yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share

Университеты Биржевого Спекулянта

Обуздание характера

Наряду с азартными играми еще одним моим поро­ком в детстве был взрывной характер. Когда судья начис­лял штрафное очко, я тут же высказывал ему все, что думал по этому поводу. В паре для меня не было худшего партнера, чем отец, так как с ним постоянно приходи­лось добывать два очка, чтобы засчитали одно. Все мои убийственные удары он объявлял «китайскими» — очко противнику.

Проиграв первый гейм, когда на кону были деньги, я обругал своего взрослого противника за то, что он не да­вал мне играть, швырнул ракетку ему в голову, выхватил свою ставку (двадцать пять центов) из шляпы и бросился бежать.

Арти бросился вдогонку. Он изловил меня в классичес­ком месте, под бруклинской висячей мостовой: «Если еще раз увижу, что ты так отвратительно себя ведешь, на берег больше не пойдешь. Вернись и немедленно извинись, пока я тебе не всыпал как следует. Мало того, что ты опозорил­ся, ты еще и сыграл на руку противнику, теперь он будет играть сильнее». С этими словами он провел прямой удар мне в плечо. Он состоял в сборных Бруклинского коллед­жа по борьбе и по футболу. Прошло 45 лет, а я все еще помню боль того удара.

С тех пор я выигрывал множество матчей благодаря тому, что мой противник, тратя собственные силы, пререкался с судьей.

Спекулянту легче всего переложить вину за собствен­ные ошибки на трейдеров, исполняющих его указания. Особенно соблазнительно сорвать на них гнев, когда тер­пишь убытки, тем более если их неумелое исполнение ука-

заний усугубило ситуацию. Сколько раз я слышал их бес­толковые оправдания, за которыми, я уверен, не скрыва­ется ничего, кроме низости. Но «боль от удара не стихает», и когда я открываю рот, то максимум ругательств, кото­рые я себе позволяю обрушить на какого-то несчастного клерка, звучит примерно так:

«Привет, говорит док Нидерхоффер. Хочу только ска­зать, что английский язык не настолько богат, чтобы выразить словами всю недопустимость вашего поведе­ния по отношению к моему клиенту. Он в ярости и, без сомнения, закроет свой счет и немедленно подаст в суд на меня и моих агентов. Будьте добры предупредить гла­ву вашей клиринговой фирмы и всех посредников, что­бы не удивлялись, если в ближайшие дни получат пове­стку в суд».

Так как деньги в биржевой игре я теряю часто (разуме­ется, в результате плохой работы брокеров), мой брат Рой запрограммировал компьютер на произнесение этого по­слания синтезированным голосом, с соответствующими убийственными интонациями и ритмом. Однажды наш ва­лютный брокер ответил компьютерному синтезатору: «По крайней мере, хорошо услышать это лично от вас, даже если вы всего лишь говорите о наших ошибках».

«Да, вот такой я парень», — напечатал Рой текст для синтезатора.

Помню, как однажды Джек Крамер запустил теннис­ной ракеткой в судью на чемпионате Калифорнии для возрастной категории до 13 лет. Увидев, что его отец под­ходит к судье, Джек был счастлив. «Ну наконец-то, — подумал он, — отец решил заступиться за меня».

В следующий момент он услышал голос судьи: «Игра окончена. Победитель Смит, счет 4:6, 4:3, Крамер выбы­вает». Отец Джека подошел к сыну, переломил ракетку через колено и заявил, что игра в теннис для него пре­кращается на все лето, а если он еще раз поведет себя так безобразно, то не выступит больше ни в одном турнире. Как-то Джек заметил в разговоре со мной, что этот слу­чай, когда он пререкался с судьей, был последним в его великой спортивной карьере. Я уверен, что полученные Джеком и мной уроки — лучшая подготовка к успешной карьере спекулянта или к любому другому виду деятель­

ности. Они избавили нас от беззастенчивой агрессивнос­ти, которую с детства прививают профессиональным ат­летам.

 

12