическая сторона подействовала на итальянца. 1>еккар(а, который въ своемъ сочинеши „О преступлешяхъ и наказашяхъ" (1764) вооружился противъ варварскихъ пытокъ и казней тогдашняго уголовнаго права; Екатерина II заимство­вала много и изъ этого сочинешя въ свой „Наказъ". Въ Англш въ начале XVIII в. для распространешя и проведешя въ жизнь гуманныхъ идей образовалось даже особое общество франкъ-масоновъ (или вольныхъ каменщиковъ), быстро распространив­шееся по всей Европе. Въ „ложахъ" этого общества соверша­лись разные мистичесше обряды, но целью его стремлешй было утверждеше веротерпимости и братскаго равенства между людьми. Это была своего рода деистическая церковь, и потому она встретила сильную борьбу со стороны католицизма. Однако, въ масонстве ращонализмъ уступалъ место мистицизму.

181*. Особый характеръ во второй  половине XVIII в. по-Шмецкое ЛуЧИЛ0 нгьмечкое „просвтцете".   Французская  просветительная

^просвъщб-

aie". литература проповедовала главнымъ ооразомъ переустройство общества путемъ изменешя учреждешй, немецкая — его пере-воспитанге путемъ улучшены отдгьльныхь личностей. Во фран­цузской литературе было больше такого, что говорило уму, не­мецкая отличалась большею сердечностью. Изъ французскихъ писателей самымъ понятнымъ для Гермаши былъ Руссо, и онъ поэтому оказалъ громадное вл1яше на многихъ немецкихъ писа­телей той эпохи. Первыми проповедниками просветителышхъ идей въ Гермаши были Лессингъ (1729—1781) и Гердеръ (1744— 1803). Первый знаменита своею защитою веротерпимости („На-танъ Мудрый") и оппозищей искусственному французскому лож­ноклассицизму во имя естественности, второй—более глубокимъ,,

— 145 —

чЪмъ у французовъ, взглядомъ на жизнь народа съ его духовнымъ творчествомъ, его веровашями, поэз1ей и обычаями. Оба они ви­дели въ исторш постепенное нравственное воспиташе человечества. Въ семидесятыхъ годахъ подъ вл1яшемъ новыхъ идей Гермашя даже пережила особый перюдъ бури и натиска (Sturm- uud Drang-periode), когда выступилъ целый рядъ писателей съ проповедью обповлешя жизни и искусства путемъ обращешя къ природе и не­посредственному чувству. Подъ вл1яшемъ этихъ стремленШ начали .свою деятельность величайипе поэты Германш Гете (1750— 1832) и Шиллеръ (1759—1805), первыя произведете которыхъ („Вертеръ" Гете и „Разбойники" Шиллера) прямо отразили на себе B.niflme и Руссо, и „эпохи бури и натиска". Къ числу великихъ людей Германш второй половины XVIII в. относится и Эммануилъ Еантъ (1724—1804), произведши! целый пере­ворота въ отвлеченной фчлософш „Критикою чистаго разума" (1781). Онъ доказывалъ, что человеку доступно знаше лишь явлешй, но отнюдь не сущности вещей, и вместе съ темъ онъ училъ нравственности, основанной на идее долга, какъ „кате-горическаго императива", т.-е. безусловнаго повелешя. Его ре-липя была своего рода хришанскимъ деизмомъ; его политическая идеи обнаруживали сильное вл1яше Руссо. Кантъ, кроме того, утверждалъ, что въ исторш совершается постепенное совершен-ствоваше общественнаго устройства человечества. Подъ вл1я-шемъ педагогическихъ идей Руссо находился знаменитый ре- * форматоръ школьнаго образовашя Песталоцци (1746—1827). Онъ жилъ въ Швейцарш и занимался обучешемъ детей, но вместе съ темъ и излагалъ свои взгляды въ литературе. Онъ особенно настаивалъ на необходимости содействовать благосо­стояние народа путемъ распространешя въ немъ образован1я. Итакъ, „просвещеше ХУШ в." отличалось везде стремле-шемъ къ преобразовашямъ—къ перевоспитанш личности и къ переустройству общества, а также верою въ то, что истор!я человечества есть истор1я его прогресса, т.-е. совершенствова­ли умственнаго (Тюрго), нравственнаго (Лессингъ и Гердеръ) и общественнаго (Кантъ).

НОВАЯ НСТОР1Л.                                                                                                                                          10

— 146 —

 

9