yandex rtb 1
ГоловнаЗворотній зв'язок
yande share
Главная->Психологія->Содержание->9.3. Учение о высших психических функциях

Возрастная психология

9.3. Учение о высших психических функциях

Важнейшим положением культурно-исторической концепции развития человеческой психики, разработанной Л. С. Выготским, стало положение о социально-исторической обусловленности пси­хики человека и специфике ее развития в онтогенезе.

Исследователь считал, что специфика психического развития че­ловека заключается в том, что на протяжении жизни формируются высшие психические функции (ВПФ) — культурные, социальные. ВПФ противопоставлены натуральным функциям, врожденным человеку. В основе учения Л. С. Выготского о высших психических функциях лежат две гипотезы: об опосредствованном характере ВПФ, их особой структуре и о происхождении ВПФ (закон развития ВПФ). Высшие психические функции являются продуктом социального историчес­кого развития. Их появление обусловлено характером жизнедеятель­ности человека и его трудовой деятельности. Знаки и значения, опос­редствующие структуру ВПФ, функционально являются не чем иным, как психологическими орудиями психической деятельности челове­ка, аналогичными орудиям труда. Выготский считал, что в процессе исторического развития человек изменяет способы и приемы своего поведения, трансформирует природные задатки и функции, вырабаты­вает и создает новые культурные формы поведения. Примерами ВПФ являются: логическое мышление, произвольная логическая память, произвольное внимание. Психологическими орудиями выступают знаки, имеющие определенное социальное значение: речь, математи­ческие знаки, мнемотехнические средства. Использование знаков со­общает разумность и преднамеренность поведению и деятельности че­ловека. Высшие психические функции характеризуются «двойной социальностью» — по структуре (опосредствованы социальными зна­ком и значением) и по происхождению (возникают только в процессе общения и сотрудничества с другим человеком).

Л. С. Выготский считал, что ВПФ отличаются от натуральных по структуре и функциям, по свойствам и по происхождению.

128 ■ Возрастная психология. Конспект лекций

По структуре ВПФ отличаются от натуральных тем, что они опосредствованы, т. е. основаны на использовании культурных средств -— знаков и значений. Значения, в свою очередь, кристалли­зуют в себе опыт совокупной общественной практики. Знаки выс­тупают своеобразными психологическими орудиями, преобразую­щими сознание человека. Поэтому развитие сознания представля­ет процесс овладения системой знаков и значений. Основная функция ВПФ — внутренняя регуляция поведения человека, его отношений с окружающим миром посредством знаков. Благодаря этому деятельность человека становится разумной и преднамерен­ной, что означает действие в соответствии с сознательной целью. Как известно, у животных нет сознательной постановки целей (био­логический мотив совпадает с целью) и нет свободы выбора и по­становки целей [53]. Следствием являются все достоинства и все проблемы человеческог^существования, трудности в разрешении которых приводят к известному «бегству от свободы», описанному Э. Фроммом [94]. Свойства, отличающие высшие и натуральные психические функции, прямо вытекают из особой структуры ВПФ. Таких свойств три — произвольность, осознанность и систем­ность.

Произвольность означает следование цели (целенаправленность) и наличие средств для ее достижения. Новизна подхода Л. С. Вы­готского к проблеме произвольности состояла в переносе акцента на средства достижения цели. Сама направленность на достижение цели в отсутствие соответствующих средств еще не означает произ­вольности. Если есть цель, но нет средств, то поведение не будет, произвольным. Можно привести пример П. Я. Гальперина, исполь­зуемый им для различения произвольного и непроизвольного вни­мания: наблюдение за фокусником в цирке. Мы знаем, что чудес не бывает, есть только ловкость рук и хорошо отрежиссированный фокус с подменой предметов. Мы ставим перед собой цель — уви­деть подмену; но у нас нет средств контроля за поведением иллю­зиониста, неизвестно, когда произойдет подмена и как она будет осуществлена. Поэтому мы оказываемся непроизвольными в сво­ем поведении: поставив цель и следуя ей, не замечаем подмены, сколь пристально ни наблюдаем за поведением фокусника.

Осознанность — определяется значением, так как осознанно все, что может быть выражено в речи. Л. С. Выготский рассматривал речь как важный фактор развития сознания человека, полагая, что структура обобщения, заданная значением, определяет смысловое строение сознания.

______ Лекция 9. Культурно-исторический подход. Теория Л. С. Выготского '

Системность строения сознания как единство высших психи­ческих функций, обусловленное общей структурой обобщениязна" чений, раскрыта исследователем в учении о системном и смь1сл°-вом строении сознания (см. ниже).

Существенным различием высших и натуральных психических функций является их различный генезис (происхождение). В отли-чие от натуральных психических функций, ВПФ проходят особый путь развития, выраженный в законе их развития.

Закон развития ВПФ определяет генезис сознания. Согласно Л. С. Выготскому, «всякая ВПФ появляется на сцене дважды: сйача-ла как деятельность коллективная, социальная, т. е. как функция интерпсихическая; второй раз — как действие индивидуальное, как внутренний способ мышления ребенка, как функция интрапсйхи-ческая». В основе формирования ВПФ лежит сотрудничество ре-бенка со взрослым, общение в широком смысле слова. Хотя катего" рия «общения» в концепции Л. С. Выготского прямо не была заяв­лена, весь ход его рассуждений подводит читателя к выделению общения как процесса, в котором впервые складывается струкТУРа ВПФ, возникающих как средство воздействия и управления сйача" ла поведением партнера, а затем и собственным поведением.

Ученый указывал, что ВПФ есть «интериоризованные отноше­ния социального порядка». Собственно, в этом определении заклю­чено то, что делает Выготского не просто великим теоретиком и исследователем в истории психологии («Моцартом в психологи*1 »)> но и необыкновенно современным и эвристичным автором сегод­ня. По сути, закон развития ВПФ — это закон генезиса созна#ия> раскрывающий путь и закономерности возникновения психйчес" кого. ВПФ первоначально выступают в особой форме — форме со­циальной, коллективной деятельности, сотрудничества. Хотя 9 на' учно-понятийном аппарате Л. С. Выготского еще нет категории общения, она имманентно здесь присутствует. Как и в факторном подходе, ученый апеллирует к понятиям сознания, социальной сРе' ды, наследственности, но вместе с тем вводит иные принциИЬ1 и понятия, определяющие развитие. Одним из таких понятий й яв~ ляется понятие коллективной социальной деятельности и отноше~ ний. По существу, это и есть категория общения. Психические Ф°Р-мы деятельности впервые в особой форме возникают в отношеНиях между людьми и характеризуются использованием специальных средств организации процесса взаимодействия.

Психические функции не врождены и не возникают сам0 ПО себе, а лишь в особой ситуации общения и сотрудничества                 У

130 ■ Возрастная психология. Конспект лекций

людьми. И только потом они становятся психическим образова­нием. Обратимся к простой схеме процесса интериоризации. Возьмем исходный пункт развития психики ребенка — период новорожденности. Мы уже говорили, что младенец, характеризую­щийся полной беспомощностью, не выживет без постоянного со­трудничества со взрослым. Центром всякой младенческой ситуа­ции является взрослый. Все потребности ребенка удовлетворяются через взрослого и посредством включенности его в любую форму активности ребенка. Взрослый в процессе общения использует речь, ориентируется на значения вовлеченных в процесс общения пред­метов, т. е. при сотрудничестве с ребенком вводит в контекст обще­ния с ним знак. Таким образом, изначально социальная ситуация развития ребенка — это ситуация, где объективно присутствуют высшие психические функции. Ребенок ничего не умеет и не дела­ет сам, все формы его активности опосредованы взрослым. Особен­ность исходной стадии формирования ВПФ заключается в том, что объективно знак в сотрудничестве уже присутствует, а субъектно, т. е. для ребенка знак и его значение еще не выделяются и не выс­тупают предметом ориентировки. Деятельность оказывается опос­редствованной знаком еще до момента выделения его ребенком. Это возможно в силу того, что деятельность тесно совместная: не будь сотрудничества со взрослым, знак и значение остались бы скры­тыми для ребенка. Итак, первоначально знак присутствует объек­тивно в структуре сотрудничества, выступает для взрослого как средство организации деятельности ребенка, а для последнего знак — только одно из условий совместной деятельности.

Вторая стадия характеризуется тем, что ребенок начинает ори­ентироваться на знак. Например, взрослый одевает его и говорит: «Дай ручку», «Дай ножку». Ребенок протягивает ножку, взрослый его ласково журит: «Нет, я сказал, ручку». Волей-неволей ребенок начинает выделять значение знака. Ориентация на звуковую сто­рону речи обусловлена тем, что диапазон частот, соответствующий тембру человеческого голоса, является диапазоном максимальной сенситивности. Слуховой анализатор в силу своего строения обес­печивает наилучшее выделение звуков человеческой речи, состав­ляя наследственную предпосылку ее развития. Итак, ребенок выде­ляет сначала знак, а потом и его значение.

Далее начинается самое интересное. Ребенок обращает знак на взрослого для регуляции его поведения. В тот момент, когда он начинает активно использовать знак для привлечения внимания взрослого и воздействия на его поведение, можно говорить об объек-

I

______ Лекция 9. Культурни-исторический подход. Теория Л. С, Выготского ■ 131

тивировании структуры ВПФ в его собственном поведении. Одна­ко ВПФ еще не интериоризованы. Например, когда ребенок лезет, куда не надо, вы говорите «Нельзя» и грозите ему пальцем. Он подчиняется, ориентируясь на значение речевого знака. И вот в какой-то момент, когда вы что-то делаете, он грозит пальчиком уже вам и говорит «Нельзя». Это переходная стадия, когда ребенок уже использует знак для регуляции поведения партнера, но еще не ре­гулирует собственного поведения.

На следующем этапе становления структуры ВПФ ребенок ис­пользует знак для регуляции собственного поведения. Например, мальчика просят убирать свои игрушки. Он собирает игрушки в машину, нагружает ее, везет и сгружает. Родители хвалят его: «Мо­лодец, Миша!» И наконец, ребенок собирает игрушки, ему очень не хочется это делать и он сам себя подбадривает: «Вези, вези, Миша, молодец!» Здесь ВПФ не просто объективированы в деятельности ребенка, а становятся психологическим новообразованием: поведе­ние опосредствовано знаком, выполняющим функцию его регуля­ции, и приобретает свойство осознанности. Итак, схематически кар­тину становления ВПФ можно представить следующим образом. Взрослый вводит знаки и значения в контекст общения с ребенком, который постепенно выделяет их, начинает использовать знак для регуляции сначала поведения взрослого, а затем — собственного по­ведения.

Далее Л. С. Выготский выделяет две линии развития ВПФ. Пер­вая — интериоризация психических функций. Вторая — развитие значений.

Первая линия — интериоризация психических функций. Воп­рос об интериоризации один из наиболее сложных в психологии. Так, в концепции Ж. Пиаже интериоризации подлежат схемы дей­ствий, создающие основу формирования логических операций. Ин­териоризация в понимании Л. С. Выготского — это процесс перехо­да знака из внешнего во внутренний план.

D

Параллелограмм развития памяти. Исследование проведено А. Н. Леонтьевым под руководством Л. С. Выготского в 1972 г. Первая серия. Испытуемому предлагается список из 10 слов, кото­рые надо запомнить. Опыт был проведен с детьми разного возрас­та: 4, 7 и 15 лет. Оказалось, что результаты четырехлеток крайне низкие, дети семи лет воспроизводят больше слов, а самые высо­кие показатели — у 15-летних. Во второй серии ребенку предло­жили использовать для запоминания карточки. Сам же способ

51

132 ■ Возрастная психология. Конспект лекций

запоминания и использования картинок испытуемым не разъяс­няли. На соответствующем графике, получившем название «па­раллелограмм развития памяти», можно видеть, что максималь­ный прирост развития памяти приходится на старший дошколь­ный возраст, тогда как у младших дошкольников и подростков практически разницы нет. Причина кроется в процессе интерио­ризации. Младшие дошкольники картинки в их знаковой функ­ции как средства организации мнемической деятельности еще не используют. Старшие дошкольники уже могут использовать вне­шние знаки, что и приводит к повышению эффективности запо­минания. Подростки и в первой, и во второй сериях пользуются мнемотехническими средствами для организации запоминания и воспроизведения. Однако это уже внутренние средства. Паралле­лограмм развития памяти ярко демонстрирует первую линию развития ВПФ — процесс интериоризации средств запоминания.

В чем смысл и значение закона интериоризации Л. С. Выгот­ского, в чем его общепсихологическое значение? Вспомним класси­ческую психологию, где предметом полагалось сознание. Изначально сознание понималось как имманентно существующая реальность, некое пространство, заполняемое ощущениями, образами, понятия­ми. Выделяли зону ясного видения и периферию сознания. Про­цесс интериоризации понимался как процесс заполнения информа­цией уже существующего пространства сознания. Решение пробле­мы самого возникновения сознания лежало в плоскости признания его изначального существования как особой реальности. Л. С. Вы­готский показал, что сознание не существует от момента рождения, а созидается, формируется в процессе интериоризации. Основное значение закона ВПФ заключается в том, что был раскрыт процесс формирования человеческого сознания. ВПФ составляют внтурен-ний план человеческого сознания. А. Н. Леонтьев говорил о значе­нии закона развития высших психических функций как о прорыве солипсизма сознания. Объяснение сознания через сознание, замы­кание исследования в кругу явлений сознания, самопорождающих­ся и самообъясняющих, характерно для психологии того времени. Известное выражение Декарта «я мыслю, следовательно, я суще­ствую», т. е. сомнение в существовании реальности мира порожда­ет уверенность в том, что существование моего сознания бесспорно, в то время как все остальное может быть фикцией. Л. С. Выготс­кий впервые установил конкретный путь формирования сознания.

Закон развития высших психических функций позволяет сфор­мулировать ряд теоретических выводов и положений:

______ Лекция 9. Культурно-исторический подход. Теория Л. С. Выготского ■  133

■        об изначальной социальности ребенка. Развитие происходит как движение от одной формы социальности к другой. Индивиду­ альное есть результат процесса социализации;

■        о роли общения. Общение и сотрудничество со взрослым пред­ ставляет собой основу и необходимое условие психического раз­ вития;

■        о новом понимании процесса интериоризации как формирова­ ния внутреннего плана сознания.

Вторая линия развития — это развитие значений, в основе ко­торого — изменение структуры обобщения. Здесь выделены три ступени: 1) синкреты (обобщение по случайным субъективным признакам); 2) комплексы (обобщения по объективным фактичес­ким, но несущественным признакам); 3) понятия (обобщения по существенному объективному признаку).

Закон развития ВПФ определяет новое понимание роли среды в развитии. Закон среды утверждает, что социальная среда есть источ­ник развития. Высшие психические функции социальны по струк­туре в силу опосредствованности знаком и значением и формиру­ются прижизненно в сотрудничестве с взрослым как носителем со­циокультурного опыта. Высшие психические функции, согласно Л. С. Выготскому, не даны от рождения, а заданы как «идеальная форма» высших родовых способностей человека. Такое понимание закономерностей психического развития в онтогенезе обусловливает принципиально новое понимание роли среды в психическом разви­тии ребенка. Социальная среда является источником психического развития ребенка, поскольку содержит систему культурных средств, знаков, эталонов, овладение которыми обеспечивает развитие выс­ших форм психической деятельности человека.

Исследование среды как детерминанты развития для ученого выступало как исследование роли среды в психическом развитии ребенка. В теории Л. С. Выготского среда и ребенок не противопос­тавляются друг другу как две изначально различные сущности. Сре­да никогда не является для ребенка внешней, он развивается в един­стве его связей и отношений с социальной действительностью. Для выявления роли среды в развитии необходимо выявить активно-дей­ственную позицию ребенка в отношении среды. Выступая как отно­шения между ребенком и его окружением, социальная ситуация раз­вития имманентно предполагает активность самого ребенка в пост­роении этих отношений. «Единицей» отношений личности и среды в развитии, воплощающей активно-действенную позицию ребенка, Л. С. Выготский считал переживание как «внутреннее отношение

134 ■ Возрастная психология. Конспект лекций

ребенка как человека к тому или иному моменту действительности» [26]. Характер и содержание переживания определяют, какое влия­ние на развитие ребенка оказывают особенности среды. Именно ха­рактер переживания ребенком своих отношений со средой является «ключом» к пониманию хода его психического развития.

 

34