yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share

Управление государственной собственностью в условиях переходной экономики

Приложения

Приложение 1

Приватизация компаний “Бритиш Телеком” и “Бритиш Гэз”

Приватизация "Бритиш Телеком"

Приватизация “Бритиш Телеком” была первой крупной приватизацией государственной компании, предоставляющей услуги населению Великобритании, и до настоящего времени этот пример считается одним из самых успешных в мире. В частности, успех состоял в том, что продажа принесла максимальный чистый доход, и сделала владельцами акций компании широкие слои населения. Участие в этом процессе сотрудников компании было также значительным.

В сентябре 1979г. правительство Великобритании объявило о своих планах вывести из-под правительственного контроля телекоммуникационную отрасль страны, и в июле 1981г. был принят закон о телекоммуникационной отрасли в Великобритании, согласно которому был создан “Бритиш Телеком”, который был выведен из состава государственной почтовой службы. В июле 1984г. правительство превратило “Бритиш Телеком” в акционерную компанию с ограниченной ответственностью, и 51% ее акций были проданы в ходе первичного предложения в ноябре 1984г.

С 1981 по 1984 годы в “Бритиш Телеком” была проведена:

реструктуризация, в результате которой были сокращены штаты;

улучшено соотношение долговых обязательств и акционерного капитала путем превращения задолженности в находящиеся у правительства облигации и привилегированные акции;

повышено качество обслуживания.

Увеличив коммерческую привлекательность компании, правительство выпустило на внутреннем и внешнем рынках 3 млрд. акций на сумму в 4,8 млрд. долларов (50,2% от всего акционерного капитала), причем, подписка на эти акции превысила их выпуск почти в девять раз.

Примерно 10% предложенных акций (301 млн.), согласно ESOP, было зарезервировано для сотрудников и пенсионеров “Бритиш Телеком”. Наряду с широкими слоями населения, было приглашено около 2000 британских институциональных инвесторов подписаться на 2,6 млрд. акций на приоритетных условиях. Оставшиеся 415 млн. акций были выделены для покупателей в США, Канады и Японии. После того как распределение было полностью завершено, 47% акций оказались у британских и швейцарских институциональных инвесторов, пользовавшихся приоритетными правами, 14% ¾ у инвесторов США, Канады и Японии, 5% ¾ у сотрудников и пенсионеров “Бритиш Телеком”, а оставшаяся часть – у 2 млн. индивидуальных британских инвесторов.

Акции были зарегистрированы на нескольких мировых биржах. Благодаря этому выпуску в Великобритании появились 2,2 млн. новых держателей акций. До приватизации у “Бритиш Телеком” было 250000 клиентов, ожидавших установления телефона. Теперь же, согласно исследованию журнала “Евромани” (февраль 1996 г.), подключение к телефонным линиям обычно занимает 2 дня.

Правительство продолжало регулировать деятельность “Бритиш Телеком” и приобрело привилегированные акции компании со специальными правами (“золотые акции”), что позволяет ему:

накладывать вето на любые изменения в Уставе компании, требующем, чтобы исполнительный директор компании являлся британским гражданином и ни одно индивидуальное лицо не имело более 15% голосующих акций;

делегировать своего представителя на общие собрания акционеров с правом выступления;

назначать двух директоров в состав совета директоров “Бритиш Телеком”;

требовать письменного согласия при решении определенных вопросов, касающихся ограничений на выпуск акций и изменений прав голоса.

Приватизация компании "Бритиш Гэз"

Приватизация компании “Бритиш Гэз” была вторым примером приватизации государственного предприятия коммунальных услуг Великобритании. Правительство придерживалось той же самой модели приватизации, которая была успешно использована в случае с приватизацией “Бритиш Телеком”.

В мае 1986г. правительство Великобритании заявило о своем намерении приватизировать “Бритиш Гэз”. После этого был принят соответствующий закон, называемый Закон о газе 1986 года. Кабинет рассмотрел продажу компании “Бритиш Гэз” через серию выпусков акций, начиная с предложения 51%, как это было с компанией “Бритиш Телеком”. Однако в конечном итоге было принято решение одновременно предложить все акции на рынке в надежде, что рынок в состоянии поглотить односерийный выпуск.

Основное предпочтение было отдано британским индивидуальным инвесторам, затем британским институциональным инвесторам и далее зарубежным инвесторам.

21 ноября 1986г. правительство предложило к продаже 4 млрд. простых акций, представляющих 97% от общего количества простых акций, при этом удерживая 125 млн. льготных акций для сотрудников и пенсионеров компании. В результате данного выпуска владельцами 1,6 млрд. акций оказались институциональные инвесторы, 1,6 млрд. акций ¾ граждане, включая клиентов, сотрудников и пенсионеров “Бритиш Гэз”, и 795,5 млн. акций оказалось за рубежом.

Подписка на акции “Бритиш Гэз” в четыре раза превзошла предложение, поэтому количество акций проданных иностранным и британским институциональным инвесторам было сокращено и предпочтение отдано британским индивидуальным инвесторам. Окончательное распределение акций было таково: 62% – широким слоям населения, 23% – британским институциональным инвесторам, 11% – иностранным инвесторам и остающиеся 4% правительство оставило за собой. В первый же день продажи 8 декабря 1986г. цена акции подскочила на 25%. 29 мая 1997г. акции “Бритиш Гэз” продавались по цене на 138% выше частично оплаченной цены. Общие скорректированные поступления от продажи акций составили 5,6 млрд. фунтов стерлингов (8,6 млрд. долларов США).

Несмотря на то, что правительство выполнило поставленные перед собой бюджетные цели ¾ за короткий срок добилось роста эффективности работы компании и увеличило число акционеров в стране ¾ выражались мнения, что компания “Бритиш Гэз” была передана в частный сектор как уже полностью сформировавшаяся монополия и что ведомству Офгаз, регулирующему ее работу, не было предоставлено достаточно регулирующих полномочий. Поэтому существует мнение, что эффективность работы “Бритиш Гэз” и качество обслуживания потребителей являются далеко не оптимальными.

Приложение 2

"Золотая акция" в действии: пример запланированного слияния ”Рено-Вольво”

После сотрудничества, продолжавшегося в течение трех лет, когда обе фирмы использовали одинаковые компоненты, французская государственная автомобильная компания “Рено” заявила в сентябре 1996г. о своем намерении слиться со шведской фирмой “Вольво”. Слияние было намечено на 1 января 1994г.

Однако к 1 ноября набралось достаточное количество шведских институциональных держателей акций, заявивших о своем намерении голосовать против этой сделки и отложить общее собрание акционеров.

У возражающей шведской стороны было две жалобы. Первая – это то, что Франция так и не назначила дату приватизации “Рено”, вторая – это то, что после приватизации правительство Франции решило оставить за собой “золотую акцию” в слившемся предприятии. Приватизацию предполагалось провести в ближайшем будущем, но по второму вопросу о золотой акции у шведских акционеров имелись серьезные аргументы. По плану слияния предполагалось, что французское правительство будет владеть непосредственно 47 процентами, а “Вольво” 18 процентами компании “Рено-Вольво” (так намеревались назвать объединенную фирму). Еще 35 процентов акций должны были контролироваться холдинговой группой под названием RVC, 51% из этих акций должен был принадлежать французскому правительству и остальные акции – “Вольво”.

Все, прямо или косвенно, сводилось к тому, что “Вольво” будет принадлежать 35 процентов новой европейской автомобильной компании, а французскому правительству – все остальное. Но золотая акция давала бы французскому правительству возможность ограничивать права любых акционеров, включая “Вольво”, предоставляя им лишь одну пятую прав голоса в компании в том случае, если “Рено” решил бы разорвать договор с акционерами, который предстояло заключить после слияния. В Швеции были опасения, что при такой договоренности интересы Франции всегда будут на первом месте. Как раз в это же время французское правительство не выполнило свое обещание относительно сокращений рабочих мест в государственной компании “Эр Франс”, и это еще более обострило ситуацию.

В Швеции выражалась озабоченность по поводу того, что если “Рено-Вольво” придется снизить себестоимость, как это попытался сделать глава “Эр Франс”, то в первую очередь будут сокращаться не французские, а шведские рабочие места. Но французская сторона настаивала, что золотая акция является лишь оборонительным оружием, к которому она прибегнет только в том случае, если какая-нибудь американская или японская автомобильная компания попытается завладеть “Рено-Вольво”. После длительных переговоров, в ходе которых французская сторона настаивала на сохранении у себя “золотой акции”, взаимовыгодная сделка так и не была заключена.

Приложение 3

Акционирование в Новой Зеландии

Как известно, акционирование ослабляет правительственный контроль за ГП, поскольку изменяет его организационную форму и управленческие структуры, делая их подобными коммерческим предприятиям частного сектора. Опыт Новой Зеландии демонстрирует, что акционирование может быть прелюдией к приватизации.

Когда в середине 1984г. в Новой Зеландии в результате выборов к власти пришло лейбористское правительство, эта страна испытывала серьезные экономические, финансовые и структурные проблемы. Развитие экономики сильно сдерживалось широким государственным регулированием, вмешательством и субсидиями. В ответ на финансовый кризис правительство провело экономические и социальные реформы, чтобы продвинуть Новую Зеландию вперед к экономике свободного рынка. Частью этих реформ было акционирование предприятий и приватизация. Принятый в 1986г. Закон "О государственных предприятиях..." создал рамки для работы государственных предприятий и обеспечил условия для акционирования. Основными целями создания корпоративных ГП были:

1. Разделение коммерческой и некоммерческой деятельности. ГП продолжали заниматься коммерческой деятельностью, в то время, как правительство продолжало финансировать только некоммерческую деятельность. Между социальными целями и целями бизнеса была проведена ясная разграничительная черта, оставляющая обязательной для правительства некоммерческую деятельность, в отношении которой заключались специальные контракты и осуществлялось специальное финансирование.

2. Привнесение рыночных механизмов в деятельность ГП. Отношение к акционированным ГП было такое же, как и к частным предприятиям. Они должны были платить налоги, не получали никаких субсидий, должны были зарабатывать прибыль, и их долги не гарантировались правительством.

Акционирование стало успешным инструментом для финансовой и организационной реструктуризации государственного сектора в Новой Зеландии. В последствии оно облегчило процесс продажи активов частному сектору. Около половины предприятий, приватизированных к декабрю 1995г., первоначально являлись акционированными предприятиями.

Приложение 4

Примеры приватизации аргентинских компаний

Приватизация Аргентинской нефтяной компании (YPF)

Компания Yacimentos Petroliferos Fiscales (YPF) была создана как объединенный производитель нефти в начале нынешнего века, с целью развития в Аргентине нефтяной промышленности. К 1991 году она превратилась в самую большую в Аргентине компанию, годовой торговый оборот которой превышал 4 млрд. долларов. Она также стояла четвертой в списке самых крупных работодателей в стране, обеспечивая занятость 13 процентов всей рабочей силы государственного сектора.

До 1989 года YPF обладала почти абсолютной монополией в нефтяной промышленности. Цель приватизации YPF заключалась в преобразовании этого предприятия в эффективную, конкурентоспособную, объединенную компанию по производству нефти и природного газа.

В 1989-1991гг. Правительство Аргентины проводило политику дерегулирования и введения конкуренции в нефтегазовую промышленность. Все ограничения на разведку, производство и продажу сырой нефти, газа и нефтепродуктов были отменены. После Закона о приватизации от 1992 года многие активы в сфере добычи и производства YPF были проданы или отданы в концессию частным компаниям, что принесло к 1994 году 1,4 млрд. долларов. Для того чтобы компания была конкурентоспособной в условиях дерегулирования экономики, а также для подготовки к приватизации, ее новое руководство, назначенное в 1991 году, приступило к осуществлению комплексного плана по организационной и финансовой реструктуризации и реструктуризации сферы занятости, который основывался на стратегических целях, разработанных фирмой "Маккинли и Ко".

Он предусматривал:

значительные дополнительные продажи не являвшегося критически важным имущества;

создание двух стратегических бизнес-подразделений – для добычи, производства и реализации продукции;

разработку программы снижения затрат, предусматривавшую значительное сокращение числа занятых (с 51000 до 8000).

Финансовое реструктурирование включало в себя приведение в порядок балансовой отчетности: списание накопившихся долгов и принятие на себя правительством всех кредитов и долговых обязательств, за исключением 2,7 млрд. долларов (появившихся после 11 декабря 1990 года). Для того чтобы сделать свои акции более привлекательными, YPF было предложено выплатить специальные дивиденды.

Реструктуризация не сопровождалась вливанием новых инвестиций, ее цель заключалась в устранении негативных элементов из структуры YPF и оптимизации остающихся частей.

Продаже предшествовали оценка стоимости и маркетинг имущества YPF. Оценка была произведена независимыми консультантами, чьи решения были обязательными для покупателей. Первоначальная цена акций для публичного предложения в размере 19 долларов за акцию была установлена совместно Министерством экономики, менеджерами YPF и андеррайтерами. Она основывалась на условиях спроса и предложения, данных о деятельности и финансовом положении компании, уровне дивидендов, продажах, информации о доходах и расходах, показателях соотношений цена/доходы и цена/денежный поток, рыночной цене акций иностранных компаний, занимающихся аналогичным бизнесом и имеющих аналогичные активы.

Маркетинг активов и деятельности YPF был осуществлен с помощью различных консалтинговых фирм и нескольких рекламных мероприятий в США и Европе. Например, бывший министр экономики Доминго Кавайо за месяц до начала продажи акций YPF провел серию презентаций, рассчитанных на определенную категорию инвесторов. Кроме того, в 29 финансовых центрах по всему миру была проведена тщательно спланированная и рассчитанная на 4 недели рекламная кампания по привлечению инвесторов. Имевшая огромный успех кампания помогла укрепить доверие к аргентинским рынкам капиталов и убедить международных институциональных инвесторов вложить деньги в эту страну. Даже традиционно скептически настроенные мелкие инвесторы откликнулись на интенсивную рекламную кампанию в крупнейших газетах и на телевидении, предлагавшей премиальные акции за лояльность для тех, кто не изымал первоначальные инвестиции в течение двух лет.

Многосерийный, зарегистрированный Комиссией по биржам и ценным бумагам глобальный выпуск акций YPF с регистрацией на Нью-йоркской фондовой бирже (NYSE), завершенный в июле 1993 года, явился на тот момент самой крупной приватизацией в Латинской Америке. Денежные поступления от него превысили 3 млрд. долларов. Всего было предложено к продаже 160 млн. акций: серия из 40 млн. – в Аргентине, 74 млн. – в США и 46 млн. – в других странах мира (включая субсерию в Америке для удовлетворения всех потенциальных источников спроса).

Последняя серия была осуществлена в виде Американских депозитарных расписок (ADR), поскольку действующие на международных рынках капитала правила не допускают прямое предложение первоначального выпуска для широкой продажи. Глобальными координаторами были Credit Suisse First Boston (CSFB) и Merill Linch с десятками выполнявших роль вспомогательных менеджеров и старших вспомогательных менеджеров (Citibank, Deutsche Bank, Kleinwort Benson, Baring Brothers, Nomura International, Dresdner Bank, SG Warburg Securities, Credit Lionnais Securities и др.).

Общая структура первичного предложения на рынке была крайне эффективной. Число подписчиков на все серии значительно превзошло количество выпущенных акций – в 4-5 раз, поэтому правительству пришлось увеличить выпуск до 140 млн. акций с первоначальных 110 млн. Через три месяца цена акций YPF составляла 27 долларов за штуку, что было на 50% выше первоначальной цены. Это увеличило интерес инвесторов к аргентинской приватизации и ее акциям.

В общей сложности приватизация YPF принесла денежных средств на сумму в 5,1 млрд. долларов США при затратах в 13,5 млн. долларов. Совместные предприятия со стратегическим подразделением, занимающимся добычей, концессии и продажи принесли 1,8 млрд. долларов, а прямая продажа стратегического нефтедобывающего подразделения принесла 272 млн. долларов. В дополнение к доходам от этой операции новая YPF заплатила в виде налогов соответственно 109 и 99 млн. долларов.

Дивиденды выросли с 23,9 млн. долларов в 1992 году до 87 млн. долларов в 1994 году. Прибыльность компании выросла более чем в два раза, производительность также увеличилась.

Уроки приватизации Аргентинской сталелитейной компании (SOMISA)

Как показывает международный опыт, цели и процедуры приватизации компаний, переживающих сложные экономические проблемы, и компаний с перспективами здорового роста, различны.

В отличие от передачи права собственности в случаях с “Телмекс” и YPF, приватизация Аргентинской сталелитейной компании Sociedad Mixta Siderurgia Argentina (SOMISA) сопровождалась определенными концептуальными и процедурными ошибками, из которых необходимо извлечь уроки  и учесть их при приватизации предприятий в неблагополучных отраслях промышленности (например,  сталелитейная, угледобывающая отрасли).

SOMISA является крупнейшим производителем продуктов из углеводородистой стали в Аргентине, и ее производственная мощность превышает 1,5 млн. тонн в год. В 1990 году количество непосредственно занятых в компании составляло от 12000-15000 человек. Компания рассматривалась как стратегически важное предприятие и находилось под контролем Министерства обороны страны.

В середине 1991 года после того, как в течение определенного времени SOMISA несла огромные производственные убытки, правительство приняло решение о ее приватизации и наняло для этого в качестве технических советников компании Braxton Assiciates и Deloitte Touche Tohmatsu International. Позднее для осуществления самой продажи была нанята компания Salomon Brothers.

Правительство провело:

активное реструктурирование SOMISA, включая сокращение на 50% численности занятых;

значительное сокращение денежных убытков, составлявших 20-30 млн. долларов в месяц;

закрытие не приносящих прибыль производственных линий;

реструктурирование долга;

продажу в октябре 1992 года 80% компании всего за 140 млн. долларов.

Эта сумма была значительно ниже стоимости ее активов, составлявшей примерно 3 млрд. долларов, и едва превосходила ликвидационную стоимость после вычета затрат на остановку производства. Такой провал был вызван многими причинами.

Из него можно извлечь следующие уроки:

1. Продавец должен полностью понимать специфику окружения, в котором работает предназначенное для приватизации ГП. Правительство Аргентины недооценило масштабы того кризиса, в котором оказалась SOMISA после быстрого падения спроса внутри страны в конце 1980-х годов и одновременной либерализации иностранной торговли. Из-за жесткой мировой конкуренции цен SOMISA оказалась в состоянии технической несостоятельности, поскольку производительность ее была в 2,5 раза ниже, чем средние мировые показатели.

Ожидаемое соглашение о свободной торговле с Бразилией, Уругваем и Парагваем (MERCOSUR), открывающее аргентинский рынок для эффективно работающих бразильских производителей стали, рассматривалось в качестве последнего удара по шансам SOMISA быстро выправить положение. Правительство надеялось решить эту проблему “малой кровью”, введя ограничения на свободу действия индивидуальных инвесторов для сведения к минимуму негативного воздействия на общество. Это еще больше снизило предполагаемую стоимость предприятия.

2. Продавец должен понимать, что в глазах индивидуального инвестора стоимость предприятия имеет мало общего с балансовой стоимостью его активов. Сначала правительство Аргентины пыталось назначить цену, исходя из балансовой стоимости активов минус пассивы, и, таким образом, рассчитывало получить в виде доходов около 2 млрд. долларов. Консультанты предложили другую систему оценки, основывающуюся на таких факторах, как стоимость ликвидации минус затраты на остановку производства, используемую в качестве “минимальной цены”, анализ дисконтированного денежного потока и анализ аналогичных сделок. Правительство с неохотой использовало последние два метода, поскольку, они занижали стоимость компании до уровня близкого к “минимальной цене”, что казалось неприемлемым.

3. Как только решение о приватизации безнадежно терпящей убытки компании принято, оно должно быть быстро проведено в жизнь, поскольку отсрочка может снизить оценочную стоимость компании в глазах потенциальных инвесторов. В данном случае получение доходов должно рассматриваться как второстепенная задача. Промедлив с передачей права собственности, правительство Аргентины вызвало неопределенность, результатом которой стал порочный круг падения производства и дальнейшее сокращение рабочих мест (6000 человек), что сопровождалось высокими затратами на выплату пенсионных пособий и волнениями рабочих, а также потерей доверия со стороны кредиторов и инвесторов. Попытки правительства увеличить привлекательность SOMISA до приватизации путем широкой реструктуризации привели лишь к дестабилизации компании и снизили ее стоимость.

Приложение 5

Смешанная продажа Мексиканской телефонной компании (“Телмекс”)

В 1989 году правительство Мексики объявило о своем намерении приватизировать вторую по величине компанию в стране Telefonos de Mexico SA de CV (“Телмекс”) в рамках осуществления программы модернизации национальной экономики. Основные цели этой приватизации заключались в:

·     повышении качества телефонного обслуживания и телефонной системы;

·     защите прав рабочих компании;

·     предоставлении рабочим права владения акциями компании;

·     поощрении новых технических и научных разработок;

·     продолжении правительственного регулирования телекоммуникационного сектора;

·     обеспечении контроля Мексики над “Телмекс”.

Приватизация была осуществлена в два этапа в виде смешанной продажи.

На первом этапе был продан с торгов контрольный пакет “Телмекс” (акции АА) консорциуму мексиканских и иностранных компаний.

Вторым этапом стало открытое размещение акций на международных рынках. У “Телмекса” было три вида акций: акции АА, на которые приходилось 20,4% акционерного капитала и обеспечивавшие 51% голосов; акции А, на которые приходилось 19,6% акционерного капитала, а также акции L, представлявшие 60% акционерного капитала и обладавшие ограниченным правом голоса.

Прошедший на первой стадии процесс предложения привлек шестнадцать международных телекоммуникационных компаний, включая Nippon Telephone and Telegraph, Nynex International, US Sprint, STET и другие. В декабре 1990 года контрольный пакет Телмекс был продан консорциуму, состоявшему из финансовой группы Carso Group (Мексика) и двух иностранных компаний – Southwestern Bell (США) и France Cable et Radio (филиал France Telecom, Франция) за 1,76 млрд. долларов. Были проданы акции АА, которые позволили консорциуму приобрести контроль над “Телмекс”. Carso Group получила 10,4% всех акций “Телмекс”; французская и американская компании получили по 5,1% каждая. Позднее, в ходе вторичного размещения, члены консорциума приобрели еще акции L, на которые приходилось 5,1% акционерного капитала.

Сумма прямых иностранных инвестиций, полученных мексиканским правительством за “Телмекс”, превзошла все ожидания. Согласно документам, спустя всего три месяца после приватизации прибыль компании в пересчете на год составила почти 2 млрд. долларов. Увеличение цены акций АА на Нью-Йорской бирже принесло их новым владельцам прибыль в размере 88,9 млн. долларов.

Второй этап приватизации  оказался также успешным. К июню 1991г. правительство продало 1745 млн. акций типа L, которые предлагались на мировых биржевых рынках в виде Американских депозитарных расписок (АDR) по цене 27,25 доллара за акцию. Профсоюз рабочих, занятых в телефонной отрасли, используя кредит правительства Мексики на сумму 325 млн. долларов, приобрел 187 млн. акций А или 4,4 % общего числа акций Телмекс.

Одновременно акции были также предложены к продаже в Мексике, США, Японии, Канаде, Франции, Германии, Швейцарии и Великобритании посредством прямых продаж и через международное предложение. Тот факт, что среди владельцев и управляющих Телмекс находились престижные международные компании, а также успешная продажа акций “Телмекс” на иностранных рынках резко увеличили стоимость этой компании. За 12 месяцев после начала приватизации она выросла в 12 раз.

В результате приватизации “Телмекс”, закончившейся в мае 1992г., у мексиканского правительства осталось только 5% акций этой компании, а его доходы от продажи Телмекс достигли почти 5 млрд. долларов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


[1] Харвей. Экономика городских земель. Изд. Макмиллан, 1993 г.

 

20