ГоловнаЗворотній зв'язок

Возрастная физиология

128

развития пищеварительной функции не заканчивается. Лишь пос­ле достижения половой зрелости завершается формирование мор-фофункциональных свойств пищеварительной системы. В подрост­ковом возрасте формируется тип желудочной секреции, тесно связанный с типом конституции. В этом же возрасте нередко на­чинают проявляться разнообразные отклонения от нормы в дея­тельности желудочно-кишечного тракта, среди которых типичны повышенная и пониженная секреторная активность желудка.

Активность ферментов желудочного сока. Основная функция желудка — начальный гидролиз белков — осуществляется двумя желудочными ферментами: пепсином и гастриксином. Максималь­ная активность пепсина проявляется при рН 1,5—2,5. Оптимум активности гастриксина соответствует рН 3,0—3,2.

Активность желудочного сока новорожденных детей низкая. По мере развития активность желудочного сока изменяется в соот­ветствии с характером вскармливания, увеличиваясь по мере уменьшения доли грудного молока в пищевом рационе ребенка и перевода его на искусственное питание.

В период грудного вскармливания пищеварение у детей проте­кает главным образом не в полости желудка, а прямо на поверх­ности выстилающих его клеток (так называемое «мембранное пи­щеварение»). Огромное количество специальных выростов — микроскопических ворсинок — обеспечивает быстрое перевари­вание и очень полное всасывание пищи. При переводе детей на смешанное вскармливание роль полостного гидролиза постепен­но увеличивается.

129

Дальнейшее развитие секреторной активности желудка проте­кает весьма медленно и в большой мере зависит от характера пи­тания, т.е. от режима, этнических и семейных традиций. Различия между мальчиками и девочками начинают проявляться в возрасте около 8 лет, причем у мальчиков в 10, а у девочек в 9 лет наблю­дается напряжение желудочного пищеварения, и этот возраст яв­ляется переломным моментом в становлении желудочной секре­ции. У подростков 13—14 лет активность желудочных ферментов резко падает. Причины этого явления не вполне ясны, хотя оче­видно, что здесь сказывается влияние процессов полового созре­вания. К 16—17 годам секреция желудочных желез и активность ферментов подростка достигают уровня взрослого человека. Сле­дует отметить, что уже в детском и подростковом возрасте повы­шенная и пониженная кислотность желудочного сока становятся Иесьма распространенным явлением: только 1/3 детей обладают Нормальной кислотностью. Это говорит о наличии устойчивых Типов желудочной секреции уже в детском возрасте, что необхо­димо учитывать при организации режима питания детей. Здесь Мсдует проявлять больше гибкости и согласовывать действия взрос­лых (родителей и воспитателей) с запросами самого ребенка.

| Ь-даих М. М.

Моторная функция желудка. Важной составной частью функ­ции желудочно-кишечного тракта является его способность про­двигать пищевой комок в направлении от ротового к анальному отверстию. Эвакуация переваренной пиши из желудка необходи­ма как для дальнейшей се обработки ферментами и всасывания питательных веществ, гак и для освобождения жслулка в ожида­нии следующей порции пищи. Первые автоматические движения кишечника у эмбрионов человека отмечаются уже на 7-й неделе внутриутробного развития. Для изучения моторной функции же­лудка используется наружная электрогастрография, позволяющая записывать биотоки желудка с поверхности зела.

У доношенных новорожденных регистрируется низкая ампли­туда элсктрогастрограммы. На первом году жизни величина по­тенциалов электрогастрограммы существенно нарастает, дости­гая максимальных значений у детей 1—3 лет, затем в возрасте от 3 до 7 лет снижается и остается стабильной у детей старше 7 лет. Частота перистальтических сокращений у новорожденных детей также оказывается наименьшей, затем нарастает в течение пер­вых 3 лет жизни и стабилизируется уже с 3-летнего возраста.

Относительная гиперкинезия желудочно-кишечного тракта у детей от 1 года до 3 лет, т.е. в период перехода па смешанное и дефинитивное питание, может иметь важное функциональное зна­чение. Активные сокращения желудка могут способствовать меха­нической обработке пищи. Перемешивание улучшает условия вса­сывания, а также активизирует процессы пристеночного пищева­рения, которое в этом возрасте играет еще очень важную роль.

Нейрогуморальная регуляция пищеварения. Моторная функция желудочно-кишечного тракта регулируется в основном нервными влияниями, причем существенную роль в этом играет мозжечок. Возбуждающие и тормозящие импульсы от мозжечка передаются по блуждающим и чревным нервам. В раннем онтогенезе посте^ пенно усиливаются тормозные влияния нервных центров, а поро­ги раздражения снижаются. Иными словами, моторная функция, желудочно-кишечного тракта по мере развития испытывает все большее влияние центральных контролирующих структур.

Управление процессами желудочного пищеварения осуществ­ляется сложным механизмом нейрогуморальной регуляции. Боль­шое значение придается гормону пищеварения — гастрину, кото­рый секретируется особыми клетками слизистой оболочки желуд­ка и верхних отделов тонкого кишечника. Секреция гастрина возбуждается ингредиентами пищи, щелочами, механическим ра­стяжением выходного отдела желудка, холинэргической нервно' имнульсацией, а тормозится соляной кислотой. Последнее обсто­ятельство имеет важное значение для саморегуляции желудочно­го кислотовыделения. Гастрин регулирует кислотность жслулоч ного сока, стимулирует секрецию пепсина, а также деятельност поджелудочной железы. Содержание гастрина в крови у детей на­много больше, чем у взрослых, причем сильнее всего снижение выделения гормона происходит уже в подростковом возрасте. Это связано с возрастным увеличением чувствительности тканей к гастрину, поэтому его требуется меньше для достижения того же эффекта.

Поджелудочная железа. В период до 8 лет поджелудочная железа у детей имеет относительно более крупные размеры, чем у взрос­лых. Возможно, это связано с относительно высокой потребностью детей в углеводах и толерантностью к ним, ведь гормон поджелу­дочной железы инсулин определяет способность всех клеток тела усваивать глюкозу из крови. Однако в качестве пищеварительной железы поджелудочная синтезирует многокомпонентный панкреа­тический сок, поступающий по специальному протоку в двенадца­типерстную кишку, т.е. в самый верхний отдел кишечника.

Около 72 % от общего количества белков панкреатического сока составляют протеолитическиеферменты, т.е. ферменты, предназ­наченные для переваривания белков. Протеолитическая активность секрета поджелудочной железы уже в первые месяцы жизни ре­бенка находится на ловольно высоком уровне, который посте­пенно еще увеличивается, достигая максимума в 4—6 лет. Липоли-тическая активность (способность переваривать жиры) также увеличивается к концу первого года жизни и остается высокой до ч-детнего возраста. Амилолитическая активность (способность пе­реваривать углеводы) от рождения до годовачого возраста увели­чивается в 3—4 раза, а максимальных значений достигает в возра­сте 6—9 лет. Активность панкреатических ферментов при рождении и их дальнейшая динамика сильно зависят от условий существо­вания организма и имеют адаптивный характер.

Печень — центральный орган межуточного метаболизма и про­дуцент важного пищеварительного сока — желчи. Относительная неличина массы печени постепенно снижается с возрастом. Это снижение является одним из факторов возрастного снижения интенсивности энергетического обмена, поскольку интенсивность окислительного обмена в печени выше, чем во всех других тканях организма.

Пищеварительная функция печени состоит в выработке жел­чи — комплекса ферментов, предназначенного для эмульгиро­вания жиров, входящих в состав пищи. Только после того, как жиры превратятся в эмульсию — некое подобие раствора, на них может подействовать фермент липаза, который должен расще­пить молекулу жира на глицерин и жирные кислоты. Всасывание нерасщепленных молекул жира в кровь или лимфу невозможно.

Для каждого акта пищеварения требуется довольно значитель­ное количество желчи. Она вырабатывается непрерывно, но не поступает сразу в двенадцатиперстную кишку, а собирается вна­

Кишечник в виде цилиндра

 

Складки Керкринга

Ворсинки

чале в желчном пузыре, который анатомически входит в состав пече­ни. Выброс накопившейся там жел­чи зависит от характера пиши и про­исходит после того, как пищевой комок достиг начального отдела тон­кого кишечника. Емкость желчного пузыря ребенка в возрасте до 3 мес равна 3,2 см3, в 1—2 года — 8,5 см3, в 6—9 лет — 33,6 см3, у взрослых —. 50—65 см3. С возрастом увеличива­ется способность желчного пузыря концентрировать желчь. Это, отчас­ти, связано и с тем, что скорость опорожнения пузыря в детском воз­расте выше.

Микро­ворсинки

Печень ребенка выделяет желчь с самого первого дня после рожде­ния. Следует учесть, что пища ре­бенка этого возраста на 100% со­стоит из высокодиспергированного продукта — молока, содержащего эмульгированный жир. У здорового взрослого человека в сутки выделя­ется от 500 до 1200 мл желчи, т.е. 10—11 мл/кг массы тела. У подрост­ков объем выделяемой желчи мало отличается от взрослых. Кишечное пищеварение. В тонком кишечнике продолжается про­цесс переваривания пищи, причем здесь же и происходит всасыва­ние многих продуктов гидролиза белков, жиров и углеводов. Этому способствует анатомическое устройство кишечника (рис. 15). У взрос­лого человека внутренняя поверхность кишки имеет многочислен­ные складки и достигает 0,7 м2. При этом на каждом квадратном сантиметре поверхности находится 2—3 тыс. ворсинок, которые, увеличивают площадь поверхности до 4—5 м2, что в 2—3 раза пре­вышает поверхность тела человека. Каждая из ворсинок покрыта еще множеством микроворсинок, что многократно увеличивает общую поверхность всасывания. С возрастом существенно изменя­ется анатомическая длина тонкого и толстого кишечника, а также: относительные величины этих показателей. Наиболее интересны изменения длины кишечника по отношению к длине туловища: максимальная величина этого показателя регистрируется у детей 1_4 леТ) т.е. в период перехода на смешанное и взрослое питание. В этот же возрастной период у детей наиболее развито пристеноч­ное пищеварение, для которого важна площадь внутренней по?

верхности тонкой кишки. Относительная длина толстого кишеч­ника в отличие от таковой тонкого кишечника продолжает уве­личиваться у детей вплоть до достижения ими взрослости, что, вероятно, связано с увеличением грубых, трудно перевариваемых видов пищи в рационе человека с возрастом.

Возрастные особенности пищеварительной функции кишечника человека изучены мало, что связано с очевидными трудностями методического характера. Тем не менее многочисленные исследо­вания, проведенные на высших животных, позволяют предста­вить себе общую картину онтогенеза кишечного пищеварения.

В раннем постнатальной онтогенезе млекопитающих, когда единственной пищей является материнское молоко, секреция основных ферментов, обеспечивающих пищеварение в желудке и кишечнике, находится на очень низком уровне. Естественно, это ограничивает возможности полостного пищеварения. По мнению академика А. М.Уголсва, для усвоения молока в этот период вполне достаточно пристеночного пищеварения. При переходе от молоч­ного питания к дефинитивному меняется не только набор фер­ментов, но и их распределение вдоль кишечной трубки. На фоне смешанного питания формируются новые взаимоотношения между полостным и пристеночным пищеварением, которые, по-види­мому, могут меняться в зависимости от характера пищи. В онтоге­незе человека соответствующие изменения происходят в течение первых 6—12 мес в после рождения.

Процессы возрастного развития всасывательной функции ки­шечника слабо изучены. Известно, что как сахара, так и амино­кислоты способны транспортироваться через кишечную мемб­рану уже у плодов, у новорожденных эта способность быстро нарастает, достигая высоких значений через несколько дней после рождения. Лиииды всасываются в слизистой кишечника в ран­нем постиатальном периоде сильнее, чем у взрослых. Также бо­лее интенсивно в раннем возрасте происходит всасывание неко­торых витаминов (например, Вп). Физиологический смысл этих особенностей кишечного пищеварения в раннем возрасте оче­виден.

В толстом кишечнике всасывается главным образом вода, и формируются каловые массы. Однако в ограниченном количестве здесь может всасываться глюкоза. Иногда этим пользуются в ле­чебных целях (клизмы). Разнообразные расстройства кишечника, вызванные кишечными бактериями или вирусами, резко снижа­ют проницаемость толстого кишечника для воды, и в результате образуются жидкие испражнения. В некоторых случаях (дизенте­рия, холера) это может приводить к тяжелому обезвоживанию организма и опасно для жизни.

Для детей характерна повышенная проницаемость кишечной стенки. Из-за этого иногда в кровь попадают нерасщепленные бел­ковые молекулы, которые могут вызывать иммунный ответ орга­низма. Отсюда частое проявление кожных аллергических реакций и разного рода токсикозов у детей до 7—8 лет в ответ на поступле­ние в организм тех или иных видов пищи. В частности, детям ран­него возраста не рекомендуется употреблять цитрусовые и другие экзотические фрукты, ибо они нередко вызывают аллергические реакции. Любопытно, что в теплых странах (например, в США), где цитрусовые распространены особенно широко, врачи не ре­комендуют давать детям яблочный сок по той же причине. Из это­го примера ясно, что сенсибилизация (возникновение чувстви­тельности к тому или иному веществу) к тем или иным аллергенам в большой мере зависит от местных условий и является не врож­денной, а адаптивной реакцией.

Как и желудок, кишечник по всей своей длине имеет гладко-мышечный слой, обеспечивающий его периодические спастичес­кие сокращения — перистальтику. Эти сокращения, происходя­щие каждые 5—6 с, способствуют лучшему перевариванию и всасыванию пищевых веществ, а также продвижению пищевого комка в одном направлении. У детей перистальтика кишечника выражена слабее, чем у взрослых, в том числе — из-за меньшего развития мускульного слоя кишки.

Рвотный рефлекс. Механическое или химическое раздражение слизистой желудка или тонкого кишечника может привести к рвоте. Это защитный рефлекс, позволяющий организму избавиться от причины, вызвавшей раздражение. Некоторые запахи и вкусовые ощущения также могуг приводить к рвоте: обычно это бывает свя­зано с предыдущими предъявлениями данного раздражителя и протекает по механизму условного рефлекса. Центр рвоты нахо­дится в продолговатом мозге, и его раздражение может быть так­же следствием алкогольного отравления или перевозбуждения ве­стибулярного аппарата (укачивание). Рвотный рефлекс реализуется как сильные перистальтические сокращения кишечника, желуд­ка и пищевода в обратном направлении. Эти сокращения гладких мышц пищеварительного тракта сочетаются с рефлекторными резкими сокращениями и оперся но-полосатых мышц брюшной стенки и диафрагмы. В результате содержимое верхнего отдела кишечника и желудка выбрасывается через рот наружу. Это порой спасает организм от тяжелого отравления. Рвоту можно вызвать искусственно, механически раздражая рефлексогенную зону — корень языка. Отвары некоторых трав обладают рвотным действи­ем, что используется для промывания желудка в случаях отравле­ния (обычно в сочетании с соловым раствором). В процессе рвоты важно следить, чтобы рвотные массы не попали в дыхательные пути. У грудных младенцев часто после кормления бывает срыги­вай ие части полупере варе иного молока, которое по механизму мало отличается от рвоты. По этой причине ребенка нельзя укла­дывать в постель сразу после кормления, необходимо некоторое время подержать его на руках в вертикальном положении или в наклонной позе затылком вверх. В такой позиции срыгнутое моло­ко не попадет в дыхательные пути. Если же ребенка сразу после кормления положить на спину, то он может захлебнуться своей отрыжкой. Это одна из наиболее распространенных причин вне­запной смерти младенцев первых месяцев жизни.

 

 

37