ГоловнаЗворотній зв'язок
Главная->Фізиологія та анатомія->Содержание->Возрастная периодизация

Возрастная физиология

Возрастная периодизация

Различия представления о критериях возрастной нормы оп-релсляют и подходы к периодизации возрастного развития. Од­ним из наиболее распространенных является подход, в основе которого лежит анализ оценки морфологических признаков (ро­ста, смены зубов, увеличения массы тела и т.п.). Наиболее пол­ная возрастная периодизация, основанная на морфологических и антропологических признаках, была предложена В. В. Бунаком, по мнению которого изменения размеров тела и связанных с ними аруктурно-фупкциональных признаков отражают преобразования Метаболизма организма с возрастом. Согласно этой периодизации, и постнатальном онтогенезе выделяются следующие периоды: младенческий, охватывающий первый год жизни ребенка и вклю­чающий начальный (1—3, 4—6 мес), средний (7—9 мес) и ко­нечный (10—12 мес) циклы; первого детства (начальный цикл 1-4 года, конечный — 5—7 лет); второго детства (начальный цикл: N 10 лет — мальчики, 8—9 лет —девочки; конечный: 11 —13 лет — мальчики, 10—12 лет — девочки); подростковый (14—17 лет — мальчики, 13—16 лет — девочки); юношеский (18—21 год — маль­чики, 17—20 лет — девочки); с 21—22 лет начинается взрослый период. Эта периодизация близка к принятой в педиатрической Практике (Тур, Маслов); наряду с морфологическими фактора­ми она учитывает и социальные. Младенческому возрасту, со­гласно этой периодизации, соответствует младший ясельный или Грудной возраст; период первого детства объединяет старший ясельный или преддошкольный возраст и дошкольный; периол Н юрою детства соответствует младшему школьному возрасту и подростковый возраст — старшему дошкольному. Однако и эту Классификацию возрастных периодов, отражающую существую­щую систему воспитания и обучения, нельзя считать приемле­мой, поскольку, как известно, вопрос о начале систематического обучения до сих пор не решен; граница между дошкольным и школьным возрастами требует уточнения, достаточно аморфны и понятия младшего и старшего школьного возраста.

Согласно возрастной периодизации, принятой на специальном симпозиуме в 1965 г., в жизненном цикле человека до достижения зрелого возраста выделяют следующие периоды: новорожденный (1 — 10 дней); грудной возраст (10 дней — 1 год); раннее детство (1—3 года); первое детство (4—7 лет); второе детство (8—12 лет — мальчики, 8—11 лет — девочки); подростковый возраст (13— 16 лет — мальчики, 12—15 лет — девочки) и юношеский возраст (17—21 год — юноши, 16—20 лет — девушки) (Проблема возраст­ной периодизации человека). Эта периодизация несколько отли­чается от предложенной В. В. Бунаком за счет выделения периода раннего детства, некоторого смещения границ второго детства и подросткового периода. Однако проблема возрастной периодиза­ции окончательно не решена прежде всего потому, что все суще­ствующие периодизации, включая и последнюю общепринятую, недостаточно физиологически обоснованны. Они не учитывают адаптивно-приспособительный характер развития и механизмы, обеспечивающие надежность функционирования физиологичес­ких систем и целостного организма на каждом этане онтогенеза. Это определяет необходимость выбора наиболее информативных критериев возрастной периодизации.

В процессе индивидуального развития организм ребенка изме­няется как единое целое. Его структурные, функциональные и адап­тационные особенности обусловлены взаимодействием всех орга­нов и систем на разных уровнях интеграции — от внутриклеточно­го до межеистемного. В соответствии с этим ключевой задачей возрастной периодизации является необходимость учета специфи­ческих особенностей функционирования целостного организма.

Одной из попыток поиска интегрального критерия, характе­ризующего жизнедеятельность организма, являлась предложенная Рубнером оценка энергетических возможностей организма, так называемое «энергетическое правило поверхности», отражающее отношения между уровнем обмена веществ и энергии и величи­ной поверхности тела. Этот показатель, характеризующий энерге­тические возможности организма, отражает деятельность физио­логических систем, связанных с обменом веществ: кровообраще­ния, дыхания, пищеварения, выделения и эндокринной системы. Предполагалось, что онтогенетические особенности функ­ционирования этих систем должны подчиняться «энергетическо­му правилу поверхности».

Однако рассмотренные выше теоретические положения об адап­тивном приспособительном характере развития дают основания считать, что в основу возрастной периодизации должны быть по­ложены не столько критерии, отражающие уже достигнутые к определенному моменту созревания стационарные особенности жизнедеятельности организма, сколько критерии взаимодействия организма со средой.

О необходимости такого подхода к поиску физиологических критериев возрастной периодизации высказывался и И.А. Аршав-ский. Согласно его представлению, в основу возрастной периоди-ишии должны быть положены критерии, отражающие специфи­ку целостного функционирования организма. В качестве такого критерия предлагается выделенная для каждого этапа развития ведущая функция.

В детально изученном И. А.Аршавским и его сотрудниками ран­нем детском возрасте в соответствии с характером питания и осо­бенностями двигательных актов выделены периоды: нсонаталь-иый, во время которого имеет место вскармливание молозивным молоком (8 дней), лактотрофной формы питания (5—6 мес), лак-тотрофной формы питания с прикормом и появление позы сто­яния (7—12 мес), ясельного возраста (1—3 года) — освоение ло­комоторных актов в среде (ходьба, бег). Надо отметить, что И. А. Ар-шавский придавал особое значение двигательной деятельности как ведущему фактору развития. Подвергнув критике «энергети­ческое правило поверхности», И.А.Аршанский сформулировал представление об «энергетическом правиле скелетных мышц», в соответствии с которым интенсивность жизнедеятельности орга­низма даже на уровне отдельных тканей и органов определяется особенностями функционирования скелетных мыши, обеспечн мающих на каждом этапе развития особенности взаимодействия организма и среды.

Однако надо иметь в виду, что в процессе онтогенеза возраста­ет активное отношение ребенка к средовым факторам, усилива­ется роль высших отделов ЦНС в обеспечении адаптивных реак­ций на внешнесредовые факторы, в том числе и тех реакций, которые реализуются путем двигательной активности.

Поэтому особую роль в возрастной периодизации приобретают критерии, отражающие уровень развития и качественные измене­ния адаптивных механизмов, связанных с созреванием различных отделов мозга, в том числе и регуляторных структур центральной нервной системы, обусловливающих деятельность всех физиоло­гических систем и поведение ребенка.

Это сближает физиологические и психологические подходы к проблеме возрастной периодизации и создает базу для выработки единой концепции периодизации развития ребенка. Л.С.Выгот­ский в качестве критериев возрастной периодизации рассматри­вал психические новообразования, характерные для конкретных этапов развития. Продолжая эту линию, А. Н.Леонтьев и Д. Б.Эль-копин особое значение в возрастной периодизации придавали «ведущей деятельности», определяющей возникновение психиче­ских новообразований. При этом отмечалось, что особенности психического, так же как и особенности физиологического раз­вития определяются как внутренними (морфофун кии опальны­ми) факторами, так и внешними условиями индивидуального развития.

Одна из целей возрастной периодизации — установить грани­цы отдельных этапов развития в соответствии с физиологиче­скими нормами реагирования растущего организма на воздей­ствие факторов внешней среды. Характер ответных реакций орга­низма на оказываемые воздействия самым непосредственным образом зависит от возрастных особенностей функционирова­ния различных физиологических систем. По мнению С. М. Гром-баха, при разработке проблемы возрастной периодизации необ­ходимо учитывать степень зрелости и функциональной готовно­сти различных органов и систем. Если те или иные физиологи­ческие системы на определенном этапе развития и не являются ведущими, они могут обеспечивать оптимальное функциониро­вание ведущей системы в различных средовых условиях, и по­этому уровень зрелости этих физиологических систем не может не сказываться на функциональных возможностях всего организма в целом.

Для суждения о том, какая система является ведущей для дан­ного этапа развития и где лежит рубеж смены одной ведущей системы другой, необходимо оценить уровень зрелости и особен­ности функционирования различных органов и физиологических систем.

Таким образом, возрастная периодизация должна опираться на три уровня изучения физиологии ребенка:

1   — внутрисистемный;

2   — межсистемный;

3   — целостного организма во взаимодействии со средой.

Вопрос о периодизации развития неразрывно связан с выбо­ром информативных критериев, которые должны быть положены в ее основу. Это возвращает нас к представлению о возрастной норме. Можно полностью согласиться с высказыванием П.Н.Ва­силевского о том, что «оптимальные режимы деятельности функ­циональных систем организма являются не среднестатистически­ми величинами, а непрерывными динамическими процессами, протекающими во времени в сложной сети коадаптированных регуляторных механизмов». Есть все основания считать, что наибо­лее информативны критерии возрастных преобразований, которые характеризуют состояние физиологических систем в условиях дея­тельности, максимально приближающейся к той, с которой объект исследования — ребенок — сталкивается в своей повседневной жизни, т.е. показатели, отражающие реальную приспособляемость к условиям окружающей среды и адекватность реагирования на внешние воздействия.

Основываясь на концепции системной организации адаптив­ных реакций, можно полагать, что в качестве таких показателей должны быть прежде всего рассмотрены те, которые отражают не столько зрелость отдельных структур, сколько возможность и специфику их взаимодействия со средой. Это относится как к показателям, характеризующим возрастные особенности каждой физиологической системы в отдельности, так и к показателям целостного функционирования организма. Все вышеизложенное іребует комплексного подхода к анализу возрастных преобразо­ваний на внутрисистемном и межсистемном уровнях.

Не менее важным при разработке проблем возрастной перио­дизации является вопрос о границах функционально различных напов. Иными словами, физиологически обоснованная периоди-ііщия должна опираться на выделение этапов «актуального» фи-июлогического возраста.

Выделение функционально различных этапов развития возмож­но только при наличии данных об особенностях адаптивного функ­ционирования различных физиологических систем в пределах каж­дого юла жизни ребенка.

Многолетние исследования, проведенные в Институте возраст­ной физиологии РАО, позволили установить, что, несмотря на іггерохронию развития органов и систем, внутри периодов, рас­сматриваемых как единые, выявлены узловые моменты, для кото­рых характерны существенные качественные морфофункциональ-ные преобразования, приводящие к адаптивным перестройкам орга­низма. В дошкольном возрасте это возраст от 3—4 к 5—6 годам, н младшем школьном — от 7—8 к 9—10 годам. В подростковом воз­расте качественные изменения деятельности физиологических систем приурочены не к определенному паспортному возрасту, а к степени биологической зрелости (определенным стадиям поло­тно созревания — II —III стадиям).

 

 

10