ГоловнаЗворотній зв'язок
Главная->Фізиологія та анатомія->Содержание->Глава 9. ФИЗИОЛОГИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДАПТАЦИИ

Возрастная физиология

Глава 9. ФИЗИОЛОГИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДАПТАЦИИ

 

В процессе взаимодействия организма со средой его обитания неизбежно возникают противоречия, которые требуют более или менее срочною разрешения. Для этого существуют всего два пути: либо организм должен измениться таким образом, чтобы умень­шить негативное воздействие среды на его структуру и функции, и тогда мы говорим, что произошла адаптация; либо организм воздействует на среду и изменяет ее в соответствии со своими потребностями, и тогда речь идет о деятельности. Таким образом, адаптация и деятельность — две стратегии взаимодействия орга­низма с окружающей его средой Конечно, никакая деятельность невозможна без адаптации, точно так же, как многие виды адап­тации включают в себя и активную деятельность. Однако эти про­цессы, имеющие много общих черт, физиологически организова­ны по-разному. Они различаются хотя бы тем, что адаптация — процесс полностью автоматизированный, происходящий без кон­троля сознания, а иногда даже вовсе без участия центральных нервных структур, и в этом смысле — «пассивный». В отличие от этого деятельность — всегда процесс «активный», целенаправ­ленный, даже если он не осознается как таковой (например, ин­стинктивные виды деятельности). В отличие от адаптации любой вид деятельности непременно проявляется через работу скелет­ных мышц и перемещение в пространстве звеньев тела или пред­метов. Даже если это сугубо «мыслительная» деятельность, проис­ходящая, казалось бы, только в нервных структурах, ее резуль­таты станут видны только после того, как будут «обнародованы» словом или делом. В отличие от деятельности всех лругих живых существ деятельность человека гораздо активнее и разнообраз­нее, что ослабляет давление на него среды и позволяет миними­зировать физиологические затраты на непрерывную адаптацию.

 

Физиология деятельности

Адаптивный смысл деятельности. Всякая деятельность адаптив­на, т.е. она осуществляется ради достижения какой-то цели, ко­торая, по мнению осуществляющего ее субъекта, поможет ограни­чить или вовсе исключить физиологические затраты, связанные с неизбежной в любом другом случае адаптацией. Так, например, люди, строящие дома, шьющие одежду или создающие транс­портные средства, своей деятельностью предотвращают необхо­димость адаптации человека к изменяющимся погодным услови­ям, перепадам температуры, дальним перемещениям людей и гру­зов, и т.п. Часто адаптивный смысл деятельности в человеческом обществе утрачен, поскольку он завуалирован более значимым .ця личности экономическим или социальным смыслом, однако вне всякого сомнения, каждый вид человеческой деятельности в споем основании несет глубокий физиологический адаптивный смысл. Первым это понял 3.Фрейд, который пытался свести все многообразие проявлений человеческой психики к небольшому набору инстинктивных императивов. Однако деятельность челове­ка в отличие от деятельности животных не только обеспечивает минимизацию адаптивных физиологических затрат, но и расши­ряет сферы возможного жизнсобитания, т.е. ареал распростране­ния вида Homo sapiens. Животные организмы только на основе адаптивных перестроек способны осваивать новые территории, новые среды обитания. Человек делает то же самое почти безгра­нично, осуществляя свою деятельность. Наглядное тому подтвер­ждение: человек, являясь наземным существом, осваивает воз­душное, водное и космическое пространства и в то же время, будучи по своей биолоіичсской природе теплолюбивым существом, осваивает Крайний Север и Антарктиду.

Моделирование ситуации и уровни принятия решений. В начале деятельности человек сознательно или бессознательно обязатель­но создает модель гой ситуации, которая сложилась к текущему моменту и вызвана необходимость совершения действий, а также гой ситуации, которая возникнет после того, как действие (или комплекс действий) будет завершено. В зависимости от характера тех сигналов из внешнего мира иди внутренней среды, которые привели к необходимости деятельности, в нервной системе чело­века могут формироваться совершенно различные по сложности и внутренней организации модели. Однако вне зависимости от этого результат деятельности всегда сопоставляется с этой моде­лью, и степень его адекватности модели как раз и является крите­рием успешности деятельности. При этом действия, подобные рефлексам, могут и нс затрагивать высших нервных центров, а решения об осуществлении действия могут приниматься на пери­ферическом уровне — скажем, на уровне спинномозговых цент­ров Например, если человек дотронулся до раскаленного утюга, он рефлекторно мгноненно отдергивает руку и только потом осо­знает, что произошло. Решения могут приниматься на уровне ство­ловых структур мозга, управляющих активностью вегетативных систем. Так, при недостатке кислорода в воздухе возникает воз­буждение дыхательного центра, расположенного в продолговатом мозге, и человек инстинктивно пытается своими действиями уст­ранить те причины, которые ограничивают приток кислорода (от­крывает дверь или окно, снимает с лица противогаз и т. п.). В более сложных ситуациях в принятие решений вовлекаются высокоор­ганизованные нервные центры, включая кору больших полуша­рий. В этом случае возрастает роль умственной деятельности, по­скольку принятие решений на уровне центральной нервной сис­темы — это также одна из форм деятельности.

Умственная и мышечная деятельность: физиологические сход­ства и различия. Как уже было сказано, результат любой деятель­ности, в том числе умственной, проявляется в виде каких-то дви­гательный действий. Однако мы все же обычно различаем эти два вида деятельности, и это не случайно. В случае умственной дея­тельности основные физиологические затраты связаны с обеспе­чением работы нервных центров, которые составляют очень не­большую долю от массы зела человека. Весь мозг не превышает у взрослого человека 2—3 % от массы тела. По расчетам биохими­ков, метаболическая активность мозга может возрастать в услови­ях активной деятельности в 4 раза. Это означает, что процессы метаболизма даже при самой напряженной умственной деятель­ности могут ускоряться примерно на 10—15%, соответственно на эту же величину возрастает активность и всех вегетативных систем организма. Мышечная деятельность — совсем другая по своей фи­зиологической организации. Масса мышц взрослого достигает 40 %, а в период максимальной активности их метаболическое на­пряжение может увеличиваться в 100 раз. Правда, практически ни­когда в деятельность не вовлечены все мышцы организма, и почти никогда работающие мышцы не включаются с максимальной ин­тенсивностью. Поэтому в среднем активация метаболизма при ин­тенсивной мышечной деятельности взрослого человека составля­ет 100—500 % от уровня покоя, соответственно этому активизиру­ется функция и всех вегетативных систем.

У детей дошкольного и младшего школьного возраста соотно­шение физиологических затрат на умственную и мышечную дея­тельность несколько иное. Их мозг имеет относительно более круп­ные размеры, а степень вовлечения мозговых структур в решение любой задачи у них существенно выше (результат генерализации активации нервных центров). Напротив, мышцы у детей по срав­нению с мышцами взрослых значительно меньше по массе (28 %) и метаболически гораздо менее активны. Поэтому в процессе ум­ственной деятельности у детей скорость метаболизма может уве­личиваться примерно на 50 %, а при мышечной деятельности — не более чем в 4-5 раз (400—500 %).

Умственная и физическая деятельность различается не только по уровню метаболизма, но и по уровню и характеру вегетативно­го обеспечения.

В то же время как умственная, так и физическая деятельность характеризуются некоторыми универсальными свойствами. Во-пер­вых, это их фазность. Любая деятельность имеет, как минимум, три фазы: врабатывания, устойчивой работы, восстановления. Вре­менные и вегетативные компоненты этих фаз для мышечной и умственной деятельности существенно различаются, но само по себе их наличие принципиально важно дчя физиологического опи­сания. Во-вторых, любой вид деятельности может приводить к спе­цифическому функциональному состоянию, которое называется утомлением. Механизмы возникновения и способы преодоления утомления бывают весьма различны, однако в любом случае это функциональное состояние препятствует дальнейшему эффектив­ному осуществлению деятельности. В связи с этим для полного восстановления функционачьных возможностей организма после любой утомительной деятельности необходима релаксация. Посколь­ку из-за процессов утомления никакая деятельность не может про­должаться бесконечно, как в умственной, так и в мышечной дея­тельности принято рассматривать индивидуальные характеристики функционачьных возможностей, обеспечивающих реализацию де­ятельности. Эти характеристики обычно объединяют под общим названием показателей работоспособности, хотя они могут суще­ственно различаться по своему содержанию, сущности и спосо­бам измерения.

Как умственная, так и физическая деятельность может быть сопряжена с определенным эмоциональным фоном, который спо­собствует либо препятствует достижению целей.

Диапазон и уровни функциональной активности. При отсутствии деятельности (хотя теоретически это почти абстракция, гак как бодрствующий человек практически постоянно занят какой-либо деятельностью: либо что-то мастерит, либо о чем-то размышля­ет) организм находится на самом низком, базальном, уровне своей функциональной активности. При этом организму нужно мень­ше всего энергии, низка в этом случае и активность вегетатив­ных систем. Это нижняя граница функционального диапазона (ФД), т.е. той зоны, в которой моїут находиться уровни функциональной активности (рис. 30). Примером этого состояния могут служить те

УРОВНИ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ

|||||Ц|'Н|1111 Максимальный

W////A Резервный

пчччччч Базальний INWvN (минимальный)

в&ЯХЯЗ Оптимальный [,\.\\N Обычный (типичный)

несколько минут, в течение которых человек нежится в постели после того, как проснулся, но ешс не встал и не приступил к утренней гимнастике и водным процедурам. Верхняя граница ФД соответствует самому высокому уровню двигательной активности, когда человек выполняет (по своей воле или вследствие обстоя­тельств) очень интенсивную мышечную работу. Это максимальный уровень функциональной активности. Примером может служить ак­тивность спортсмена, выполняющего забег на короткую дистан­цию или поднимающего штангу с рекордным весом. В бытовых си­туациях примером этого может быть напряжение человека, опаз­дывающего на работу и догоняющего уже закрывающий двери автобус. Однако как базальный, так и максимальный уровень функ­циональной активности — состояния довольно редкие, кратковре­менные. Большую часть жизни человек проводит в состояниях про­межуточных, при которых уровень функциональной активности существенно выше базального уровня и значительно ниже макси­мального. Это не какой-либо постоянный уровень, это некая зона привычных, обыденных для данного человека уровней его функ­циональной активности. Чаше всего, при таком уровне активнос­ти наблюдается наибольшая эффективность и наименьшая веге­тативная напряженность деятельности. Эта часть функционально­го диапазона может быть названа зоной оптимума. Зона, которая расположена между верхней границей зоны оптимума и верхней границей ФД, отражает резервные возможности организма, кото­рые используются только в нестандартных ситуациях, когда ре­зультат деятельности намного важнее ее физиологической «цены». Человек может использовать свои резервные возможности, но эффективность деятельности в этом случае резко падает, а ее фи­зиологическая цена соответственно возрастает.

Возрастные изменения функционального диапазона. С возрастом ФД сильно меняется как но своей величине, так и по структуре. У детей существенно выше базальный уровень функциональной активности, поскольку у них выше основной обмен. Однако уро­вень максимальной функциональной активности у детей намного ниже, чем у взрослых. Зона оптимума, которая у взрослых нахо­дится на уровне примерно 10% от величины ФД, у детей млад­шего школьного возраста расположена значительно выше — на уровне 30—40 % от величины ФД. Поэтому объем резервных воз­можностей взрослого человека примерно в 2 раза больше, чем аналогичный показатель у ребенка.

Из приведенных сопоставлений ясно, что организм ребенка в процессе деятельности постоянно испытывает гораздо более силь­ное напряжение, чем организм взрослого, при этом максималь­ные и резервные возможности детского организма существенно меньше. Это необходимо осознавать во всех случаях, когда регла­ментируется учебная и физическая нагрузка для детей, особенно в дошкольном и младшем школьном возрасте, а также в период полового созревания, когда параметры ФД временно вновь ста­новятся близкими тем, что были характерны для младшего возра­ста. Ребенок, как и взрослый, может использовать свои резервные возможности, но если это повторяется регулярно и в неадекватно больших объемах, то ценой таких перегрузок может стать ухудше­ние здоровья ребенка.

Стационарные состояния и переходные процессы. Как уже гово­рилось выше, любая деятельность (работа) носит фазный харак­тер. Это связано с тем, что все процессы в организме связаны с перемещением в пространстве веществ и структур, т.е. материаль­ных объектов. Перемещается кровь по сосудам, перемещается воз­дух по воздухоносным путям, перемещаются части скелета под воздействием мышечных сокращений, перемещаются белковые нити актина и миозина, благодаря чему осуществляется сокраще­ние мышц, и т.п. Все эти материальные объекты имеют массу, а следовательно, согласно 1-му закону Ньютона, подвержены инер­ции. На преодоление сил инерции необходимы время и внешняя сила. Такой силой служат мышечные сокращения.

Врабатывание. Время, в течение которого все процессы в орга­низме переходят на новый уровень функциональной активности, называется периодом врабатывания (рис. 31). Обычно он длится несколько (2—5) минуг, в течение этого времени активность ве­гетативных систем постепенно достигает такого уровня, который соответствует тяжести производимой работы.

Устойчивое состояние. После этою наступает новая фаза, кото­рая характеризуется устойчивым состоянием. Это означает, что уровень метаболизма и связанные с ним уровни активности веге­тативных систем на протяжении этой фазы остаются почти неиз­менными, а значит, гомеостаз в организме устойчиво поддержи­вается благодаря взаимосогласованному действию соответствующих физиологических механизмов. Если в этой фазе неоднократно про­водить измерения уровня активности физиологических функций, то результат неизменно будет один и тот же; физиологические функции как бы застывают на одном, постоянном уровне. По­требление кислорода, частота пульса, минутный объем дыхания и кровотока — эти и многие другие показатели почти не изменя­ются на протяжении всей этой фазы. Устойчивое состояние может длиться минуты или даже часы — все зависит от уровня нагрузки, которая выполняется организмом.

Примером такого состояния могут служить разнообразные цик­лически выполняемые действия: хольба, умеренный бег, ходьба на лыжах, плавание, езда на велосипеде и т.п. Если интенсив­ность этих действий не слишком велика, то их циклическая орга­низации (регулярное многократное повторение одних и тех же фаз) способствует установлению баланса между мышечной активно­стью и работой вегетативных систем организма. Недаром принято считать, что именно такого рода нагрузки обладают наиболее выраженным оздоровительным эффектом.

Утомление. Однако рано или поздно наступает третья фаза — утомление. В этой фазе выявляется разбалансировка в деятельно­сти отдельных вегетативных систем и систем, непосредственно обеспечивающих выполнение работы. Снижается экономичность работы, в крови накапливаются вредные метаболиты, нарушает­ся гомеостаз, человек ощущает желание прекратить работу и от­дохнуть.

Восстановление. После того как работа прекратилась, организм нс может мгновенно перейти на базальный уровень функциони­рования. Согласно законам инерции и физиологии, дія того что­бы активность органов и систем снизилась, а также для удаления или обезвреживания вредных метаболитов и восстановления па­раметров гомеостаза требуется время. Этот период, когда работа уже не выполняется, а функции организма еще не вернулись к исходному минимальному уровню, называется периодом восста­новления. Длительность периода восстановления самым существен­ным образом зависит от интенсивности, объема и характера вы­полненной работы и может составлять от 2—3 мин до нескольких часов. Чем более напряженной и длительной была работа, чем сильнее отклонились от нормы параметры гомеостаза, тем доль­ше продолжается период восстановления.

Переходные процессы. Фаза врабатывания и фаза восстановле­ния представляют собой ситуации временной несбалансирован­ности метаболических и вегетативных процессов, связанной с переходом от одного уровня функциональной активности к дру­гому. Поэтому обе эти фазы вместе называют переходными, а процессы постепенной сонастройки метаболических и вегетатив­ных систем во время этих фаз — переходными процессами. Пере­ходные процессы обязательно присущи любой деятельности, что необходимо учитывать при планировании и организации труда и отдыха детей. Например, каждая школьная перемена — это сме­на вила деятельности, и она представляет собой почти сплош­ной переходный процесс, который продолжается и с началом следующего урока. Невозможно требовать от детей полной «отда­чи», пока не завершились переходные процессы в период враба­тывания, и так происходит на каждом уроке, т.е. после каждой перемены.

Возрастные особенности переходных процессов заключаются в том, что у детей они, как правило, короче, чем у взрослых. Это связа­но с целым рядом причин. Во-первых, у детей меньше размеры тела и всех их органов, а значит, и меньше инерция. Во-вторых, у детей относительно выше тонус активирующего симпатического отдела вегетативной нервной системы и, наоборот, снижен то­нус парасимпатического отдела. Благодаря этому дети быстрее переходят с более низкого на более высокий уровень функцио­нальной активности. В-третьих, детский организм не предраспо­ложен к масштабному использованию своих резервных возмож­ностей, поскольку это может значительно нарушить гомеостаз. Си­стемы поддержания гомеостаза у детей работают с несколько большим напряжением, поэтому в их организме имеются своего рода нейрогормональные «ограничители» (механизмы утомления), не позволяющие чрезмерно перегружать организм. Поэтому от­клонения в гомеостазируемых параметрах у детей обычно бывают намного меньше, чем у взрослых. Благодаря этому процессы вос­становления после окончания работы протекают у них обычно быстрее. (Следует отметить, что если внешнее воздействие, на­пример психологическое давление со стороны учителей и родите­лей, вызовет у ребенка столь же значительные, как и у взрослого, отклонения гомеостаза, то процессы восстановления у него будут идти намного медленнее).

Возрастные особенности поддержания устойчивых состояний. Следует отмстить, что ребенок раннего возраста может поддер­живать такое состояние только на минимальном (базальном) уров­не функциональной активности. Ребенок первые 3—4 года живет в непрерывных переходных процессах, ни о какой устойчивой дея­тельности здесь говорить не приходится. Первые, очень короткие, не более 10—12 мин, эпизоды устойчивого состояния могут на­блюдаться при умственной деятельности у ребенка старше 4 лет. Для мышечной деятельности характерно отсутствие устойчивых состояний у детей до завершения полуростового скачка, т.е. до

6—7 лет. Это обусловлено спецификой работы управляющих не­рвных центров, а также организацией метаболических процессов в самих скелетных мышцах. Только с 7 лет можно постепенно при­учать ребенка к выполнению достаточно длительной мышечной работы и только в том случае, если интенсивность работы опти­мальна. При этих условиях ребенок к 8—9 годам способен обу­читься устойчиво выполнять нагрузку в течение десятков минут (умеренный бег, езда на велосипеде, лыжи и т.п.).

Утомление, его стадии, проявления и механизмы. Длительное выполнение работы неизбежно ведет к утомлению. Это состояние знакомо каждому человеку с детства. Слово «устал» — одно из первых, появляющихся в лексиконе детей уже в 2—3 года. Устал — значит «не могу больше делать это дело», а вовсе не «ничего не могу делать». Переключение на другой вид деятельности — одна из лучших форм преодоления утомления, о чем писал еще в XIX в. наш выдающийся физиолог И.М.Сеченов.

До настоящего времени не прекращаются споры о том, где в организме то «место», в котором накапливается утомление. Одни физиологи убеждены, что все дело в нервных центрах, которые истощаются и не могут более продолжать посылать управляющие импульсы к органам-исполнителям. Другие настаивают на том, что утомить нервную клетку крайне трудно, а причина утомления лежит исключительно в сдвигах гомеостаза, несовместимых с про­должением работы. Третьи считают, что утомление — процесс пе­риферический, означающий истощение тех клеток и тканей, ко­торые несут на себе основные тяготы выполняемой деятельности.

В последние годы стало складываться представление о том, что все эти три утверждения по-своему верны, но применить их для объяснения феномена утомления можно лишь с учетом конкрет­ного вида деятельности и параметров нагрузки: ее интенсивно­сти, объема, а также от условий, в которых происходит деятель­ность.

Утомление — процесс фазный, как и многие другие процессы в организме человека. В первой фазе возникает некоторое на­пряжение в деятельности физиологических систем. Устойчивое со­стояние может еще не нарушиться, но поддерживать его стано­вится все труднее. Только современные математические приемы обработки результатов физиологических исследований с помощью компьютеров позволили «увидеть» эту фазу утомления.

Во второй фазе уже отчетливо видны нарушения устойчи­вого состояния (рис. 32). При мышечной деятельности это прояв­ляется в несогласованном снижении одних показателей и повы­шении других. Например, потребление кислорода может начать снижаться, а объемная скорость дыхания при этом возрастать. Это явный признак снижения эффективности и разбалансировки в деятельности вегетативных систем, характерный для утомления.

50 ударов

100 80 60

к.

140 120 100

so

60

х х s

X

3

я

120

& с

Восстановление

------- И«------

Покой     Работа

Рис. 32. Различие в динамике частоты со крашений сердца при легкой и тяжелой работе

 

При этом работа по-прежнему выполняется в том же объеме, с прежней интенсивностью: компенсаторные механизмы все еще справляются с удержанием необходимых функциональных свойств мышн. При умственной работе эта фаза обычно проявляется в уве­личении числа ошибок, т.е. опять же в снижении эффективности, при сохранении скорости работы.

Третья фаза — срыв устойчивого состояния. Разбалансиров-ка в работе вегетативных систем быстро нарастает, их эффектив­ность резко падает, и вслед за этим наступает отказ от работы («Не могу!»). Умственная работа, не требующая столь больших энергети­ческих ресурсов, может при этом и продолжаться, однако ее неэф­фективность делает ее продолжение совершенно бессмысленным.

Таким образом, чем дольше не наступает утомление при опре­деленном уровне нагрузки либо чем выше уровень нагрузки, при котором наступает утомление, тем выше работоспособность чело­века.

Особенности утомления у детей исследованы мало, и это по­нятно, учитывая, сколь сложны и небезопасны для здоровья мог­ли бы быть подобные исследования. Тем нс менее известно, что пределы колебаний разнообразных характеристик гомеостаза у детей существенно уже, чем у взрослых, и это — один из факто­ров большей утомляемости детей. Второй фактор — незрелость нервных центров. Третий фактор — незрелость периферических органов и тканей. По крайней мере установлено, что скелетные мышцы морфологически и функционально созревают до уровня,

при котором организм способен противостоять утомлению при умеренных нагрузках, когда возраст ребенка достигает 6—6,5 лет, а утомление от нагрузок большой мощности у детей младшего школьного возраста наступает в 20 раз быстрее, чем у старше­классников.

Признаками утомления являются: потливость рук и лица, по­краснение лица, появление различных жалоб на самочувствие («бо­лит голова», «живот» и т.п.). В тяжелых случаях (при переутомле­нии) могут наблюдаться вегетативные расстройства, бледность, тошнота и рвота, обмороки. Одним из факторов утомления может быть гипогликемия (снижение концентрации сахара в крови), а при (риз и чес кой работе — дегидратация организма, поэтому в та­кой ситуации ребенку рекомендуется предложить теплое сладкое питье.

Работоспособность и факторы, ее определяющие. Несмотря на интуитивно очевидный смысл слова «работоспособность», точ­ного общепринятого определения этого понятия не существует. Ясно, что это слово означает способность выполнять работу, при­чем главным образом — длительную и объемную. Измерение объе­ма выполненной работы за фиксированное время служит достаточно надежным и широко используемым способом оценки работоспо­собности.

В то же время столь же очевидно, что чем интенсивней человек работает, тем быстрее он устает. Сумеет ли он при этом выпол­нить больший объем работы, чем тот, кто работает в более спо­койном темпе, если не ограничивать время испытания? Точные измерения, проведенные физиологами спорта, показали: нет, не сумеет. Менее интенсивная работа позволяет человеку выполнить значительно больший ее объем. Таким образом, наряду с объемом выполняемой работы для оценки работоспособности важно знать, какими резервами интенсивности обладает человек.

Некоторые исследователи предлагают определять работоспо­собность как способность противостоять утомлению. Однако глав­ным критерием утомления при этом может выступать лишь каче­ство (для умственной) и экономичность (для мышечной) работы. Поэтому третий параметр, который необходимо учитывать, — это качество, эффективность работы. Можно сделать очень много не­нужной продукции, брака, но это не будет показателем высокой работоспособности. Чем быстрее, интенсивнее производится ра­бота, тем большее количество ошибок допускает человек, тем менее экономично работают ею физиологические системы, во всяком случае, за пределами зоны оптимума.

Еще один из подходов к оценке работоспособности — выявле­ние возможности длительного удержания устойчивого состояния. Широко распространены также способы оценки работоспособно­сти на основании изменения функциональной активности вегста-

12   15    18   21   24 Время, часы суток

Рис. 33. Суточная динамика умственной работоспособности

 

тивных систем, например, по характеру реакции частоты пульса на стандартную нагрузку или по прибавке частоты пульса в ответ па увеличение интенсивности работы. Эти подходы больше каса­ются мышечной работоспособности, поскольку при выполнении умственной работы труднее выявить значительные изменения в деятельности физиологических функций.

Работоспособность зависит от множества факторов, как внут­ренних, так и внешних. Так, на фоне эмоционального подъема человек способен «горы свернуть», а в состоянии депрессии у него «все из рук вачится». Работоспособность напрямую связана с со­стоянием здоровья и функциональной зрелостью организма. Дети младшего школьного возраста гораздо менее работоспособны, чем старшеклассники и взрослые. Падает работоспособность также в период пубертата. Любое функциональное неблагополучие, стресс и хроническое переутомление крайне негативно сказывается на работоспособности. По этой причине измерение и оценка разно­образных показателей работоспособности — важный и широко распространенный прием в возрастной физиологии, школьной гигиене, валсологии. Простейшие способы оценки работоспособ­ности (умственной и мышечной) было бы полезно освоить учите­лям и родителям, это могло бы помочь им подбирать для детей адекватную их возможностям учебную и физическую нагрузку. На рис. 33 представлена типичная динамика работоспособности в те­чение суток.

 

49